Первый на Урале

Свято-Покровский женский монастырь г. Верхотурье

Покровский Верхотурский монастырь основан в 1621 году и скоро будет отмечать значительный юбилей – 400-летие. Первая женская обитель на Урале и в Сибири появилась в годы царствования Михаила Феодоровича Романова. С тех далеких лет отсюда исходит тихая молитва, здесь творится великое дело созидания души.

Верхотурье – маленький городок-острог – в XVII веке служил крепостью на пути в Сибирь. В эпоху утверждения новой царской династии как раз началось духовное освоение этого края. Владыка Киприан (Старорусенников), первый епископ только что учрежденной Сибирской епархии, следуя на Тобольскую кафедру, остановился в Верхотурье на несколько дней. Увидев немало вдов и дев, ищущих иноческой жизни по примеру уже существовавшего в Верхотурье мужского монастыря, архипастырь благословил устроить здесь женскую обитель. Прямо за острогом владыка повелел возвести храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

В долгой летописи монастыря есть разные страницы. Сюда на некоторое время ссылали Марию Хлопову, невесту царя Михаила Феодоровича, не понравившуюся матери государя – старице Марфе. Стал монастырь местом ссылки и для Анны Алексеевны Долгорукой – сестры Екатерины Долгорукой, невесты Петра II.

Почти до конца XVIII столетия монастырь расширялся и благоустраивался, пользуясь покровительством государей и местных ктиторов. Одним из самых ревностных был Максим Походяшин, основатель известных Богословских заводов на притоке реки Туры, недалеко от Верхотурья: он возвел в обители два каменных храма – Покровский и Иоанно-Предтеченский с приделом святой великомученицы Варвары. Однако времена менялись: основной Сибирский тракт перенесли южнее – он пошел через Екатеринбург; закрылись таможни. Верхотурье, пострадавшее ранее от большого пожара, обеднело, и в 1782 году монастырь, ввиду отсутствия средств на содержание и в соответствии с уже действующей политикой секуляризации, упразднили. Монастырские храмы превратились в приходские.

Однако упразднение обители было лишь номинальным: старицы продолжали жить в кельях до 1853 года. В 1889 году здесь учреждается «Богадельное женское общежитие». Указ Святого Синода от 30 ноября 1895 года обращает его в Покровскую женскую общину, первой настоятельницей которой становится монахиня Агния (Панова).


Попечителем общины был Верхотурский Николаевский мужской монастырь. Его бывший настоятель архимандрит Григорий (Зеленин) вложил большие средства в ремонт и строительство обители, а мать отца Григория Мариамна Тимофеевна, в иночестве Мария, пожертвовала большую усадьбу со всеми зданиями – здесь поныне и находится Покровский монастырь. Старые храмы, воздвигнутые некогда Походяшиным, расположены рядом и также принадлежат обители. В 2018 году 11 сентября, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, впервые за сто лет в Предтеченском храме Верхотурья была совершена Божественная литургия.

В начале ХХ века обитель процветала, содержала детский приют, церковно-приходскую школу, 14 мастерских. Монастырские рукоделия стали известны в округе с конца XIX столетия. Вышивкой гладью и другими искусствами верхотурские сестры занялись по инициативе инокини Ольги (Кокоревой). Она же создала в Покровском монастыре прекрасный хор. Впоследствии инокиня Ольга – игумения Руфина – стала настоятельницей и возобновительницей Чердынского Иоанно-Богословского монастыря, привезла свет Русского православия за границу – в Харбин, Шанхай…

Историю монастыря в последующие годы, как и историю большинства русских обителей, можно писать практически под копирку: сначала сельскохозяйственная артель с оптимистическим названием «Надежда», потом разгон монахинь, многие из которых были отправлены в ссылку. Храмы использовали не по назначению, в Покровском до конца XX века действовала городская баня; на монастырской территории устроили детский дом.

Монастырь вернули Церкви в 1991 году. Восстанавливали его сестры, которым довелось еще соприкоснуться со старой монашеской средой. Например, детство монахини Агнии, нынешней насельницы Покровской обители, подвизающейся здесь более двадцати лет, прошло в кругу ссыльных монахинь. Они ей и посоветовали пойти в монастырь, от них она унаследовала: главное – иметь в сердце благодарность за всё и крепкую веру, что Господь не оставит.


