«Господи, я люблю Тебя, помоги мне следовать за Тобой!»

Архимандрит Ириней (Стинберг)

В период XXIII Международных Рождественских образовательных чтений Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы посетил архимандрит Ириней (Стинберг), директор Института православной теологии имени Святых Кирилла и Афанасия в Сан-Франциско (США) Западно-Американской епархии РПЦЗ. По благословению настоятельницы Зачатьевской обители игумении Иулиании «Монастырский вестник» публикует беседу архимандрита Иринея с сестрами монастыря.

Игумения Иулиания: По благословению Патриарха Вы, дорогой отец Ириней, приехали к нам на монашеский симпозиум, чтобы поделиться своими мыслями и мыслями святых отцов о Божественной литургии. «О Едином на потребу. Значение Божественной литургии в жизни монашеского братства» – так назывался Ваш доклад.

Вся наша монашеская жизнь строится вокруг Божественной литургии. Мы живем от одной Литургии до другой, и сегодня Господь сподобил нас вместе помолиться. Мы очень рады, что Вы приехали к нам из далекой Америки, из Сан-Франциско, из храма Святителя Тихона Задонского, в котором служил и при котором жил святитель Иоанн Сан-Францисский.

Святителя Иоанна  почитают во всем мире, к Вам все время стекается народ… Мы были бы очень благодарны Вам, если бы Вы смогли приоткрыть нам какие-то моменты, связанные с жизнью и со служением владыки Иоанна.

Архимандрит Ириней: Вначале я хочу сказать большое спасибо Вам, матушка,  за приглашение в Россию, в монастырь. Когда мы приступили сегодня к  Божественной литургии, кажется, я слышал ангелов, которые и сейчас поют здесь. Не забывайте, что каждый день не только Христос и Богородица, но и все Ангелы – с вами. Такова наша трудная, но радостная монашеская жизнь.

Как сказала матушка, я действительно служу в храме Святителя Тихона Задонского. Именно в этом маленьком приходе жил и молился святитель Иоанн Сан-Францисский. В Сан-Франциско уже десять приходов и два больших собора, но этот приход самый-самый маленький. С виду это обычный маленький домик, только внутри в свое время все было переделано под церковь. Я думаю, что у нас единственная церковь в мире, где алтарь и Горнее место находятся там, где раньше был расположен старый камин. Именно в этом доме святитель Иоанн работал и молился каждый день.

Иконостас был сделан в Шанхае, его привезли оттуда в 1949 году, когда святитель Иоанн приехал в Сан-Франциско с пятьюдесятью детьми. В Шанхае у него был сиротский приют, и с сиротами отец Иоанн приехал сначала на Филиппины, а потом в Сан-Франциско. Именно в Сан-Франциско он купил этот небольшой домик, в котором можно было бы жить вместе и помогать детям взрослеть и становиться настоящими христианами.

Владыка, конечно же,  служил архиерейским чином, но в этом маленьком приходе он всегда служил как простой священник. Он носил омофор, но по сути это был не омофор, а платок, который когда-то сшила его мать. Именно так он служил и в последний свой день в Сан-Франциско.

Возможно, Вы знаете, что святитель Иоанн не спал на кровати. В его маленькой келье был стул, на котором он спал от силы один-два часа в сутки. Именно поэтому у него были сильные боли в ногах и именно поэтому иногда он служил Литургию в нашей Церкви босым.  Люди думали, что он юродивый, но это, конечно же, не совсем так.  Владыка был весьма образованным, умным, интеллигентным человеком, и для него отслужить Литургию было гораздо важнее, чем его собственный комфорт, поэтому он выбирал служить Литургию без обуви. Но конечно, для многих было шоком видеть архиепископа, который служил босым. Дети иногда шептали ему: «Владыка, наденьте ботики». И он послушно обувался. Часто люди приносили ботинки в качестве подарка, так как думали, что у Владыки нет обуви. Поскольку он был очень скромен, всегда с улыбкой принимал ботинки и сразу отдавал их бездомным.

