Отзыв Преосвященного Иосифа, епископа Иваново-Вознесенского и Вичугского

В епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов направлен проект «Положения о монастырях и монашестве».

Как человеку, прошедшему путь от послушника обители до ее настоятеля, а затем по долгу службы посвященного в жизнь других монастырей, мне хотелось бы поделиться своим мнением в отношении представленного «Положения».

Считаю нужным в первую очередь подчеркнуть значимость и тщательность проработки проекта, представленного возглавляемой Вами Комиссией Межсоборного присутствия по вопросам организации жизни монастырей и монашества. Это очень авторитетный орган. В данную комиссию входят уважаемые архипастыри, наместники и настоятельницы крупнейших монастырей.

Текст проекта «Положения о монастырях и монашестве» был отредактирован редакционной комиссией Межсоборного присутствия под председательством Святейшего Патриарха.

Представленный проект разрешает целый ряд проблем и вопросов, возникших в ходе возрождения монастырей и монашества Русской Православной Церкви последнего двадцатилетия.

В нем ясно указывается на цель и внутренний смысл монашеского служения, четко говорится о трех возможных формах жительства монахов: отшельничестве, скитском житии и общежитии.

Важно, что в проекте «Положения» подчеркивается необходимость наличия у любого монастыря, помимо гражданского, еще и внутреннего устава. Об этом говорится уже на протяжении как минимум последних двадцати лет, но, к сожалению, в значительной части известных мне обителей этот устав отсутствует.

В Иваново-Вознесенской епархии с 2007 года во всех монастырях введены уставы внутренней жизни, утвержденные епархиальным архиереем. В их основу положены древние иноческие уставы, собранные святителем Феофаном Затворником. Их основные положения близки проекту, представленному Комиссией Межсоборного Присутствия,

«Положение» четко прописывает правила поступления в монастырь, Здесь отмечается невозможность принятия в обители несовершеннолетних, психически нездоровых людей, без удостоверения личности, а также обремененных долговыми, семейными или иными обязательствами.

Отсутствие этих критериев приводило к тому, что зачастую совершались постриги несовершеннолетних, а также лиц, имеющих на воспитании малолетних детей, супругов, состоящих в браке, без согласия другого супруга. С этими вопиющими случаями мне неоднократно приходилось встречаться в своей архипастырской практике.

В проекте документа впервые дается определение таким понятиям, как «трудник» и «послушник», ясно описывается статус рясофорного послушничества, в последние десятилетия часто называемого «иночеством».

Важно, что в проекте «Положения» четко определена процедура подготовки и совершения монашеского пострига.

Здесь подчеркивается, что монашеские постриги вне монастырей (так называемое монашество в миру) является исключением из общего правила и могут быть совершены только по особому благословению епархиального архиерея при наличии достаточных оснований. К сожалению, «монашество в миру» в последние десятилетия буквально захлестнуло нашу церковную жизнь. Оно в значительной степени дискредитирует саму сущность монашеского подвига.

Одним из самых значимых положений проекта является, на мой взгляд, пункт о духовном руководстве. В проекте фиксируется, что оно в монастыре осуществляется игуменом, в помощь которому назначается духовник.

Считаю, что особого внимания заслуживает тема положения духовника в женском монастыре. Проект «Положения» подчеркивает, что он назначается епархиальным архиереем из числа священнослужителей, совершающих богослужения в обители. Следствием неурегулированности этого вопроса стала серьезная деформация жизни некоторых женских монастырей, где духовник руководит как духовной жизнью насельниц, так, фактически, и самой обителью. Между тем, в женском монастыре, именно игумения должна быть духовной наставницей сестер и нести полную ответственность за все, что в нем происходит.

В женских монастырях остается злободневным вопрос взаимоотношений игумении и служащих священников, которые иногда пытаются определять порядок службы или даже назначать послушания насельницам.

