Братья Путиловы – основатели Оптинского скита

26 декабря Церковь празднует обретение мощей преподобных Моисея и Антония, старцев Оптинских.

Преподобные Моисей и Антоний (в миру Тимофей и Александр Путиловы) открыли новую страницу в истории Оптиной пустыни. Вместе со старцами Львом (Наголкиным) и Макарием (Ивановым) они превратили небольшую, затерянную в калужских лесах обитель в духовный центр России середины XIX – начала XX века.

Братья были родом из благочестивой семьи. Их отец, Иван Григорьевич, воспитывал детей в христианском духе, однако не желал видеть их монахами. Стремившуюся в монастырь старшую дочь Анисью он насильно выдал замуж. Она вскоре (в 1800 году) умерла, а ее супруг ушел в Саровскую пустынь, где в ту пору подвизался преподобный Серафим Саровский. Туда же, вопреки воле отца, в 1805 году поступили старшие сыновья Тимофей и Иона (отец смирился с их решением только на смертном одре).

Большое влияние на старших братьев Путиловых в начале их духовного становления оказали московские подвижники: монахиня Досифея (по преданию, княжна Тараканова) и старцы Новоспасского монастыря Александр и Филарет, с которыми Тимофей и Иона познакомились еще до поступления в монастырь в период их непродолжительной службы в Москве. Именно московские старцы благословили Тимофея перейти в Свенский монастырь Орловской епархии. Это произошло в 1808 году. Брат Иона (в монашестве Исаия) остался в Саровской обители и впоследствии стал ее настоятелем.

В Свенском монастыре подвизались ученики старца Паисия (Величковского). Многие из насельников обители продолжали потом свой подвиг в находившихся рядом Рославльских лесах. В 1811 году Тимофей также ушел в лесной скит, став учеником старца Афанасия, опытного подвижника и молитвенника. Здесь он принял монашеский постриг с именем Моисей, в честь преподобного Моисея Мурина.


Пустынники ежедневно совершали службу по кельям, а на воскресные и праздничные дни собирались на богослужение вместе. Время проводили в трудах и молитвах. Отец Моисей читал аскетические труды святых отцов, переписывал богослужебные книги и переводы святоотеческих творений, сделанные еще старцем Паисием. Изредка приходили посетители, которым подвижники давали духовные наставления.

В 1816 году в тот же лесной скит прибыл Александр Путилов, став послушником у своего брата. Это духовное наставничество сохранилось на всю жизнь. В дальнейшем Александр был пострижен с именем Антоний, в честь преподобного Антония Великого.

В 1820 году, совершая поездку в Москву, отец Моисей посетил Оптину пустынь, где произошла его встреча с правящим архиереем Калужской епархии Филаретом (Амфитеатровым). Владыка давно желал устроить в Оптиной уединенный скит и поручить это рославльским пустынникам, зная об их подвижнической жизни. Отец Моисей понравился владыке своим смирением и духовной рассудительностью. 6 июня 1821 года с несколькими монахами (включая отца Антония) преподобный Моисей прибыл в Оптину пустынь.

Первым делом началась расчистка места для будущего скита. Затем были построены храм во имя святого пророка Иоанна Предтечи и кельи. Для освящения храма в начале 1822 года приехал епископ Филарет. Отец Моисей просил у него разрешения постричься в схиму, но владыка настоял принять священство. 22 декабря 1822 года отец Моисей был рукоположен во иеромонахи и определен духовником Оптиной, продолжая заниматься устроением Предтеченского скита.

Отец Моисей очень любил цветы, поэтому на территории были посажены множество различных видов цветов и деревьев, которые со временем стали настоящим украшением скита. Отец Антоний трудился на разных послушаниях, пребывая в подчинении у брата. 24 августа 1823 года он был посвящен владыкой во иеродиакона, а в 1827 году в иеромонаха.


В 1825 году отец Моисей был избран настоятелем Оптиной пустыни. Сам преподобный потом вспоминал, что согласился на настоятельство, предполагая пробыть в этой должности лет десять, а затем жить в уединении. Но труды по управлению монастырем ему пришлось нести до конца своих дней.


За это время обитель буквально преобразилась. Здание Введенского собора было расширено, сооружены два боковых придела. В братской трапезной устроена церковь преподобной Марии Египетской, возведена кладбищенская церковь. Внутри храмов стены были украшены росписями, обновлены иконостасы. Расширилась и пополнилась прекрасными облачениями монастырская ризница. Были благоустроены и расширены существовавшие братские корпуса и вновь построено еще семь; возведены каменная ограда с семью башнями, большой корпус для братской трапезы, новое каменное здание монастырской библиотеки. Настоятель сам заботился о пополнении ее книгами. Помимо душеполезной литературы отец Моисей приобретал книги по разным областям знания.