У нас есть очень интересная традиция. Святитель Иоанн всегда исповедовал в своей келье. Мы до сих пор сохраняем эту традицию и принимаем все исповеди в келье Владыки. Даже если исповедуется епископ, мы все равно принимаем исповедь в келье. Мы никогда не называем святителя святым Иоанном, а называем его просто Владыкой. Несмотря на то, что сейчас вместе с нами живет владыка Феодосий, до сих пор, когда мы говорим: «Иди, попроси у Владыки благословение», – все понимают, что мы имеем в виду владыку Иоанна. Поэтому мы приходим в его келью, молимся, просим благословение на день…

Наш приход благословлен, потому что мы ежеминутно каждый день получаем благословение и чудеса от нашего Владыки. Среди нашей братии есть многие, кто видит, как он ходит по монастырю, иногда мы слышим, как он с нами поет, и мы знаем, что это он, потому что у него специфичный голос, который сразу можно узнать.

И еще я расскажу вам, как Владыка узнал о приходе своей смерти. В нашей церкви он служил Литургию последний раз утром. Он был очень радостным, на его лице сияла улыбка. В руках он держал Курскую икону Божией Матери, которую должен был отвезти в Сиэтл, так что он планировал небольшое путешествие в этот день. Владыка вообще много и часто путешествовал, но на этот раз перед тем, как отправиться в путь, он позвал всех  детей, всех сирот, которые к тому моменту уже выросли, и попрощался с ними. Одна женщина, которая тогда была еще маленькой девочкой, ее звали Лида, рассказала мне, что Владыка сказал ей, чтобы она приходила к нему, когда он умрет, и разговаривала с ним как с живым. Она, конечно, была очень сильно удивлена, зачем он это говорит, ведь он уезжает всего на несколько дней.

После того, как Владыка со всеми попрощался, он еще раз зашел в Церковь, осмотрел все стены храма и, увидев икону апостола Иуды, снял ее со стены, положил в центре храма, всех благословил и уехал. Никто не знал, почему он выбрал именно эту икону. Этот день не был днем памяти святого. Но спустя три дня раздался телефонный звонок и чадам сообщили, что Владыка умер. Они в слезах пошли молиться в храм, открыли календарь и увидели, что это был день апостола Иуды. Владыка знал, когда умрет, и таким образом пытался утешить своих прихожан.

Та девочка, которой Владыка сказал, чтобы она разговаривала с ним, как если бы он был жив,  оказалась очень послушной: она до сих пор с ним разговаривает. Иногда я прохожу мимо нее и слышу, как она говорит: «Владыка, в этом храме так много грязи, его надо почистить…»

Иногда прихожане спрашивают, почему сейчас так мало святых. И я всегда отвечаю, что святых нет, потому что никто не верит, что можно быть святым. Никто не пробует, не пытается жить святой жизнью. Святитель Иоанн читал, слушал Святое Евангелие и следовал Господу. Он знал, что святая жизнь возможна и жил ею. Я думаю, что это один из главных уроков для всех нас. Он говорил: «Это возможно, и, значит, ты тоже можешь это узнать». Когда я понимаю, что у меня так много грехов, я всегда вспоминаю святого Владыку, как мало он спал и как много молился на благо всех нас.

Игумения Иулиания: Вы сказали, что главный урок, который нам преподносит владыка Иоанн, это то, что возможно стать святым. И Господь говорит: «Будьте совершенны как Отец ваш Небесный совершен есть». Святые Отцы говорят, что если человек не стремится к святости, то он не христианин. И мы, естественно, все хотим и стремимся к совершенству, но на пути встречаем разные тернии, искушения. Бывает, ослабеваем, и для нас очень важно общение с людьми, которые тоже идут по этому пути. И мы будем очень благодарны Вам, если Вы скажете нам доброе слово…

Архимандрит Ириней: Я не знаю, смогу ли я вам что-нибудь сказать, потому что не считаю себя хорошим монахом: я просто пытаюсь жить так же, как мы все пытаемся. Действительно, жизнь наша бывает тяжела и, как сказала настоятельница, беседы иногда дают духовную силу, чтобы преодолевать искушения на нашем пути. В моем случае пищей для духа стала возможность увидеть, как живет ваш монастырь и как живут христиане, которые пытаются воплотить жизнь по Евангелию. Все, что я здесь увидел, меня очень сильно обрадовало, все здесь удивительно. Но, как мы уже говорили во время нашей беседы, когда мне показывали монастырь, надо опасаться хвалебных слов, когда ты на пути монастырской жизни. Но, если матушка благословит, я скажу немного о том, как я представляю нашу жизнь...

