Священноисповедник Георгий Троицкий, пресвитер

16 / 29 Октября
Свя­щен­но­ис­по­вед­ник Ге­ор­гий Алек­сан­дро­вич Тро­иц­кий ро­дил­ся в 1873 го­ду в се­ле Да­ри­щи Ко­ло­мен­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии. Окон­чил Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и учи­тель­ство­вал в цер­ков­но­при­ход­ской шко­ле Ни­ко­ло-Уг­реш­ско­го мо­на­сты­ря. В 1898 го­ду ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка. Отец Ге­ор­гий до 1903 го­да слу­жил в раз­лич­ных се­лах Сер­пу­хов­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти. В 1903 го­ду свя­щен­но­на­ча­лие на­зна­чи­ло его в Спас­ский храм се­ла Рай-Се­ме­нов­ское Сер­пу­хов­ско­го рай­о­на. Ка­мен­ная цер­ковь в этом се­ле стро­и­лась за два пе­ри­о­да с 1765 по 1783 год, ниж­ний при­дел был по­свя­щен свя­ти­те­лю Ди­мит­рию Ро­стов­ско­му. В Спас­ском хра­ме свя­щен­ник Ге­ор­гий Тро­иц­кий про­слу­жил до 1930 го­да и был по­след­ним в нем на­сто­я­те­лем. По­сле ссыл­ки свя­щен­ни­ка храм был за­крыт и ра­зо­рен. Бо­го­слу­же­ния воз­об­но­ви­лись в нем в 90‑х го­дах ХХ ве­ка.

Жи­те­ли сел Рай-Се­ме­нов­ское, Стан­ко­во и ря­да дру­гих, вхо­див­ших в при­ход Спас­ско­го хра­ма, в 1929 го­ду при­ня­ли ре­ше­ние о за­кры­тии церк­ви. 18‑лет­ний ком­со­мо­лец, пред­се­да­тель круж­ка мест­ных без­бож­ни­ков, на за­се­да­нии сель­со­ве­та по­ста­вил во­прос о во­вле­че­нии кре­стьян­ства в со­юз без­бож­ни­ков. То­гда же и был по­став­лен во­прос о за­кры­тии церк­ви.

На Рож­де­ство Хри­сто­во 1930 го­да сель­со­вет за­пре­тил от­цу Ге­ор­гию хо­дить по до­мам при­хо­жан. «На Рож­де­ствен­ские празд­ни­ки, – как рас­ска­зал впо­след­ствии отец Ге­ор­гий на до­про­се, – по­сле служ­бы я со­об­щил сво­им ве­ру­ю­щим о том, что есть слу­хи о за­кры­тии хра­ма, а так­же со­об­щил им, что есть по­ста­нов­ле­ние сель­со­ве­та, чтобы я на празд­ни­ках не хо­дил по при­хо­ду. Озна­чен­ное со­об­ще­ние я де­лал, чтобы по­ста­вить ве­ру­ю­щих в из­вест­ность. Так­же мною бы­ло ска­за­но о на­ло­гах, ко­то­рые на­ло­жи­ли на цер­ковь, и как нуж­но по­сту­пить, так как в церк­ви де­нег нет. На мои со­об­ще­ния ве­ру­ю­щие мне ска­за­ли, что как же мо­гут за­крыть цер­ковь, ко­гда есть ве­ру­ю­щие… про­си­ли ме­ня, чтобы я хо­дил по при­хо­ду. Но бо­ясь, чтобы не по­лу­чи­лось ка­кой непри­ят­но­сти, я их про­сил, чтобы они на­пи­са­ли за­яв­ле­ние. Здесь же за­яв­ле­ние бы­ло на­пи­са­но и под­пи­са­но ве­ру­ю­щи­ми».

В этих дей­стви­ях свя­щен­ни­ка вла­сти уви­де­ли ан­ти­со­вет­ское вы­ступ­ле­ние и на­ча­ли рас­сле­до­ва­ние об­сто­я­тельств слу­чив­ше­го­ся.
Пред­се­да­тель Рай-Се­ме­нов­ско­го сель­со­ве­та, вы­зван­ный 22 ян­ва­ря на до­прос, за­сви­де­тель­ство­вал, что «со сто­ро­ны на­ше­го свя­щен­ни­ка ан­ти­со­вет­ских вы­ступ­ле­ний не на­блю­да­лось».

