Где искать утешения в скорби?

Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий)

Утешайте, утешайте народ Мой (Ис. 40, 1). Эти слова древнего пророка Исаии обращены прежде всего к нам, пастырям, ибо на нас лежит долг не только учить вас, не только указывать путь Христов, но и утешать вас, являть вам сердечную любовь и заботу. И вас, Богом данную мне паству, я люблю как самых близких мне людей. И разве я не знаю, как много у вас скорбей и слез? Разве не должен я утешать вас? И я постараюсь исполнить это в нынешний великий день поклонения Кресту Христову.

Когда мы учим вас пути Христову, то всегда внушаем, чтобы вы помнили слова Его о том, что тесны врата и узок путь, ведущий в царство Божие (Мф. 7, 14), что скорби — это удел всех христиан.

Вы спросите: "Разве только христиане терпят скорби? Разве не терпят скорбей, несчастий и горестей люди мира сего? Разве не проливают слез отвергающие путь Христов?" Да, конечно, скорби неизбежны и для них, но велика разница в том, какова в очах Божиих ценность наших скорбей и слез по сравнению со скорбями и слезами тех, кто живет без Бога.

Они терпят свои скорби не добровольно, а только потому, что никак не могут отделаться от них, часто с проклятиями и ропотом, а мы, христиане, должны нести свои скорби совсем не так, ради имени Христа, с великой покорностью воле Божией, с благодарением Богу за все, что случается с нами — и за доброе, и за тяжелое, и за горести, и за все несчастия. Мы несем наши скорби добровольно, ибо, если бы отверглись от Христа, избавились бы от большинства скорбей; а так как не отрекаемся, то Бог благословит нас за наши страдания.

Люди мирские всеми силами стараются избавиться от скорбей: они заливают горе вином и водкой, одурманивают себя табаком и даже наркотиками, ища утешения, и, когда не находят его, стараются забыть о скорбях: ищут развлечений, гуляют, танцуют, ходят друг к другу в гости и пустословят. Этого да не будет никогда с христианами, ибо они не должны заглушать голос совести, а наоборот, должны чутко прислушиваться к нему.

Люди, более высоко стоящие в духовном отношении, ищут забвения своих скорбей в дружбе, в работе. Самое высшее, в чем находят облегчение,— взаимная любовь: любовь супругов, любовь родителей к детям и любовь детей к родителям, любовь к людям, достойным любви. Всякая любовь благословенна, но это начальная, низшая форма любви, ибо от нее, путем научения в ней, мы должны возвыситься до гораздо более высокой любви ко всем людям, ко всем несчастным, страдающим. От нее мы должны возвыситься до третьей степени любви — любви божественной, любви к Самому Богу.

Ни в чем никогда не найти утешения в скорби для тех, кто ищет его не там, где следует. Где искать утешения в скорби? Об этом говорит святой пророк Давид: Только в Боге успокаивается душа моя (Пс. 61, 2). Блаженны те, которые находят глубокое утешение в горячей, из сердца рвущейся молитве, в духовном общении с Богом. Такими были праведники Ветхого Завета, но нам, христианам, Господь даровал самое глубокое и высшее утешение — взирать на Крест Христов и поклоняться Ему.

Видите ли Сына Божия, Второе Лицо Святой Троицы, вочеловечившегося Бога, Святейшего святых, Великого Праведника, Благодетеля рода человеческого, Какого никогда не знал и более никогда не узнает мир? Видите ли Его прибитым железными гвоздями ко Кресту? Как тяжко страдает Тот, Кто одним мановением руки Своей, одним словом Своим повелевал волнам и ветру утихнуть; Тот, Кто в течение короткой жизни Своей на земле творил изумительные чудеса из любви и жалости к людям; Тот, Кто исцелял все болезни, Кто слепым открывал глаза, Кто парализованных восставлял от одра, Кто насыщал немногими хлебами тысячи человек, Кто воскрешал мертвых,— Величайший Благодетель и Спаситель мира.

С Креста Христова изливается неизмеримым потоком любовь Божественная, любовь, дивным, таинственным образом истребляющая злобу и вражду, врачующая боль и смущение сердца, укрепляющая наши телесные и духовные силы. На Кресте Искупитель мира терзается за наши грехи... Эта величайшая Жертва и безграничное милосердие затмевают все наши скорби, как бы много их ни было, какими бы тяжкими они ни были.

И только проникнувшись этими мыслями и чувствами, взирая на Крест Христов, вы получите единое истинное утешение. Нет других подобных утешений, да и нужны ли они, если нам дан Крест, который мы можем не только лицезреть, но и лобызать. И не черпаем ли мы бесконечно надежду и силы из этого источника? Исполнено утешения и Божественное Писание, повествующее о крестном страдании Христа. Во всякой скорби нашей неизменно будем обращать внимание наше к Священному Писанию и ко Кресту Христову.

Вникните в слова апостола Павла: Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих (II Кор. 1; 3—4). Свидетельствую всем сердцем истинность этих слов, свидетельствую по собственному опыту, ибо меня утешил Господь в великой скорби моей. По мере того, как будут умножаться скорби, будет умножаться и утешение Христово.

В этот святой день выносится Крест Христов и всех привлекает к себе, то есть к Тому, Кто на Кресте был распят. С великой радостью видим, как множество людей стремится увидеть воздвигаемый Крест и услышать пение: "Кресту Твоему покланяемся, Владыко". Какая же сила влечет нас? Почему так много народа в храме? Влечет незримая сила Божия, утешающая и согревающая сердца наши. Сам Бог да управит сердца ваши в любовь Божию и в терпение Христово. Аминь.

Текст приводится по изданию: Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). «Принесем Тебе любовь нашу». Беседы в дни Великого поста. М.: Издательство имени святителя Игнатия Ставропольского, Приход храма Святаго Духа сошествия, 2003. С. 167-171

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Архимандрит АЛЕКСИЙ (Поликарпов)
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Памяти архимандрита Петра (Афанасьева)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Архимандрит АЛЕКСИЙ (Поликарпов)
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Памяти архимандрита Петра (Афанасьева)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)