Один из секретов монастырской жизни в том, что мы все очень похожи. Мы все одинаковы, мужчины и женщины, молоды мы или нет, в монастырской жизни мы все равны и очень похожи друг на друга. Мы все оставили этот мир, оставили наших родных, потому что внутри есть другой мир, есть стремление ко Господу. Каждый из нас на каком-то этапе жизни сказал себе и Богу: «Господи, я люблю Тебя больше, чем всех окружающих, и поэтому я готов покинуть все, чтобы следовать за Тобой».

Ну, и конечно же, вы все помните ваш постриг, помните, как это было. Мы совсем недавно принимали нового монаха в нашу братию, и поэтому для меня это воспоминание очень свежо. Я помню, что  желание стать монахом возникло, когда мне было девять лет. Но, когда подошло время пострига, я очень сильно боялся – слишком много было всего нового для меня: новые одежды, новые предметы – все было новым и все меня пугало. И вот во время пострига я очень сильно волновался, что забуду слова, что сделаю что-то не то, и это было ужасное чувство. Я помню, что посмотрел на Царские врата, увидел Евангелие и ножницы, и в этот момент у меня возникло ощущение, что я вижу Самого Господа. Тогда сказал: «Господи, если я забуду все слова, помни о том, что я Тебя люблю и хочу следовать за Тобой».

Монастырская жизнь начинается с этого простого желания, с выражения любви ко Господу. Но жизнь в монастыре не так проста, потому что очень многие вещи отвлекают нас: это и службы, и общение с прихожанами, и визиты... Мы отвлекаемся на внешнее и перестаем смотреть внутрь, удаляем взгляд от нашего внутреннего состояния и забываем ту силу, которая пребывала в нас, когда мы только встали на этот путь. Каждый день монастырской жизни ты начинаешь все больше и больше замечать свои грехи и понимаешь, что сердце становится черным как подрясник. И даже начинаешь думать, что твоя жизнь на этом пути не удалась, потому что ты хотел очиститься, приблизиться к святости, а в результате ты все грешнее и грешнее. Наступает ощущение, что ты не преодолеваешь себя. И поэтому очень важно молиться у себя в келье, смотреть на икону Господа и думать: «Господи, я до сих пор Тебя люблю». Если мы так будем делать, то каждый день будет для нас новым днем служения Богу.

Наступает время Великого поста, и я скажу об этом несколько слов. Кто-то однажды сказал мне, что пост – очень тяжелое и какой-то мере депрессивное время в монастыре, и даже в храме все становится черным… Но что же происходит на самом деле? Из-за того, что все вокруг становится черным, мы начинаем еще лучше видеть свет. Ведь если вы зажжете свечу в яркой комнате, то вы ее даже не заметите, а если зажжете свечу в темной комнате, то ее свет озарит все пространство. Я думаю, что для нас это очень важно, поэтому и в монастырской жизни мы выбираем черный цвет и стараемся жить очень скромно, чтобы видеть Христа во всех Его проявлениях. В миру все слишком ярко, нас многое отвлекает (но, возможно, это из-за моей личной слабости?), и я боюсь, что, даже если Господь подойдет ко мне, я не увижу Его.  Но когда мы живем в своей келье  скромно и просто, начинаем видеть Господа каждый день своей жизни.