Несколь­ко сви­де­те­лей ска­за­ли, что отец Ге­ор­гий при­зы­вал ока­зать со­про­тив­ле­ние на­ме­ре­ни­ям вла­сти за­крыть в се­ле храм. На до­про­се отец Ге­ор­гий ви­нов­ным се­бя не при­знал, за­явив, что «ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти не вел».
2 фев­ра­ля 1930 го­да свя­щен­ник Ге­ор­гий Тро­иц­кий был аре­сто­ван и за­клю­чен в Сер­пу­хов­ский ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой дом.
В ре­зуль­та­те рас­сле­до­ва­ния бы­ло со­став­ле­но об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, в ко­то­ром ви­на свя­щен­ни­ка бы­ла сфор­му­ли­ро­ва­на так: «В ян­ва­ре 1930 го­да свя­щен­ник Тро­иц­кий в Рай-Се­ме­нов­ской церк­ви с ам­во­на про­из­нес речь, в ко­то­рой жа­ло­вал­ся на пло­хое жи­тье, что цер­ковь за­да­ви­ли на­ло­га­ми и т.д. За­жи­га­тель­ные сло­ва Тро­иц­ко­го на­столь­ко по­дей­ство­ва­ли на при­сут­ству­ю­щих, что по­след­ние учи­ни­ли шум и де­ла­ли все­воз­мож­ные вы­кри­ки про­тив от­дель­ных пред­ста­ви­те­лей вла­сти. Вви­ду то­го, что по де­лу не со­бра­но до­ста­точ­но до­ка­за­тельств для пре­да­ния ви­нов­но­го су­ду, даль­ней­шее след­ствие пре­кра­тить, но, при­ни­мая во вни­ма­ние уси­лив­шу­ю­ся ак­тив­ность и со­про­тив­ле­ние клас­со­вых вра­гов и со­ци­аль­ную опас­ность об­ви­ня­е­мо­го, в по­ряд­ке по­ста­нов­ле­ния ВЦИК от 20 мар­та 1924 го­да, объ­яв­лен­но­го в при­ка­зе ОГПУ № 142 от 2 ап­ре­ля 1929 го­да, де­ло по об­ви­не­нию Тро­иц­ко­го Ге­ор­гия Алек­сан­дро­ви­ча на­пра­вить в Осо­бое Со­ве­ща­ние при кол­ле­гии ОГПУ для вне­су­деб­но­го раз­би­ра­тель­ства».

23 фев­ра­ля 1930 го­да был вы­не­сен при­го­вор: вы­слать через ОГПУ в Се­вер­ный край на три го­да.
По­сле эта­па в ав­гу­сте 1930 го­да отец Ге­ор­гий вме­сте со свя­щен­ни­ком Алек­сан­дром Дер­жа­ви­ным, так­же вы­слан­ным ОГПУ в Се­вер­ный край, по­се­ли­лись на жи­тель­ство в де­ревне Усть (верст 35 от Усть-Циль­мы).

По при­ез­де ока­за­лось, что хра­ма в се­ле нет, жи­вут рас­коль­ни­ки ста­ро­об­ряд­цы. Квар­ти­ра, в ко­то­рой по­се­ли­лись свя­щен­ни­ки, при­гля­ну­лась мест­но­му учи­те­лю, по­это­му ду­хо­вен­ство за­ста­ви­ли с нее съе­хать и ис­кать но­вую.

Ра­бо­тать устро­ить­ся бы­ло негде, тя­же­лую физи­че­скую ра­бо­ту по воз­рас­ту отец Ге­ор­гий вы­пол­нять не мог. Жи­ли в боль­шой нуж­де и тес­но­те. По­рой есть бы­ло со­всем нече­го. На при­сы­ла­е­мые день­ги ку­пить что-ли­бо бы­ло негде.

6 ав­гу­ста 1931 го­да отец Ге­ор­гий за­бо­лел. Про­шло несколь­ко дней, бо­лезнь уси­ли­лась: от­кры­лась силь­ная рво­та, боль в жи­во­те. Отец Ге­ор­гий пе­ре­стал есть и пить. В та­ком со­сто­я­нии он про­ле­жал несколь­ко дней. Отец Ге­ор­гий мед­лен­но уга­сал, и 29 ок­тяб­ря 1931 го­да он умер, пред­по­ло­жи­тель­но от брюш­но­го ти­фа.

По­хо­ро­ни­ли его в се­ле Усть. Все вре­мя бо­лез­ни за ним уха­жи­вал свя­щен­ник Алек­сандр Дер­жа­вин, ко­то­рый и по­за­бо­тил­ся о его по­гре­бе­нии. Чтобы рас­счи­тать­ся за гроб, при­шлось про­дать мест­ным жи­те­лям под­ряс­ник и са­по­ги от­ца Ге­ор­гия. Отец Алек­сандр от­пе­вал его, в дни па­мя­ти хо­дил слу­жить па­ни­хи­ду на его мо­ги­лу. Ме­сто по­гре­бе­ния свя­щен­но­ис­по­вед­ни­ка Ге­ор­гия те­перь неиз­вест­но.