Первой настоятельницей возобновленной обители стала монахиня Василисса (Занкова). На ее плечи легли самые тяжелые испытания. Она отдавала все силы для возрождения монашеской жизни, Покровский храм, занимаемый баней, приходилось даже брать «штурмом». После отвоевания – проводить длительную реставрацию. Это дело продолжила игумения София (Любых), она руководила обителью почти двадцать лет. Последние годы жизни пребывала на покое в родном монастыре. Сейчас рядом стоят два одинаковых мраморных креста – на могилках двух первых после возрождения настоятельниц …

Конечно, нынешним сестрам непросто: Верхотурье до сих пор находится в стороне от широких путей, население насчитывает всего около пяти тысяч. Но – тишина, воздух, какого в больших городах не сыскать, речка Тура, извивающаяся среди холмов, красота… Да и весь этот необычный город с его святынями, обителями, храмами, с последним возведенным в нашем отечестве кремлем, огромным Крестовоздвиженским собором мужского Николаевского монастыря – совсем не захолустье. И оказывается, везде можно и нужно открывать мир, его многогранность, познавать новизну.


– Сейчас мы стали делать Халлуми, Сент-Мор, Альпказе, Крокодильи слезы, Черную и Белую жемчужины, обычную брынзу… – игумения Магдалина (Сулеменева), настоятельница Покровского женского монастыря в Верхотурье, перечисляет сорта сыра, которые выпускают в обители. Небольшая сыроварня – мечта матушки настоятельницы, ставшая реальностью, была открыта в начале этого года. Даже по одним названиям сыров кто-нибудь назовет монастырских сестер гурманами. Но дело это увлекло. Теперь Покровский монастырь на Урале – маленький оплот высокой кухни. Здесь всё знают о белой и темной плесени, о технологиях, выдержках и многом другом. Секретами сыроделания делилась с насельницами жительница Челябинска: оставив прогоревший бизнес, она увлеклась этим благодарным и интересным делом, изучала особенности приготовления сыра в разных странах и научила сестер производить изысканный продукт. Молоко свое: четыре дойные коровы, две телки, одиннадцать козочек. Сыр пока присутствует в основном на монастырской трапезе, им почуют гостей, и всякий паломник может взять немного с собой. Словом, сыр – это и утешение, и радость, и новые знания, и свое производство…

– Слава Богу, – говорит матушка Магдалина, – здесь я дома. Всё как-то устраивается. Владыке говорю: «Мы домой поехали». А он: «Где ваш дом?» – «Монастырь, конечно, а где еще…» Сейчас готовимся к престольному празднику, для нас это радостное событие.

В маленьком городке у монастыря человек пятнадцать постоянных прихожан, но приезжают гости, добираются сюда из Москвы и других городов. Едут за тишиной, красотой. Паломники Верхотурья чаще всё же прибывают сюда поклониться мощам праведного Симеона Верхотурского, но практически каждый дойдет и до Покровского монастыря, поклонится святым мощам блаженного Космы Верхотурского († 1706), чудному образу Божией Матери «Умиление», – его создали – вышили монастырские сестры. В годы безбожной власти икону прятали, закопав в землю…

Сейчас в обители тридцать сестер. Каждый день совершается Божественная литургия, читается Неусыпаемая Псалтирь. Размеренная жизнь между молитвой и послушаниями. Помимо скотного двора и сыроварни, построены отапливаемые теплицы, в которых урожай огурцов собирают уже в начале апреля. Еще сестры на радость паломникам пекут пряники и сами их расписывают. Собирают грибы, клюкву, бруснику. Эти ягоды по возможности всегда на столе в любом виде. Так, отмечает матушка, меньше болеют простудными заболеваниями. Еще она, настоятельница, по-матерински ругает тех, кто раздетыми сейчас осенью выбегают на улицу. В этой малости – большая забота, внимание, попечение.

– Чтобы разобраться в монастырской жизни, надо просто жить… сглаживать неровности своего характера в общем житии, притираться… Без этого никак. Умный человек и так увидит, как надо, и как не надо делать, всё жизнь подскажет. А без смирения, терпения и несения послушаний – никак нельзя в монастыре. Со своим «я» тут невозможно.

– Как же вам, игумениям, удается всё знать, во многом разбираться? Вы можете и архитектору совет дать, и поварам… А университетов за плечами не было…

– Сила Божия в немощи совершается. Если Господь поставил на это послушание, Он и поможет. Да Божия Матерь никогда не оставит.

– Матушка, о чем же вы мечтаете?

– Если будем живы, надо развивать сыроварню. Дело это меня захватило в хорошем смысле. Думаю об устройстве гончарной мастерской. Храмы нам надо восстановить, да Богу и людям послужить и помолиться за этот мир. Земля эта освящена молитвами сестер. Так мы потихонечку и продолжим…


Юлия Стихарева


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