И, конечно же, мы видим наши грехи более отчетливо. Это может быть демотивирующим моментом для нас, потому что чем более серьезно мы относимся к нашей монастырской жизни, тем больше мы видим наши грехи. Я очень много исповедей принимаю на неделе. И я всегда говорю одну и ту же вещь: «Не бойтесь, не стоит бояться… Любовь Господа гораздо сильнее, чем все ваши грехи». Но и то же самое я говорю своим братьям и сестрам, когда мы чего-то боимся или очень устали: «Не бойтесь, Господь всегда с нами. И Господь говорит: если вы не видите свои грехи, значит, вы не сможете понять, как сильно Я вас люблю». Таким образом, возможность видеть грехи – это действие благодати, потому что без нее мы не смогли бы видеть любовь Бога. Так что, готовясь к посту, не стоит бояться своих грехов: Господь указывает нам наши слабости, но при этом помогает с ними бороться.

Постом в монастыре идут длинные службы, много чтений, много песен, и нам необходимо прочесть «сто молитв», мы стоим, и ноги все больше и больше начинают болеть. И в эти минуты слабости надо войти внутрь себя и обратиться ко Господу: «Господи, я люблю Тебя, помоги мне следовать за Тобой». Если мы будем делать это, то с Божией помощью мы пройдем наш монашеский путь и попадем в Царство Небесное.

Игумения Иулиания: Спаси Господи! Мы все идем по этому пути и, как говорят святые отцы,  если бы знали люди, какие блаженства ждут истинно подвизающихся монахов, то мир бы опустел. Но если бы хоть один монах знал, что его ждет, то никто не пошел бы в монастырь. И только монах может понять монаха, и, как говорится, что монах, что монашка – одна рубашка.

Мы очень благодарны Вам, отец Ириней, за то, что Вы немного приободрили нас накануне Великого поста. Расскажите немного о своем братстве, пожалуйста.

Архимандрит Ириней: Наше братство состоит из восьми человек. У нас небольшой храм, посвященный Воскресению Господню, мы живем при нем. У нас очень интересные братия. Один архиепископ, один епископ, один архимандрит, два иеромонаха, один архидиакон, один иеродиакон и один схииподиакон. Игумен братства – архиепископ Кирилл, благочинный  – епископ Феодосий. Это трудная жизнь, потому что каждый из нас дал обет нести послушание Церкви в епархии. Для меня это очень сложно, потому что я всегда занят административной работой и связанными с нею обязанностями. Поэтому я попрошу вас помолиться за нашу братию, чтобы Господь не оставил нас на нашем монастырском пути...

Игумения Иулиания: Помоги Господи! Взаимно просим святых молитв. Как вам удается совмещать административные послушания с внутренним монашеским деланием?

Архимандрит Ириней: Для меня основное решение – это читать правило. Иногда возникает большое искушение, не прочитав, сразу перейти к административным делам, и я всегда борюсь. Самое главное – это находить время для своих ежедневных молитв. Я всегда стремлюсь быстро возвращаться в свою келью, потому что именно в келье мое сердце, моя душа.

Я еще одну историю расскажу вам, можно? Однажды я был в алтаре с маленьким мальчиком по имени Никон. Он впервые прислуживал, а я всегда говорю мальчикам, которые входят в алтарь первый раз: «Вы должны оставлять свои глаза широко открытыми. Смотрите всюду, смотрите везде». Я сказал маленькому Ники: «Во время молитвы "Милость мира", если ты будешь хорошо смотреть, ты даже сможешь увидеть, как нисходит Святой Дух». По крайней я думал, что на какое-то время это заставит его вести себя тихо. Ну, и вот начинается служба, мы уже дошли до «Милости мира», я читаю молитву, бросаю взгляд на мальчика и вижу, что он действительно смотрит во все глаза. Но он ничего не сказал тогда и только в конце Литургии, когда пришел за благословением, промолвил: «Батюшка, Вы мне сказали, что я увижу Святого Духа, но Вы не сказали, что Он так прекрасен».

Спасибо за Ваши молитвы, матушка!

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Игумения Викторина (Перминова)
Игумения Викторина (Преминова)
Схиигумен Серафим (Покровский)
Игумения Викторина (Перминова)
Игумен Антипа (Святая Гора Афон)