Преподобноисповедник Георгий (Лавров)

21 июня / 4 июля

Пре­по­доб­но­му­че­ник Ге­ор­гий, ар­хи­манд­рит (в ми­ру Лав­ров Ге­ра­сим Дмит­ри­е­вич) ро­дил­ся 28 фев­ра­ля 1868 (1867?) го­да в Елец­ком уз­де Ор­лов­ской гу­бер­нии в бла­го­че­сти­вой, со­сто­я­тель­ной кре­стьян­ской се­мье. Ге­ра­сим за­кон­чил все­го три клас­са шко­лы. Од­на­жды, ко­гда ему бы­ло 12 лет, он с ро­ди­те­ля­ми при­е­хал на Бо­го­мо­лье в Оп­ти­ну пу­стынь и по­до­шёл под бла­го­сло­ве­ние к стар­цу Ам­вро­сию. Ста­рец об­нял его за го­ло­ву, бла­го­сло­вил и ска­зал, что ему сле­ду­ет оста­вать­ся здесь. Но толь­ко с 1898 го­да, по­сле кон­чи­ны от­ца, Ге­ра­сим стал по­слуш­ни­ком Вве­ден­ской Оп­ти­ной пу­сты­ни, где в 1899 го­ду был по­стри­жен с име­нем Ге­ор­гий, и в 1902 го­ду ру­ко­по­ло­жен в иеро­мо­на­ха. Из­вест­но о его раз­но­гла­си­ях в во­про­сах управ­ле­ния ски­том со ски­то­на­чаль­ни­ком стар­цем Вар­со­но­фи­ем (Пли­хан­ко­вым), что вы­зва­ло в Оп­ти­ной раз­де­ле­ние в сре­де мо­на­хов — со­бы­тие до­се­ле там неслы­хан­ное.

С 1915-го по 1918-й го­ды отец Ге­ор­гий был на­сто­я­те­лем Ге­ор­ги­ев­ско­го мо­на­сты­ря в го­роде Ме­щовске Ка­луж­ской гу­бер­нии.

По­сле за­кры­тия мо­на­сты­ря в де­каб­ре 1918 го­да, ба­тюш­ка был об­ви­нён в «тай­ном за­го­во­ре» и «хра­не­нии ору­жия». Из Ме­щов­ской тюрь­мы ба­тюш­ку вме­сте с груп­пой аре­сто­ван­ных по­вез­ли в тюрь­му Ка­лу­ги, где их долж­ны бы­ли рас­стре­лять. Пе­ред этим от­цу Ге­ор­гию бы­ло чу­дес­ное ви­де­ние, по­сле ко­то­ро­го он уте­шил всех аре­сто­ван­ных, ска­зав, что они оста­нут­ся жи­вы. И, дей­стви­тель­но, их ва­гон по­че­му-то при­це­пи­ли к дру­го­му по­ез­ду, иду­ще­му в Моск­ву. По при­бы­тии в Моск­ву аре­сто­ван­ных по­ме­сти­ли в Та­ган­скую тюрь­му Моск­вы. По­ка про­из­во­ди­лось до­зна­ние, в 1919 го­ду вы­шла ам­ни­стия и рас­стрел был за­ме­нён пя­тью го­да­ми за­клю­че­ния.

До 1921 го­да ба­тюш­ка на­хо­дил­ся в оди­ноч­ной ка­ме­ре. В тюрь­ме он пе­ре­нёс опе­ра­ции. Тю­рем­ный док­тор Жи­жи­лен­ко (бу­ду­щий тай­ный епи­скоп Мак­сим) обу­чил его ме­ди­цин­ским на­вы­кам и ста­рец был по­став­лен на долж­ность са­ни­та­ра, бла­го­да­ря че­му имел до­ступ к са­мым раз­ным лю­дям, в том чис­ле и в ка­ме­ры смерт­ни­ков. Ба­тюш­ка ис­по­ве­до­вал и при­ча­щал же­ла­ю­щих, ста­рал­ся всех уте­шить и обод­рить. Ино­гда он со сле­за­ми уго­ва­ри­вал уми­ра­ю­щих ис­по­ве­дать­ся, ес­ли ви­дел, что че­ло­век ухо­дит из этой жиз­ни озлоб­лен­ным.

