Внутренний подвиг монахини Досифеи и ее почитание. Поиски и находки

Иоанно-Предтеченский монастырь

Десять лет назад в Иоанно-Предтеченском ставропигиальном женском монастыре в Москве прошла первая конференция, посвященная 200-летию со дня преставления монахини Досифеи. На ней прозвучало немало сообщений о старческом служении и благодатной помощи подвижницы, в 1785 году насильно помещенной в один из самых мрачных монастырей Москвы, где она провела в затворе почти четверть века. Сестры возрождающейся обители и их помощники все эти годы собирали материал, который они несколько раз подавали в Синодальную комиссию по канонизации святых, однако каждый раз получали отказ с замечаниями. Одно из замечаний – не проведено научное исследование. В декабре 2018 года была создана Досифеевская группа для научно-исследовательской работы и подготовки документов к канонизации старицы с учетом замечаний Комиссии. И сегодня рабочая группа продолжает напряженно трудиться.

Новый этап: историчность личности Ивановской старицы подтверждена

Вторая научно-практическая конференция «Старица Московского Ивановского монастыря Досифея», приуроченная к 210-й годовщине ее преставления, состоялась в обители на Китай-городе совсем недавно, в начале этого месяца. Открывая форум после совершения в монастырском соборе панихиды по монахине Досифее, настоятельница обители игумения Елисавета (Никишкина) сказала: Церковь Небесная и Церковь земная неразделимы, и когда мы молимся жителям Небесного Града, обращаемся к ним, они становятся нам еще ближе. Вот жил кто-то двести лет назад, подвизался, а мы сейчас говорим о нем так, будто он находится среди нас. По словам игумении Елисаветы, благодаря трудам Досифеевской группы, которую возглавила насельница обители монахиня Тавифа (Исаева), у собравшихся в конференц-зале обители появилась редкая возможность услышать многие интересные факты о монахине Досифее и узнать о подвижнице то, что мы бы хотели, допустим, знать о своем близком человеке. О чем он думает? Как он живет? Что он делает? Куратор конференции, казначея монастыря монахиня Анувия (Виноградова) подчеркнула, что членам Досифеевской группы удалось найти документы, подтверждающие историчность личности Ивановской старицы. К числу важных находок относятся и архивные сведения о лицах, имевших общение с подвижницей. В результате коллективных трудов, неустанных поисков всё возрастающий объем нового материала стал уже внушительным научно-исследовательским багажом. Но прежде, чем познакомить участников конференции с его «содержимым», мать Анувия предложила послушать доклад монахини Феониллы (Харченко) «Житие монахини Досифеи по публикациям XIX-XX века». В качестве введения к теме или преамбулы.

Как на небольшой учебной доске мать Феонилла схематично разделила мелом имена и годы жизни двух личностей – самозванки и старицы, так и в своем докладе она провела четкую границу между ними, по опыту послушания экскурсовода зная, что в умах несведущих людей царит историческая путаница. Первой, именовавшей себя принцессой Владимирской, у которой были и другие имена (в том числе и княжна Тараканова, якобы дочь императрицы Елизаветы Петровны и графа Разумовского, а значит – претендентка на Российский престол!), посвящена масса художественных произведений. Про другую – тайну рождения принцессы Августы Таракановой, ее насильственное заточение в Ивановской обители по распоряжению Екатерины II и преображение души через избранный невольницей путь полного доверия к Богу – написаны жизнеописания или жития. Именно этим житиям докладчица уделила основное внимание. Она рассказала о разных трудах того времени, касающихся старицы Досифеи. Но совершенно замечательный труд, где впервые появились ссылки на источники, составил известный историограф протоиерей Василий Руднев. Настоятель храма Святой Троицы на Шаболовке, позже назначенный настоятелем Данилова монастыря и постриженный в монашество с именем Тихон. Отец Василий буквально вернул сестрам восстанавливавшейся в XIX веке обители ее историю. А уже в конце XX века священник Афанасий Гумеров – ныне архимандрит Иов, насельник Сретенского монастыря в столице – по благословению священноначалия составил житие старицы – и тоже богатое ссылками на источники. Вообще батюшка, наш современник, на стыке столетий по поручению Патриарха и Комиссии по канонизации святых подготовил целый ряд материалов к канонизации многих святых. И вот уже прославлены блаженная Матрона Московская, святитель Макарий (Невский), преподобный Аристоклий, старец Афонский и Московский. Подготовлен материал к канонизации Великого князя Сергия Александровича, который упокоен вместе с монахиней Досифеей в храме-усыпальнице преподобного Романа Сладкопевца в Новоспасском монастыре в Москве.

