«Жизнь духовная - особый мир, в который не проникает мудрость человеческая»

Варвара Каширина

О книге святителя Феофана «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться»

В домашней библиотеке у многих есть книга святителя Феофана «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться?» Само название настраивает читателя на разговор о духовных предметах, о вопросах веры и духовного совершенствования. Эта книга написана в форме писем святителя Феофана к своему духовному чаду, молодой девушке, которая советуется с духовником по всем вопросам своей внутренней жизни.

Долгое время имя адресата оставалось неизвестным. Но благодаря многолетним исследованиям эксперта Научно-редакционного совета по изданию Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского, А.Е. Лукьяновой [1] стало известно имя и биография девушки. Екатерина Александровна Арнольди родилась в 1851 году в семье начальника первой Драгунской дивизии Новороссийского Драгунского полка капитана Александра Александровича Арнольди и Елизаветы Алексеевны, в девичестве Броневской.

Уже в первых письмах святитель Феофан пишет о сущности духовной переписки: «Обещаете быть откровенною. Добре! Откровенность – первое дело в переписке, иначе нечего было ее и затевать. И пишите всегда сплеча – все, что есть на душе, и особенно пополнее излагайте вопросы, которые зашевелятся в голове и станут настойчиво требовать решения. Тогда и решения будут приниматься, как земля жаждущая принимает воду» [2].

После тихой деревенской жизни у Екатерины Александровны от многообразных впечатлений, от толкотни в многомятежной Москве «рябит в глазах» [3]. Она пишет святителю, что внешняя суета является выражением внутренней: «все впопыхах спешат, гонятся за чем-то, чтоб уловить, и никто ничего не успевает поймать. Случилось мне пройти людною улицею или местом – какая там суматоха и суета! Но смотрю потом: и в домах то же, то же, вероятно, и в душах у них. И ума не приложу: ужели так можно жить? И вот что еще вижу: что тут друг друга теснят, вяжут и тиранят, никто своей воли и свободы не имеет» [4].

Полноценная жизнь, по мнению святителя, возможна только тогда, когда гармонично развиваются все стороны жизни человека – телесная, душевная и духовная, ибо «тогда, как все силы наши бывают в движении и все потребности удовлетворяются, человек живет. А когда у него в движении только одна частичка сил и только одна частичка потребностей удовлетворяется, то эта жизнь – не жизнь» [5].

Письма Екатерины Александровны – искренние, очень подробные − исполнены доверия и уважения к своему наставнику. Она старается обсуждать все движения сердца, которые ее смущают. Например, в одном из писем она замечает: «пробовала удержать свои мысли на серьезном и никак не смогла. Думала, что это зависит от моей непривычки рассуждать, и взяла хорошую книгу, чтоб при помощи ее держать ум о дельном рассуждающим, – и тут то же. Ум все отбегает на сторону и все к пустякам. Наконец, я и совсем задумалась – и где-где не была и каких историй не наплела» [6].

Святитель Феофан постоянно обращает внимание ученицы, что «по естественному назначению человек должен жить в духе, духу подчинять и духом проникать все душевное, а тем паче телесное – а за ними и все свое внешнее, то есть жизнь семейную и общественную. Се – норма!» [7]

Относительно рассеяния помыслов есть два правила:

1) как только заметите сие блуждание, ворочайте мысли назад, и

2) сознательно не позволяйте мыслям шататься [8].

Собственный духовный опыт ученицы подтверждает слова ее наставника: «Пишете, что помолились усердно – и тотчас успокоились, получив внутри уверение, что будете изъяты из того, что Вас томило; а потом и самым делом то устроилось. Вот и выходит, что верно мое сравнение молитвы сердечной с телеграфом, невидимо к небу проведенным по той стихии. Из Вашего сердца пошел удар или луч к небу, по той же линии или таким же лучом с неба пришло к Вашему сердцу в ответ то, что Вам нужно было. Так и всегда бывает со всеми из сердца исходящими молитвами. Исполнение и такой молитвы не всегда тотчас последует, а услышание ее совершается тотчас. Не нарадуюсь, что так было с Вами. Даруй, Господи, чтоб так бывало с Вами и почаще. Припомните, как Вы тут молились, и всегда старайтесь так молиться, чтоб молитва шла из сердца, а не языком только произносилась и умом мыслилась» [9].

