Бесценный опыт Церкви

Игумения Серафима (Шевчик)

На вопросы о работе направления «Древние монашеские традиции в условиях современности» ХХV Международных Рождественских образовательных чтений порталу «Монастырский вестник» ответила игумения Серафима (Шевчик), настоятельница Одесского Архангело-Михайловского женского монастыря, член Межсоборного Присутствия Русской Православной Церкви, председатель Синодальной комиссии «Церковь и культура» Украинской Православной Церкви.

Матушка Серафима Вы приняли участие в работе направления «Древние монашеские традиции в условиях современности» ХХV Рождественских чтений. Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями от мероприятий монашеского форума. Полезны ли, на Ваш взгляд, подобные встречи для монахов?

Стараюсь никогда не пропускать церковные форумы, так как это является частью моего послушания.  Незадолго до начала Чтений мы принимали участие в работе пленума Присутствия,  где как раз обсуждался важнейший документ – «Положение о монастырях и монашествующих».  На пленуме Святейший Патриарх Кирилл говорил, что соборность – это норма Церкви. Церковь должна жить и дышать соборностью. То, что мы съезжаемся сюда из разных уголков земли для обсуждения важных проблем, является свидетельством нашей общей жизни во Христе. Мы дышим одним духом, духом древнего предания, духом  Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, о подвиге которых мы говорили все эти дни.

Тема Рождественских чтений была посвящена подвигу Церкви в богоборческий период. Мы с благоговением вслушивались в свидетельства жизни наших предшественников, пострадавших за веру, узнавали об их молитвенном делании, их мужестве, проявленном в тюрьмах и ссылках перед лицом смерти. Этот опыт является для нас бесценным, так как именно к нему мы стараемся обращаться, когда переживаем скорби и притеснения, когда Церковь становится объектом нападок и человеческого непонимания.  Опыт наших святых как раз и является для нас ответом на все эти вызовы. 


Чьи выступления Вам особенно запомнились?

Довольно трудно выделить кого-то особо…  В этом году все доклады монашеского направления были очень содержательными. Выступление владыки Арсения из Святогорской Лавры и его ответы на вопросы оставили очень сильное впечатление. Это отметили все участники нашей секции. Всегда с радостью слушаю наставления и проповеди митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия. Он мудрый и благостный святитель. Но вообще  каждое выступление несло необходимую информацию: и отцы-наместники и матушки-игумении – все подготовили глубокие и интересные сообщения. Тема исповеднического подвига нашей Церкви неисчерпаема.

Матушка, был ли у Вас личный опыт общения с людьми той эпохи? Если был, расскажите о нем, пожалуйста.

Слава Богу, такой опыт у меня был. Я пришла в Киево-Покровский монастырь в 1981 году и застала там монахинь, которые родились в дореволюционное время. Некоторые из них после революции эмигрировали, но по окончании Второй мировой войны вернулись на Родину и приняли монашество в Покровской обители. К моменту моего прихода в монастырь они были уже очень пожилыми.  Может быть, когда-нибудь Господь сподобит написать книгу о сестрах, с которыми мы жили под одной крышей, чьи рассказы слушали. Это было живое правдивое повествование, раскрывавшее страшные подробности драмы богоборческого периода нашей истории. Некоторые подробности не могу даже пересказать, настолько они страшны. Кровь  леденеет от того, что я узнала тогда от них. Какие нечеловеческие страдания претерпевали люди! То, что мы восприняли от очевидцев, навсегда останется в наших сердцах.

Но интересно, что советские гонения испытали и мы, молодежь 80-х.  И нас преследовали представители власти, травили, гнали, устраивали ежемесячные облавы на монастырь. В поздний советский период, может быть, не было открытых и страшных гонений на Церковь, как в сталинские времена, но хватка, которой душили горло Церкви, оставалась железной. И это мы тоже пережили.


Из литературы мы знаем, что многие люди ожесточились после лагерей и тюрем. Каким было духовное состояние сестер, о которых Вы рассказываете?

