О монашестве

Софроний, епископ Могилевский

Говоря о монашестве, необходимо сказать о причине этой особой, необычной, на первый взгляд странной иноческой жизни. Из Св. Писания мы знаем, что первозданный человек был в единении, в союзе с Богом, имел райское блаженство. Нарушителем этого союза стал сам человек, который преступил, нарушил заповедь Божию, в результате чего грех вошел в природу человека и благая человеческая воля уклонилась ко злу. И сам человек по своей греховности и немощи уже не мог восстановить этот союз. По выражению блаженного Августина, душа человека по природе христианка, и она стремится к своему первообразу, как ребенок к матери.

Искра Божества, оставшаяся в человеке, напоминает ему о потерянном блаженстве и побуждает снова искать его. Проходили многие тысячелетия безуспешных трудов и исканий. И вот, в определенное Промыслом Божиим время в мир пришел Сын Божий, Который указал страждущей душе путь к единению с Богом. Он говорил: «Я есть Путь, Истина и Жизнь». «Кто хочет идти за Мной, возьми крест свой и следуй за Мной». И те, кто хотел войти в вечный союз с Богом, шли за Христом. Они помнили наставления возлюбленного ученика Христова св. Иоанна Богослова, который предостерегал христиан от любви к миру сему, говоря: «Не любите мира, ни того, что в мире; кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (Ин. 2.15) и что «весь мир лежит во зле» (Ин. 5.19).

И эти слова являются основанием для христианского аскетизма, требующего отречения от наслаждений греховными благами мира и духовной борьбы с поврежденной грехом страстной природой человека. Поэтому многие последователи Христа, зная, что все мы на этой земле странники и пришельцы (Евр. 11.13), оставляли шумные города и селения, уходили в уединение, в пустыню и там, в подвиге поста и молитвы, очищали свое сердце от греха, приближались к Богу, возрождали в своей душе образ и подобие Божие. Подвиг послушания, молитвы и поста, отречение от своей воли издревле составляют высокую отличительную черту подвижников благочестия и служат необходимым и существенным признаком угодного служения Богу, живой веры в Него и горячей молитвы к Нему.

Таким образом, стремление к миру духовному и божественному, непрестанное желание и жажда сердца живого общения с горним миром, непрестанное стремление войти туда – вот сущность монашества, сущность, которая должна составлять неотъемлемую черту жизни каждого истинного христианина. Монашество с его отречением от земного и мирского далеко не всеми воспринимается правильно. Современному человеку трудно понять, почему кто-то оставляет все «радости и утехи» житейские и удаляется за монастырские стены. Монастырь - это место особых, невидимых для человеческого глаза подвигов, это место постоянной борьбы с греховным началом в себе. Многотруден подвиг иночества.

Непросто порвать все нити, связывающие с земным миром, отречься от собственной воли, изменить многолетние греховные привычки, сменить свободу своего «я» на строгое монашеское послушание, на постоянное понуждение к трудам и молитве. Велик и спасителен был и есть монашеский подвиг для тех, кто его избрал и достойно несет в своей жизни. Конечно же, без помощи Божией, без благодати Божией все усилия и самые благие намерения будут неисполнимы. Только всеукрепляющая помощь Божия может совершить этот внутренний духовный подвиг в человеке. Монашество не есть какой-то особый род духовной жизнедеятельности человека, но это то самое христианство, которое требует от человека совершенной духовной жизни, подвига в самом высоком смысле: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое, раздай нищим и следуй за Мной» (Мф. 19.21).

Этими словами Христос призывает христиан к духовному совершенству. Однако не каждый способен решиться на полную Нестяжательность, воздержание и самоотвержение. Это возможно тому, кому дано, кто обладает глубокой верой и горячей любовью ко Христу, как учит св. Евангелие. В Евангелии говорится: непрестанно молитесь. А непрестанно молиться можно только в уединении от мира. Духовная жизнь в монашеской общине - это самая верная жизнь по Евангелию. Монашеские обеты - это обновление обетов крещения. «Все, что в мире, – говорит возлюбленный ученик Христов, – похоть плоти, похоть очес и гордость житейская» (Ин. 2.16).

Это тройственное зло может быть побеждено целомудрием, нищетою и послушанием, И поэтому монашество всегда требует исполнения трех обетов: девства, не стяжания и послушания. Таким образом, монашество – это есть добровольный, сознательно избранный подвиг с целью приближения к Богу, скрепленный обетами нестяжания, девства и послушания. Монашество есть лучший цвет христианства. По выражению преп. Иоанна Лествичника, свет для монахов – Ангелы, а свет для мирских людей – монашеское житие. Монашество, возникшее на раннем этапе истории христианства, получило широкое распространение в Церкви Христовой.

В конце III века преп. Антонин Великий стал основателем отшельнической жизни монахов, а в IV веке Пахомий Великий был основателем общежительного монашества. Все разновидности монашеской жизни имеют одну цель – очищение души от греха и приближение к Богу. Огромное значение в истории всего монашества имеет Святая Гора Афон. Размышляя о значении Св. Горы, где иноки денно и нощно служат Богу и молятся за весь мир, святитель Порфирий Успенский говорил: «Святая Гора в идее есть жилище ангелов и небесных людей, божественный университет е иной мудростью. Там не толкуют Святое Писание, а исполняют его на деле». Русское монашество в первое время своего зарождения при преподобных Антонии и Феодосии Печерских было тесно связано с афонским монашеством. Как образец монашества, Афон не утратил своего значения для России и в последующее время.

Известно, что с первых лет принятия христианства монашество пришлось по душе русскому народу. Монашество и христианство совпадали в сознании народа, и это глубоко укоренилось на Руси. В XVII веке архидиакон Павел Алеппский, посетивший с Антиохийским патриархом Макарием Москву, писал, что русские превосходят своей набожностью самих пустынножителей – настолько велико их терпение и постоянство в вере, в любви к богослужению.