Святитель Феофан во многих письмах говорит о том, что христианину нельзя быть теплохладным, он пишет о необходимости ревности и горения в духовной жизни: «Ревность же всегда горящая, постоянная и неутомимая бывает только по облагодатствовании духа нашего Святым Духом. Так вот, когда есть у Вас такая ревность, значит, и у Вас восстановлен дух и – только не угашайте его – он заберет в свои руки и душу, и тело, все потребности естества своего и все свои отношения житейские и гражданские и все направит к одному: Богоугождению и спасению» [10]. И в другом письме: «Когда вещь долго лежит под лучами солнца, она сильно нагревается; так будет и с Вами. Держа себя под лучами памяти Божией и под чувствами в отношении к Нему, Вы будете все более и более нагреваться неземною теплотою, а потом и совсем станете горячая, и не горячая только, но и горящая. И исполнится на Вас: огня приидох воврещи на землю сердец человеческих, и ничего столько не желаю, как того, чтобы он у всех поскорее возгорелся (cр. Лк. 12:49)»  [11].

Именно этот огонь непрестанного памятования о Боге «все в Вас пережжет и переплавит, иначе сказать, все одухотворять начнет, пока совсем одухотворит. Пока не придет тот огонек, одухотворения не будет, как ни напрягайтесь на духовное» [12].

Екатерина Александровна признается, что имеет «сильное желание к Богу приближаться» [13]. Для укрепления этого чувства святитель советует: «Навыкайте не тогда только о Боге думать, когда стоите на молитве, но и всякий час и минуту, ибо Он везде есть. От этого приливать будет покой в душу, сила на дела и упорядочение дел. Ваше желание теперешнее – к Богу более приближаться – осуществится вполне этим способом. Как стоящему на солнце, так о Боге всегда памятующему тепло бывает» [14].

Со временем девушка все больше времени посвящает молитве и чтению книг. После чтения святитель советует: «Заведите тетрадь и записывайте в нее мысли, какие породятся при чтении Евангелия и других книг, в таком порядке: Господь говорит в Евангелии то и то; из этого видно, что нам надобно поступать так и так; для меня это исполнимо в таких-то и таких-то случаях; буду так делать; помоги, Господи! Труд этот небольшой, а сколько от него пользы! Делайте же так. Мысль будет изостряться и окрыляться. Дух, движущийся в Писании, будет переходить в Ваше сердце и оживлять его. А это елей на раны!» [15]

Своей ученице святитель дает небольшие правила, которые помогут ей идти путем соблюдения заповедей и христианской жизни. Эти правила применимы и к жизни каждого христианина:

− навыкать непрестанному памятованию о Боге со страхом и благоговеинством [16];

− ничего не делать, что запрещает совесть, и ничего не опускать, что велит она делать, большое ли то или малое. Совесть всегда есть наш нравственный рычаг [17].

Внимание надо обратить на формирование следующих навыков:

1. Поопаситесь самомнения, оно – первый враг.

2. Страх и опасения да не оставляют Вас. Посреде сетей ходим. Враг никогда не искушает сразу очевидно худым, а обманывает более видимостями добра.

3. Нельзя Вам совсем устраниться от общества. Но от Вас зависит бывать более в таком, в котором менее развлечений. И в этом, когда бывать будете, внимания своего к Господу, близ и внутрь сущему, и памяти смерти, готовой взять Вас, не теряйте, сколько можете. Сердца своего не отдавайте под впечатления предлежащих приятностей от очей, слуха и других чувств.

4. Не бегайте, однако ж, людей и не угрюмничайте. В Вашем положении это неудобно, да и пользы от этого Вам не будет. Однако ж бывайте более с своими.

5. Духовные занятия − молитва, чтение и размышление – должны идти неопустительно каждый день.

6. Трудясь всеусильно, всю печаль Вашу об успехе возверзите на Господа. Уверенность в Боге – корень духовной жизни.

Со временем Екатерина Александровна, вняв словам святителя о том, что «жизнь духовная – особый мир, в который не проникает мудрость человеческая» [18], решила посвятить свою жизнь на служение Господу: «Решение произнесено, но когда и как его исполнить, на это надо пождание терпеливое. Нельзя рвануться вдруг при Вашей обстановке, когда все, как ожидаете, будет поперек. Родительское благословение – первое условие. Его надо выждать. Ждите и молитесь. Господь, вложивший в Вас такое благое намерение, Сам приведет его и в исполнение незаметным образом, как под гору скатываются санки. Сказывать не сказывайте, а, держа на душе одну мысль, всё молитесь Господу, чтобы Он привел в исполнение Ваше намерение, как знает Его премудрая воля» [19].