В свете изложенного выше принципиально важным является, на мой взгляд, такой пункт проекта: «Следуя древней церковной традиции, запечатленной в постановлениях многочисленных Соборов, не допускается служение монахов в женских обителях».

Наконец-то ясно и недвусмысленно сказано о том, что совершение богослужения находится в центре жизни монастыря и все насельники или насельницы, свободные от несения неотложных послушаний, должны присутствовать на общемонастырских богослужениях.

Особенно важны положения, четко регулирующие порядок удаления из монастыря, а также действия игумена в случае самовольного оставления кем-либо из братии монастыря и монашества («ухода в мир»). Принципиально значимым считаю указание проекта на то, что в данной ситуации епархиальный архиерей на основании решения Духовного собора, должен издать указ об отчислении указанного лица из числа насельников обители и лишения его права ношения монашеских одежд, а также именования, себя монахом и монашеским именем.

Проект «Положения» совершенно верно подчеркивает невозможность вступления в законный церковный брак лиц, оставивших монастырь и монашество.

В документе четко прописан порядок приема в обитель монаха из другого монастыря, указывается, что это может происходить только по решению епархиального архиерея на основании представления игумена и устанавливается соответствующий испытательный срок.

В настоящий момент в сети Интернет можно прочитать достаточно большое количество критических отзывов в отношении проекта «Положения о монастырях и монашествующих». Как правило, большинство из них написано либо мирянами, либо монахами, оставившими свои обители, либо насельниками монастырей, в которых значительно искажена внутренняя жизнь.

Критики, в частности, говорят, что духовное, мол, выше дисциплины. Считаю, что «Положение» ни в коей мере не препятствует развитию духовной жизни, как главной цели монастырей. При этом оно касается очень важных дисциплинарных вопросов, без которых монастыри как полноценное церковное явление просто не могут существовать, а значит, в них не может быть и совершенной духовной жизни.

Может ли быть правильно устроена духовная жизнь женского монастыря, в котором игумения является всего лишь передаточным пунктом распоряжений духовника? Какой будет духовная жизнь там, где монахи никем не контролируются, свободно выходят из обители, проводят, не имея на то прямого благословения игумена, много времени в Интернете, не участвуют в богослужениях, не ходят на общую трапезу?

Только в том случае, если монастырь начинается с дисциплины, можно говорить о возможных благих плодах жизни его насельников или насельниц.

Особенно много критики раздается в адрес пункта «Положения», касающегося назначения игумена (игумении) Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом по представлению епархиального архиерея.

Некоторые представители либеральной общественности, ссылаясь, в частности, на опыт греческих обителей, настаивают на необходимости выбора настоятелей и настоятельниц монастырей. Однако, при этом стоит учитывать тот факт, что монашеская жизнь в России только возрождается после страшных испытаний, а в Греческой республике она никогда не прерывалась.

Если позволить выбирать игумена или игумению братии или сестрам обители, в которых нет преемственности, и отсутствует укорененность в традиции, то выборы будут осуществляться по принципу личной симпатии и панибратства, потворствуя слабостям и греховным наклонностям насельников.

В таких условиях выборы игумена или игумении могли бы только закрепить существующие искажения монашеской жизни, сделать невозможным их исправление. Считаю правильным оставить порядок назначения игумена, зафиксированный в проекте.

В чем можно, отчасти, согласиться с критиками проекта «Положения», так это с утверждением о том, что в наших монастырях существуют проблемы. Да, они действительно есть, как и в каждой семье, и в обществе в целом.

Но именно на урегулирование монашеской жизни и способствование разрешения существующих проблем и направлен предложенный проект «Положения о монастырях и монашестве». Его появление считаю весьма своевременным.

Полагаю необходимым поддержать обсуждаемый проект «Положения» и принять его для общецерковного употребления без существенных изменений. Это стало бы весьма важным шагом на пути полноценного возрождения монашеской жизни в Русской Православной Церкви.

Иосиф, епископ Иваново-Вознесенский и Вичугский.