Отзыв Преосвященного Ростислава, архиепископа Томского и Асиновского

Предложенный к обсуждению проект «Положения» в целом представляет собой, на наш взгляд, документ, верно выражающий общую идею монашества как «ответа любви» на божественный призыв. В соответствие с этой идеей основательно проработаны пункты, касающиеся различных сторон монашеской жизни.

Вместе с тем, думается, было бы полезно скорректировать отдельные, наиболее «пререкаемые», положения данного программного для дальнейшего становления русского монашества документа в духе не только устоявшейся в последние три столетия практики, но и той более чем полуторатысячелетней монашеской традиции, которая является неотъемлемой частью Предания Церкви. Верность Преданию представляет собой необходимое условие для уврачевания немощей и восполнения оскудения современного русского иночества.

Вне всякого сомнения, абсурдна сама мысль о независимости монастыря от епархиального архиерея, поскольку, такая логика делает монастырь «независимым» и от Церкви, которая, по слову священномученика Игнатия Богоносца, «там, где епископ». Однако этому экклезиологическому контексту не противоречит идея избрания игумена (игуменьи) монастыря братией (сестрами) обители. В противном случае данная практика не имела бы широкого и долговременного распространения в истории Вселенской Церкви. Убежден, что за четверть столетия, в течение которого мы стали свидетелями бурного возрождения монастырей в Русской Церкви, сформировались объективные условия для признания права монашеской общины на избрание игумена (игуменьи) нормой церковной жизни.

Для предупреждения возможных искажений применения данной нормы, которых не без оснований в новейшей истории опасаются многие Преосвященные владыки, сознающие всю меру личной ответственности за мир и благоустроение вверенных им епархий, необходимо прописать в «Положении» те критерии, которым должны соответствовать как кандидат в игумена (игуменью), так и сами выборщики.

Кандидатом в игумена следовало бы предлагать монаха доброй иноческой жизни в священном сане (или, по крайней мере, без канонических или иных препятствий для рукоположения), имеющего не менее чем семинарское образование и не менее, нежели 10-летний монастырский (а не просто монашеский) «стаж». При этом братия обители в случае необходимости имели бы право пригласить отвечающего данным критериям человека и из другого монастыря с согласия его настоятеля и благословения управляющего той епархией, где находится такой монастырь, архиерея, если кандидат в священном сане. Избранного кандидата правящий архиерей представляет на утверждение в Священный Синод, что является формой согласования епископом кандидатуры новоизбранного игумена. В случае несогласия с итогами игуменских выборов, архиерей мог бы, наложив вето, предложить общине монастыря провести повторные выборы, обосновав свое решение. В случае обоснованного несогласия монашеской общины с доводами архиерея или повторного отклонения правящим епископом избранного братией лица, дело должно быть передано на рассмотрение Священного Синода, резолюция которого является окончательной. Данная процедура может быть реализована и в женских обителях за исключением того, что касается священства и связанных с ним канонических норм. Отступление от указанных критериев при избрании игумена (игуменьи) возможны лишь с разрешения Священного Синода при наличии обоснованной инициативы монашеской общины, одобренной правящим епископом.

Для того чтобы избрание игумена (игуменьи) совершалось монашеской общиной наиболее осмысленно и ответственно, сама эта община должна быть устоявшейся, то есть такой, большинство насельников которой прожили в ней не менее 10 лет. К выборам следует допускать только насельников, имеющих постриг (по меньшей мере, рясофорный) и проживших в данном монастыре не менее 5 лет. Таковых должно оказаться в монастыре хотя бы 5 человек, из которых не меньше трех прожили в обители больше 10 лет. Если монашеская община не соответствует данным критериям, то игумен назначается Священным Синодом по представлению правящего архиерея в соответствие с указанными выше критериями.

Правящий архиерей сохраняет всю полноту канонической власти в вверенной его управлению епархии, в том числе и относительно монастырей. Но при указанном способе избрания игумена (игуменьи) можно отказаться от частной опеки монастырей со стороны епископа, выражающейся в утверждении им должностных лиц монастыря, и в первую очередь, духовника. Коль скоро в «Положении» духовным руководителем братства признается игумен, не целесообразно придавать через архиерейское утверждение особый статус его помощнику-«духовнику», тем самым порождая нездоровую ситуацию двуначалия в едином братстве, при которой у монастыря, по сути, появляется второй «игумен».

Рясофорный постриг следует сохранить в качестве первой ступени монашества, как это и принято в Русской Церкви. Постриг, хотя бы и без гласного произнесения обетов, сопряжен с невозвратным оставлением мира и позволяет, преодолев сомнения, глубже подготовиться к произнесению обетов, тогда как, облачение в рясу послушника не меняет принципиально его статуса и не возбраняет возвращения в мир. Правильнее было бы отказаться от практики пострижения в малую, а тем более в великую, схиму вне монастырей. Проходящих же церковное послушание вне обителей, в том числе в духовных учебных заведениях, в миссиях, на приходах, следует при их желании удостаивать рясофорного пострига, не связанного с принесением заведомо неисполнимых обетов. Таким рясофорным инокам должен быть открыт доступ ко всем иерархическим степеням, не исключая и епископской.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