Мысли Екатерины Александровны все чаще склоняются к поступлению в монастырь, тем более что после смерти матери в 1877 году и отца в 1880 году она стала опекуншей своего младшего брата, который из-за родовой травмы в детстве сильно отставал в развитии. Но благодаря уходу и вниманию любящей сестры вырос вполне здоровым юношей и устроил свою жизнь.

Святитель Феофан не тянет в монастырь и не отговаривает от него: «Вы спешите в монастырь, будто на свободу и в рай. Точно, там полная свобода для духа, но не для тела и внешних дел. В этом отношении там полная связь, закон неотложный – не иметь своей воли. И рай там есть, но его находят, не всегда по цветистой шествуя дороге. Он воистину там находится, но загорожен терновниками и колючками, сквозь которые надо до него добираться. Этого, не исколовшись и не исцарапавшись, никто не достигает. Сие и имейте в виду и исправьте чаяния свобод и рая от монастыря» [20].

После чтения любого эпистолярия у читателя складывается определенный образ адресата, насколько искренне и доверительно звучат строки писем, насколько глубоко раскрывается перед нами человеческая душа. Свои впечатления о Екатерине Александровне Арнольди, многолетнем адресате святителя Феофана, мы можем сравнить с воспоминанием ее современника А.П. Беляева, мужа ее тетки Надежды Александровны Арнольди: «Прелестная собой, с правильными чертами лица, с чудными черными выразительными глазами, роскошными черными волосами, хотя небольшого роста, но превосходно сложенная, грациозная, живая в детстве, а потом серьезная и, надо прибавить, очень умная и мыслящая головка, она была бы красой всякого семейства, и отец ее очень верно назвал ее перлом семейства. Прекрасно воспитанная добродетельною матерью, она очень образованна и начитанна. Она, ко всему этому, была одарена восхитительным голосом, и с детства еще всегда пела, так что я называл ее нашим соловушком. Все вкусы ее с детства показывали ее нежное любящее сердце. Она особенно любила голубей, и отец доставал ей самых красивых и редких пород; под ее покровительством жили и благоденствовали и песцы, и кролики, и сурки, и она всех сама кормила; пара канареек производили у нее в клетке крошечных своих птенцов, которыми она любовалась. Позже ее отправили в Москву, где она училась музыке и пению, сперва у m-me Оноре, а потом усовершенствовалась у Гальвано. Голос ее был прекрасно обработан, и кроме искусства, превосходной манеры и вкуса, что не многим дается, он был так симпатичен, что проникал в самую глубину сердца. Назвав ее перлом семьи, отец не ошибся. Детские ее привязанности к маленьким животным перешли на любовь к человечеству и ко всему прекрасному и возвышенному. Живши в деревне, она, по советам доктора, лечила больных, сама перевязывала раны, и все болящие шли прямо к ней, не ожидая доктора; она учила крестьянских детей, что делала и юная сестра ее, по ее примеру, и жила и живет для одного добра, и всякая похвала, от кого бы то ни было, ее глубоко огорчает. Она тиха, кротка по правилам, хотя очень пылкого и горячего характера; я не слыхал, чтобы она в спорах, каких-либо домашних столкновениях когда-нибудь возвысила голос, который, прибавлю, был удивительно мелодичен. <…> замуж она не вышла, да, я думаю, она и не нашла бы себе достойного» [21].

Историкам о дальнейшей судьбе Екатерины Александровны ничего неизвестно. Тот факт, что с конца 70-х годов о ней пропадают всякие известия, возможно, указывает на то, что она избрала для себя путь служения Господу, и сведения о ней еще найдутся в архивных документах какого-то монастыря…

[1] Подр. см.: Лукьянова А.Е. Екатерина Арнольди – прототип главной героини книги «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться» // Феофановские чтения. Вып. VIII. Рязань, 2015. С. 116–121.

[2] Феофан Затворник, свт. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться: Собр. писем. − М.: Правило веры, 2009. С. 5.

[3] Там же. С. 6.

[4] Там же. С. 10.

[5] Там же. С. 8.

[6] Там же. С. 35.

[7] Там же. С. 53.

[8] Там же. С. 141.

[9] Там же. С. 64–65.

[10] Там же. С. 100.

[11] Там же. С. 221.

[12] Там же. С. 222.

[13] Там же. С. 134.

[14] Там же. С. 137.

[15] Там же. С. 135.

[16] Там же. С. 187.

[17] См. там же. С. 187–188.

[18] Там же. С. 293.

[19] Там же. С. 301–302.

[20] Там же. С. 308.

[21] Беляев А.П. Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном. СПб, 1882. Ч. II. Гл. XIII и XIV.