Солдат Самуил

Сергей Любимов

Удивительный жизненный путь Алексея Ивановича Малькова – ныне монаха Самуила, насельника Саввино-Сторожевского ставропигиального  монастыря.

Детство

Будущий монах Самуил (Мальков) родился в 1924 году, в семье плотника, в Рязанской области, недалеко от города Спас-Клепики. Жизнь с самого детства была трудной. Родители умерли, когда Алексею было одиннадцать лет (в это время они жили уже в Москве). Пятеро сирот голодали, старались подрабатывать у соседей за кусок хлеба. В школе Алексей учился очень хорошо, комната была увешана грамотами (их тогда только ввели), свидетельствовавшими о его успехах.

Война

Начало Великой Отечественной войны Алексей встретил в училище. Ему было суждено пройти тяжелейшие бои на Курской дуге. Несмотря на всю тяжесть военного времени, для Алексея после голодной Москвы, по его словам, наступил «курорт»: он был всегда одет и хоть как-то накормлен.

Однажды на фронт пришла посылка от его бабушки Параскевы, которой в ту пору было уже сто лет, – сухари и детское байковое одеяло. Сухари съели, а одеяло Алексей приберег. И не зря. Когда вскоре стали раздавать обувь, для невысокого Алексея с его 39-м размером не нашлось подходящих сапог. Вот и пригодилось одеяло, из которого получились две пары портянок для большого размера. Тепло и удобно – всю войну проходил так. Еще кусок остался для шарфа. Командир часто приказывал: «Сержант Мальков, застегнитесь», – широкий ворот его шинели так торчал, что казалось, верхняя пуговица не застегнута… Так любовь его верующей бабушки помогла пережить войну.

…На фронте все верующими оказались. Монах Самуил вспоминает: «Сидим в окопах, а впереди раненые лежат, стонут: “Братья, помилосердствуйте”. Для меня это было проявлением веры людей, которые просили милости».


Чудеса

Сидит как-то Алексей в окопе, только что на передовую попал, и думает: «А немца я и не видел еще», – ростом-то невелик. Стал вылезать из окопа, а ему сразу пуля в каску, а был бы повыше, так и в лоб попала бы.
В другой раз Алексею так захотелось спать, что лег где был и уснул. Когда очнулся, оказалось, что завален ветками и землей. Была бомбежка, а он так крепко спал, что ничего не слышал. Слева воронка, справа воронка, а на нем ни царапины.

Ранение

«Сквозное пулевое ранение верхней трети правого бедра», – вспоминает отец Самуил фронтовой диагноз и смеется. Полз и попал под пулю снайпера. Подумал, что умирает, вспомнил: перед кончиной надо у всех близких попросить прощения. Начал просить мысленно прощения у бабушки. Долго он с ней прощался, а потом подумал, что есть и другие родные: «Сестра Тамара, прости. Брат Сергий, прости. Брат Михаил, прости…» Через какое-то время открывает глаза и думает: «Где я, на небе или на земле?» Разрывы снарядов слышатся, грязь в лицо полетела – живой еще! Пополз, нашел медсестру, попросил осмотреть себя, но она отказала, заявив, что он не из ее части. В итоге добрался до своих, где его вылечили: ранение оказалось не слишком тяжелым. Правда, все равно комиссовали.

Как загорелась вера

Алексей не был воцерковленным и о вере мало что знал, но крест всегда носил. Однажды, еще во время войны, он оказался на холме и увидел внизу сожженную деревню, печные трубы и нетронутый храм. Погода была переменчивой – то солнце, то тучи. «Вдруг, – вспоминает отец Самуил, – тучи разошлись, солнечный луч упал на купол храма и так засиял ярко, а у меня неописуемая радость на душе появилась, прямо благодать, стою и не могу с места двинуться. Только потом понял, что именно в этот момент вера во мне дала росток».

Любить врагов

Когда Алексею было одиннадцать лет, одноклассник сильно избил его, а он был хоть и маленького роста, но очень крепким физически и мог в ответ «навалять» так, что мало не показалось бы. Но именно тогда  у Алексея появилась мысль: «А дай-ка я ему не отвечу». И с тех пор он никогда ни одному человеку не отвечал на зло. Как бы его ни оскорбляли, унижали или даже били, – всё оставлял без ответа. Алексей еще и в храм не ходил, а эту заповедь христианскую строго соблюдал – чувствовал, что от этого душа ближе к Богу становится. А в храм пришел первый раз в жизни только в сорок восемь лет.

После войны

Работал инженером-технологом на заводе в Москве. Был женат, подрастала дочка. Жена Зинаида – очень красивая, чистая душой, сильно любила его, но скрывала это по скромности. Самое главное в семье, по словам отца Самуила, – доверие. В его семье доверие было необыкновенное.

Зинаида болела астмой... умерла у него на руках. Алексей попросил в морг ее не забирать и три дня до похорон не ел и не спал, молился за нее. Вскоре погибла дочка. Алексей остался один.

Первый раз в храме

Как-то в жаркий день зашел с другом в храм и вышел оттуда через двадцать минут: дольше находиться там было тяжело. Всего через несколько дней вновь зайдя в церковь, будущий монах Самуил пробыл там целых пять часов, и показалось мало… Впоследствии он долгое время служил алтарником в храме Рождества Христова в Измайлове.

Монашество

Уже проходя пономарское послушание, Алексей Иванович оставался обычным мирянином. Однажды к ним на приход приехал оптинский старец Илий (Ноздрин). Когда Алексей подходил к нему под благословение, тот трижды назвал его Николаем, и одна старая монахиня сказала, что, видно, быть ему монахом.

Он принял ангельский образ в Оптиной пустыни из рук самого отца Илия. Поскольку Алексею Ивановичу было тогда уже семьдесят девять  лет, его решили постричь сразу в мантию. Хотели сначала назвать Николаем, но нарекли Самуилом. Он вернулся в Христорождественский храм, но через некоторое время, часто бывая в Саввино-Сторожевском монастыре, так прикипел душой к этой обители, что был принят в число братии. Сейчас монаху Самуилу девяносто два года.


***

Духовные советы монаха Самуила: как спастись в современном мире –  «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, Бога благодарите, злом за зло не воздавайте».

Любимые книги отца Самуила: «Об умной или внутренней молитве» преподобного Паисия (Величковского) и труды архимандрита Иоанна (Крестьянкина).

Три правила счастья: счастлив тот, кто несчастья не боится и счастья не желает; счастлив тот, кто доволен тем, что у него есть; счастье в том состоит, чтобы других делать счастливыми.