Да, после лагерей и тюрем многие озлобились... Одна из вождей партии эсеров Мария Спиридонова, например, которая содержалась в знаменитой Суздальской тюрьме, располагавшейся в одном из закрытых монастырей, пишет, что окаянные большевики придумали ей ужасное наказание. Мало того, что она должна была терпеть тюремное заключение, так еще из окон камеры ей приходилось видеть ненавистные для нее купола и кресты соборов и церквей, которыми изобилует древний Суздаль. 

Но наши сестры... Вы знаете, скажу просто: это были святые люди. Они даже внешне выглядели как святые. Очень непритязательные, очень простые, ни о какой озлобленности и речи быть не могло. Это были люди, источавшие любовь, доброту, свет, мирность. Правды ради скажу, что вместе с ними в нашей обители жили монахини, пришедшие в монастырь в годы так называемого брежневского застоя и не видевшие всех тех перипетий, через которые прошли пожилые сестры. Так вот они были уже другие. Это были, я бы сказала, матушки, которых взрастила уже советская действительность.  Нам, молодым, здорово от них доставалось.  Но ведь в братстве (или сестричестве) есть всё. Святое Евангелие говорит нам, что когда апостолы ловили рыбу, Господь обращал их внимание на то, что были и большие, и маленькие рыбки... Так и у нас не могут быть  все одинаковыми. Духовное устроение сестер как тогда, так и теперь, было и остается разным.  Я и сейчас вижу в храмах эдаких начальниц,  пронизанных советским духом, которые всех одергивают: тут не встань, там не сядь, не так перекрестилась, не так оделась... К сожалению, это тоже есть пока в Церкви.


Действительно и в советский период, и теперь в монастырях жили и живут люди с разным духовным устроением, разными воспитанием, порой разными политическими взглядами и мировоззренческими убеждениями. И все же им необходимо поддерживать мир в своей монашеской семье. Вместе подвизаться, исполнять общие послушания. Удается вам сохранять мир в монастыре в условиях разделившегося общества?

Монастырь – это ведь не казарма. В одну шеренгу всех не выстроишь, да игумен ни в коем случае и не должен этого делать.  В юные годы я, слава Богу, уже соприкасалась с подобной проблемой,  и поняла, что все люди разные, и это совершенно естественно. Пытаться причесать всех под одну гребенку бессмысленно. Если в монастырской семье есть любовь, то она обычно и объединяет.

Расскажите, пожалуйста, о своем монастыре.

В 40-х годах ХIХ века монастырь был основан Святейшим Синодом как учительный, и в течение всех лет своего существования проводил большую просветительскую работу. Здесь был воспитательный приют с училищем для детей-сирот. Незадолго до открытия монастыря архиепископу Гавриилу (Розанову), который тогда был правящим архиереем Херсоно-Одесской епархии, было некое откровение свыше. Поэтому мы верим, что наша обитель была основана по Божию благословению.

В годы советской власти монастырь закрыли. Храм был взорван. Когда Одессу в 1941 году оккупировали, храмы и монастыри были открыты,  возродился вновь и наш монастырь. В 1961 году, во время хрущевских гонений, обитель, как и многие другие, снова закрыли, а сестер изгнали. После распада СССР, когда в 1992 году началось возрождение монастыря, многие из них вернулись.

Надо сказать, что общение с сестрами, претерпевшими гонения, было для нас поистине драгоценным. В 60-е годы они были совсем молодыми, двадцатилетними девушками, а в 90-е пришли в обитель почтенными старицами, изнуренными болезнями, но просиявшими монашескими добродетелями, которые сохранили и приумножили в миру. Все они читали монашеское правило, собирались в общинки, посещали храмы. Кто-то уехал в Россию, кто-то остался в Украине. В Одессе Божией милостью не закрывался мужской монастырь, потому что в нем находилась духовная семинария. Сестры посещали его. Сейчас многие уже отошли ко Господу, но некоторые до сих пор живы. Это необыкновенные, благодатные и очень красивые духовно старицы. Мы их любим и почитаем.  Я вижу, как молодые сестры стремятся к общению с ними, слушают их глубокие поучения. Для нас очень важно, что в монастыре сохранилась преемственность. Пришедшие в постперестроечные годы сестры смогли воспринять и продолжить традицию, которую сохранили в советский период наши предшественницы.

