«Киево-Печерская лавра сегодня остается оплотом канонического Православия на украинской земле. И не только на украинской земле»

Патриарх Кирилл

27 июля 2018 года на телеканале «Интер» проходит многочасовой телемарафон «Наша вера», посвященный 1030-летию Крещения Руси. В канун Дня Крещения Руси к телезрителям обратился Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Святой преподобный Антоний, а потом и Феодосий — это те, кто основал и развил монашескую жизнь в Лавре. Они перенесли на Русь традиции афонского монашества. Трудно даже себе представить, как бы развивалась вообще монашеская жизнь на Руси, если бы не этот подвиг двух святых угодников. Но вместе с этими традициями афонскими — литургическими традициями, культурными традициями (когда я говорю о культурных, я имею в виду внешнее проявление религиозности — облачение, строй богослужения и т.д.) — вот вместе со всеми как бы внешними формами, заимствованными на Афоне, они перенесли дух Афона, я бы сказал так, систему монашеских ценностей. Они сформировали философию общежительного бытия русских монахов на основе опыта Святой Горы Афон. И все то, что потом произошло в истории развития монашеской жизни на Руси, связано как раз с бытием Киево-Печерской лавры. Она являлась примером. Она являлась флагманом развития всей монашеской жизни. И поэтому ее значение историческое трудно переоценить.

Но, я хочу сказать, ее значение и сегодня невозможно переоценить, потому что она продолжает те великие традиции, которые были восприняты святыми преподобными Антонием и Феодосием. Продолжает их удивительно достойно, и уже применительно к вызовам нашего времени она осуществляет дерзновенно, мудро и благочестиво свое служение на благо всего русского Православия.

Когда я говорю «русский», я не имею в виду россиян. Я имею в виду русских в том смысле, как нас понимала древняя Византия, из которой мы и получили веру православную.

Византийцы называли «россами» всех, кто жил на просторах от северного берега Черного моря до берега Балтийского моря. Вот этот народ, который уже в то время был многонациональным, потому что разные были племена — и славянские племена, и норманнские племена — вот весь этот, еще раз хочу подчеркнуть, многоэтнический народ, византийцы называли «россами». В переводе на наш язык — «русскими».

Сегодня ведь очень сложная ситуация на Украине. Сложная в том смысле, что враг рода человеческого пытается посеять плевела и разделить Православие на Украине. И если посмотреть на то, что происходит даже чисто с социологической точки зрения, что происходит в этой сфере, то можно убедиться в том, что люди, глубоко укорененные в традиции Русской Православной Церкви, опять-таки в том понимании Русской, о котором мы только что сказали, эти люди ведь никуда из Церкви не уходят. Они исповедуют свою веру вплоть до того, что иногда это исповедание сопровождается физическим, духовным и моральным ущербом для людей. Но преданные чада Церкви нашей ревностно осуществляют свое служение. И для большинства из них, может, даже для всех тех, кто это исповедование сегодня несет, пример Киево-Печерской лавры, духовный опыт, который люди почерпают в монастыре святых Антония и Феодосия Печерских, является несомненно огромной духовной силой.

Киево-Печерская лавра сегодня остается оплотом канонического Православия на украинской земле. И не только на украинской земле.

Я, начиная с 2009 года до 2013 года, посещал Киев каждый год. И каждый год я служил в Киево-Печерской лавре. Перед моим взором стоит эта замечательная картина, как православный народ встречал Патриарха во вратах Лавры, как сопровождала меня многочисленная толпа верующих людей, которые от всего сердца кричали: «Кирилл — наш Патриарх!». Это было тогда уже очень важным свидетельством нашего духовного единства.

Богослужения в Лавре всегда проходили для меня совершенно особенно. Я, во-первых, чувствовал свою сопричастность этой великой тысячелетней истории. Я понимал, на каком месте мы совершаем Литургию — на том самом, где воссияла вера православная для всей Руси, в Киеве — матери городов русских, в Киево-Печерской лавре на берегу Днепра. И, конечно, молитва с епископатом Украинской Церкви, молитва с большим количеством монашествующих, духовенства, при огромном количестве людей — это очень сильный и глубокий духовный опыт.

Единственное, о чем я сегодня сожалею, это о том, что я не могу приезжать по известным причинам в Киев и совершать богослужения в Киево-Печерской лавре. Но очень надеюсь, что эти времена пройдут, и мы снова сможем все вместе помолиться у этой великой общерусской святыни.