Паломники встречали в Оптиной радушный прием: для них были построены новые гостиницы (восемь корпусов с тремя флигелями). Из хозяйственных заведений появились два конных двора с братскими кельями, скотный двор, мельница, кирпичный и черепичный заводы. Почти в два раза расширились земельные владения обители. На земле, высочайше дарованной монастырю в 1853 году, был устроен хутор для сбора сена и рыбной ловли.

Все эти обширные преобразования и постройки начинались фактически без денег. Настоятель, веря в Промысл Божий, мог предпринять строительство нового корпуса, имея всего каких-нибудь 15 рублей, но средства со временем появлялись и строительство шло.

Когда отец Моисей принял в свое управление обитель, то отца Антония владыка Филарет утвердил скитоначальником. Ему было всего тридцать лет, и в его подчинении оказались многие иноки, старше возрастом и занимающие более высокие ступени в монашестве. Но он, несмотря на молодые годы, умел обходиться со всеми так, чтобы никого не задеть. Кроме того, сам он являл убедительный пример послушания, во всем повинуясь настоятелю.

Главное внимание и игумен, и скитоначальник уделяли обустройству духовной жизни обители. При содействии отца Моисея в 1829 году в скиту поселился старец Лев (Наголкин), а следом за ним и его ученик отец Макарий (Иванов). И игумен Моисей, и отец Антоний духовное руководство обителью и скитом передали старцам, да и сами вверили себя их попечению. Так, личным примером, они воссоздавали в Оптиной забытую традицию, которая была с древности основой иноческой жизни. Старая братия, не знакомая с этим установлением, выражала недовольство, воспринимая правила послушания старцу, откровения помыслов как некое «новомодное учение». На настоятеля и старцев сыпались доносы и жалобы. Особенно трудным был период с 1835 по 1851 год, когда Калужской кафедрой управлял епископ Николай (Соколов). Владыка вмешивался не только в хозяйственные дела. Он всячески препятствовал деятельности старцев, а настоятель был лишен права по своему усмотрению постригать иноков и назначать их на различные должности. Преуспевших в духовной жизни монахов по распоряжению владыки переводили в другие обители. Так в 1839 году скитоначальник отец Антоний был отправлен на должность настоятеля Малоярославецкого монастыря и смог вернуться в Оптину только в 1853 году. Отец Моисей выдержал это многолетнее испытание, видя в нем Божественный Промысл, направляющий его на борьбу с собственными страстями.


Преподобного Моисея можно назвать образцовым настоятелем. Он уникальным образом сумел соединить истинную нестяжательность и неустанное попечение о нуждах обители. Вся его «экономическая политика» строилась на полном подчинении воле Божией и служении ближнему. В результате запущенный маленький монастырь превратился в славную своими молитвенниками обитель, где нищий всегда мог найти кров и хлеб, ищущий духовной пищи – мудрое наставление, запутавшийся в житейских обстоятельствах – разумное руководство.

Отец Антоний, будучи скитоначальником, оказывал огромную помощь брату в деле устроения обители. Когда же он вернулся в Оптину вновь после настоятельства в Малоярославецком монастыре, открылись многие его духовные дарования. Вот как вспоминает о нем отец Климент (Зедергольм): «Он не отчаивался ни в чьем исправлении и умел воздвигать людей нерадивых и малодушных, и как бы кто ни упадал духом, всегда успевал беседами своими вдохнуть благонадежие. В советах же и наставлениях своих был крайне осторожен и указывал на слова святого Исаака Сирина, что надо с людьми обходиться как с больными и успокаивать их наиболее, а не обличать, ибо это больше их расстраивает, нежели приносит им пользы...»

Отца Антония в Оптиной любили все без исключения. Он помнил день Ангела каждого из насельников обители, поздравлял и делал небольшие подарки. Говорили, что даже один его вид вселял в души мир и успокоение.


Весной 1862 года тяжело заболел отец Моисей. 6 июня его постригли в схиму, а 16 июня он тихо отошел ко Господу. Кончина брата подорвала силы отца Антония. 9 марта 1865 года он был пострижен в схиму. С этой поры старец еще более уединился, чувствуя, что исход его из этой жизни уже недалек. Он прекратил прием мирских лиц, а братию стал принимать реже. Отец Антоний постоянно ощущал около себя присутствие брата. Души их таинственно беседовали, и почти не проходило дня, чтобы почивший во сне не являлся ему.

Скончался старец Антоний 7 (20) августа 1865 года и был погребен возле брата в Казанском соборе монастыря.


Материал подготовила Мария Мономенова

Материалы по теме

Новости

Доклады