Прозвучало еще одно важное сообщение – из недалекого прошлого. По благословению настоятельницы обители игумении Афанасии (Грошевой), находящейся сейчас на покое, летом 2008 года докладчица встретилась с наместником Новоспасского монастыря архиепископом Алексием (Фроловым). Тема встречи – разговор о возможности прославления старицы Досифеи. Как наместник монастыря он в свое время инициировал процесс обретения мощей подвижницы и впоследствии благословил к той исторической надписи, что сохранилась на надгробии и была воспроизведена на надгробии в усыпальнице («Под сим камнем положено тело усопшия о Господе монахини Досифеи обители Ивановского монастыря, подвизавшейся о Христе Иисусе в монашестве 25 лет и скончавшейся февраля 4 дня 1810 года») добавить: принцесса Августа Тараканова. Также приснопамятный владыка Алексий решил оставить могилу матушки Досифеи в усыпальнице бояр Романовых не зацементированной (как и могилу Великого князя Сергия Александровича) – на случай их прославления...

Кандидат исторических наук Дмитрий Давиденко в своем докладе «Подготовка новой редакции жития старицы Досифеи по архивным источникам» подробно рассказал о находках, большая часть которых пришлась на вторую половину 2019 года. Членам Досифеевской рабочей группы пришлось немало часов провести в Центральном Государственном архиве Москвы и в отделе рукописей Российской Государственной библиотеки. Сестры обители, монахиня Тавифа (Исаева) – руководитель группы – и инокиня Софрония (Адвахова), съездили в командировку Саранск, где в Центральном государственном архиве Республики Мордовия нашли очень интересные материалы. Также кропотливая поисковая работа велась в архивных фондах Новоспасского монастыря и Оптиной пустыни. В целом было выявлено 10 документов (как прижизненных, так и посмертных), в которых упоминается старица. О чьей кончине, добавил Дмитрий Григорьевич, на следующий день, 5 февраля 1810 года, узнала вся православная Москва – настолько велико было ее почитание! (Почему подвижница хотела быть упокоенной в Московском Новоспасском монастыре, было подробно изложено во втором докладе Д.Г. Давиденко: «Почитание старицы Досифеи в XІX – начале XX в. и церковно-археологические памятники Московского Новоспасского монастыря». (Кстати, именно он, историк-архивариус, нашел документальное подтверждение, что монахиня Досифея – это не какая-нибудь выдуманная легендарная личность, а реальный человек, живший в XIX веке. И нашел он это подтверждение в книге записей Новоспасского монастыря о погребении монахини Досифеи). Если говорить о результате работы участников вышеназванной группы, то, во-первых, была составлена историческая справка – своего рода документальное повествование о старице Досифее. Во-вторых, появилась новая литературная редакция ее жития.