Важно для нас и то, что в нашем городе есть монастырь, который не закрывался в советские годы – это  прославленная Свято-Успенская мужская  обитель. В ней до наших дней сохранилось старчество. Сестры очень любят старцев, окормляются у них. У нас есть и мирские священники, но все же сложные вопросы сестры разрешают с помощью духовников, которые порой гораздо лучше, чем я, могут наставить, успокоить, а иногда и урезонить сестер. На исповеди насельницы открывают священнику душу, и в этот момент им бывает легче воспринять слово назидания. Так вот вместе мы и спасаемся.

Во время работы монашеского направления Рождественских чтений было уделено много внимания современному вызову монашеству. Информационные войны, атаки на Церковь ведутся как в России, так и на Украине. Предпринимаете ли Вы какие-либо усилия, чтобы уберечь сестер от негативного влияния секулярного общества?

Как сказал владыка Георгий, в эпоху информационных технологий спрятаться у нас не получится. Чтобы мы ни делали, как бы мы ни пытались укрыться, нас достанут везде. Именно поэтому единственными способом защитить себя остается праведная жизнь, которую надлежит проводить монаху. Эта проблема была в Церкви и в первые века христианства. Иисус Христос вчера, и днесь, и всегда Тот же. Поэтому не надо прятаться от недоброжелателей. Надо учиться держать удар, воспитывать спикеров, которые, по послушанию и с надлежащим умением обращались бы с технологическими достижениями, с помощью которых мир воюет с нами. В Церкви есть люди, способные достойно ответить на вызовы современности.

И сестер я предупреждаю, что оградиться от влияния мира в наше время уже  невозможно, поэтому прошу вести себя соответственно. С внешними обходиться благоразумно, яко дни лукави суть (Еф. 5:16), – по слову апостола Павла. Стараться давать ответ вопрошающему со смирением; ну а если нет необходимых знаний, то хотя бы нужно помолчать, предложить обратиться к старшим сестрам или настоятельнице.

Большую помощь в этом вопросе нам оказывают духовники.  Архимандрит Филипп (Стецюренко), старший священник нашей обители, преподает в Одесской духовной семинарии. Подвижник, монах высокой духовной жизни, грамотный и просвещенный человек. Есть и другие достойные священнослужители, у которых окормляются наши сестры.  Я и сама нуждаюсь в окормлении. Слава Богу, у нас хорошая семья, сестры дружные, вместе со священнослужителями мы составляем одно духовное ядро. Поэтому, когда случаются искушения, связанные с воздействиями внешнего мира, мудрость старцев нам помогает.

Благодарю Вас, матушка Серафима, за эту беседу.  Все, о чем Вы говорите, имеет особенную интонацию в непростых для жителей Украины обстоятельствах. Радостно слышать, что Вы не теряете духовной бодрости, учитесь сами и учите своих сестер жить духовной жизнью, как и положено монахам, которые свет миру.

Мы вне политики и всё негативное, что может проникать из мирской среды, стремимся пропускать через нашу слезную молитву. Поэтому те потрясения, которые испытывает мирской человек, отстоят от нашей души далече. Тем не менее, конечно же, мы молимся о нашей стране. Ведь мы плоть от плоти и кровь от крови своего народа. В монастырском храме, как и в каждом храме не только в Украине, но и в России и везде, где есть приходы Русской Православной Церкви, за Божественной литургией звучит молитва о мире в Украине. Как только священник начинает ее читать, в нашем храме всё замирает, люди становятся на колени и сердцем обращаются ко Господу с просьбой о том, чтобы умирил наших братьев и сестер. Это прекрасная молитва! Там всё сказано. Мы молимся за наш народ, мы печалуемся о нем. И это является главным для нас. Мы верим, что вскоре мир придет и на нашу многострадальную Украинскую землю.

Беседовали: Екатерина Орлова, Елена Володина

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