В Та­ган­ской тюрь­ме он по­лу­чил бла­го­сло­ве­ние на стар­че­ство от мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла (Смир­но­ва). Из тюрь­мы отец Ге­ор­гий был взят «на по­ру­ки» бу­ду­щим свя­щен­но­му­че­ни­ком Вла­ды­кой Фе­о­до­ром (Поз­де­ев­ским), ко­то­рый предо­ста­вил ему воз­мож­ность про­жи­ва­ния и слу­же­ния в воз­глав­ля­е­мом им Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре. Там ба­тюш­ка при­ни­мал мно­же­ство лю­дей в ке­лье при вхо­де в По­кров­скую цер­ковь. Хо­тя он был ма­ло­об­ра­зо­ван­ным, к нему шла ин­тел­ли­ген­ция, мо­ло­дёжь. «Зо­лот­це, зо­ло­той мой, де­точ­ка» — так он об­ра­щал­ся к лю­дям. Ста­рец имел дар раз­ли­чать ду­шев­ные и ду­хов­ные бо­лез­ни. У него ча­сто бы­вал Твер­ской ар­хи­епи­скоп Фад­дей (Успен­ский, па­мять 18 де­каб­ря).

Во вре­мя раз­но­гла­сий, воз­ник­ших из-за де­кла­ра­ции мит­ро­по­ли­та Сер­гия, отец Ге­ор­гий убеж­дал бра­тию не вно­сить но­вых раз­де­ле­ний в Цер­ковь и остал­ся на сто­роне За­ме­сти­те­ля Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля.

В мае 1928 го­да ба­тюш­ку аре­сто­ва­ли во вто­рой раз. Он был об­ви­нён в том, что «иг­рал роль стар­ца в чер­но­со­тен­ном мо­на­сты­ре, вёл ан­ти­со­вет­скую про­па­ган­ду сре­ди об­слу­жи­ва­е­мо­го кон­тин­ген­та».

Ба­тюш­ку при­го­во­ри­ли к трём го­дам ссыл­ки в по­сё­лок Ка­ра-Тю­бе Ураль­ской об­ла­сти (ныне Ка­зах­стан). Там он жил в тя­жё­лых усло­ви­ях, но уте­шал­ся со­вер­ше­ни­ем Ли­тур­гии в сво­ей хи­жин­ке. В ссыл­ке ба­тюш­ка за­бо­лел ра­ком гор­та­ни.

По­сле осво­бож­де­ния ста­рец по­се­лил­ся в Ниж­нем Нов­го­ро­де. С тру­дом уда­лось ду­хов­ным ча­дам най­ти для него ком­нат­ку. 21 июня (4 июля н. ст.) 1932 го­да по­сле при­ча­ще­ния Свя­тых Та­ин отец Ге­ор­гий скон­чал­ся и был по­гре­бён на мест­ном Буг­ров­ском клад­би­ще.

В ок­тяб­ре 2000 го­да бы­ли об­ре­те­ны свя­тые мо­щи стар­ца, ко­то­рые пе­ре­вез­ли в Свя­то-Да­ни­лов мо­на­стырь в Москве.

При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.


Тропарь, глас 2

Издетска монашескую жизнь возжелал еси, / преподобне отче Георгие, / в нейже любовь Христову стяжав, / пастырь добрый многим людем был еси, / последи же и изгнание претерпев, / венцем исповедничества украсился еси. / И ныне, предстоя престолу Святыя Троицы, непрестанно моли // спасти и просветити души наша.

Кондак, глас 4

Евангельским словом вооружився, / всяку скорбь жития сего тленнаго и непостояннаго претерпел еси, / утешая чад твоих любовию, яже во Христе Иисусе, / преподобне Георгие, Даниловская похвало, // моли Христа Бога спасти нас, чтущих тя.