Всё в Божьем мире тесно переплетено

Это мы чувствуем каждый раз, узнавая о жизни людей истинной святости, Промыслом Божиим связанных между собой. Много чего ценного добавили кропотливые исследования архивного материала, предпринятые Досифеевской группой в минувшем году, к уже известным подробностям личного знакомства таинственной затворницы и братьев Путиловых – 19-летнего Тимофея и 14-летнего Ионы, избравших благодаря ее прозорливости и мудрым наставлениям монашеский путь. Старший, Тимофей, впоследствии более 37 лет возглавлял Оптину пустынь – преподобный Моисей Оптинский. Младший, Иона (в постриге – Исайя), стал настоятелем Саровской пустыни. Отметив, что особенностью всех оптинских агиографов было стремление к историчности, опора на источники, многие из которых хранились только в обители, доктор филологических наук, профессор Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова Варвара Каширина, привела примеры доверительной переписки между братьями Путиловыми и старицей из Ивановской обители. Тема доклада В.В. Кашириной – «Архивные материалы из фондов Оптиной пустыни о монахине Досифее». В нем она не только проанализировала письма, обнаруженные в полной и в краткой редакции, но и обратилась к Синодикам Оптиной пустыни, где в самой начальной части, наряду с игуменом и родственниками отца Моисея, поминается «монахиня Досифея». Чувствовалось, что глубоко раскрытая докладчицей тема уникальности материалов, найденных в Оптиной пустыни, вызвала у аудитории большой интерес.

Матушка Досифея направила юных Путиловых в Новоспасский монастырь, к младшим современникам преподобного Паисия (Величковского), с коими она находилась в духовно-молитвенном общении. К наместнику обители иеромонаху Александру (Подгоричани или Подгорченкову, как писалась его фамилия в России) и иеромонаху Филарету, в схиме Феодору (Пуляшкину). Но всё же старица и сама не оставляла братьев духовным руководством до конца своей жизни. А они в письмах к «Досифее Матвеевне» постоянно поднимали тему молитвы и тему совести (как некого барометра духовного состояния личности), о чем подробно рассказала в выступлении «Духовные наставления старицы Досифеи в переписке с братьями Путиловыми» кандидат педагогических наук, доцент кафедры общей и социальной педагогики ПСТГУ Елена Разоренова). Однако, думается, в вопросе о наставничестве старицы важен тот четкий акцент, который сделал в своем докладе «Круг общения монахини Досифеи и духовная традиция преподобного Паисия (Величковского)» кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Олег Родионов. Рассуждая, можно ли Ивановскую подвижницу Досифею считать старицей в духе того старчества, что было принесено в славянский мир преподобным Паисием (Величковским) и затем распространено по всей России его учениками, Олег Алексеевич остановился на следующих аспектах. После смерти Екатерины II режим изоляции от внешнего мира у затворницы стал менее строгим: она получила возможность общаться с людьми. За мудрым советом, утешением, благословением к ней пошел самый разный народ – от высокопоставленных особ до простых людей. Но здесь, подчеркнул О.А. Родионов, мы не наблюдаем той формы старческого окормления, с которой в основном связывается традиция преподобного Паисия: когда жизнь старца и его ученика протекает, условно говоря, под одной крышей ¬– в стенах одного монастыря, и между ними происходит постоянное общение. А матушка Досифея, по словам докладчика, относится другому типу подвижника, хорошо известному в истории православного монашества. К типу подвижника, наделенного богатыми духовными дарами и принимавшего всех желающих получить наставление.

В конце своего доклада Олег Родионов высказал сожаление, что пока мы не располагаем никакими сведениями о круге чтения старицы. Но, может, когда-нибудь в архивах будет найдена какая-либо опись, указывающая на состав библиотеки Иоанновской обители? Еще одно предположение высказал ученый. В то время во многих монастырях России циркулировали переводы трудов преподобного Паисия в рукописных копиях. Осуществлены они были непосредственно с тех книг, что переписывались в обителях, находившихся под старческим окормлением преподобного. И узница-монахиня могла их читать! Она могла от них напитаться. Могла, черпая духовную мудрость из святоотеческих книг, делиться ею с теми, кто к ней приходил. «Но, конечно, пока это только предположение», – заключил О.А. Родионов, добавив, что на этом пути исследователей наверняка ждут находки и открытия.

Встреча со старцами преображает жизнь

Не менее интересными и важными (и, надо отметить, как и предыдущие выступления – с замечательным визуальным оснащением) были доклады о ярких личностях прошлого, не имевших прямой связи с монахиней Досифеей, но связанными с ней через старцев невидимыми духовными нитями. С докладом «Старец Московского Новоспасского монастыря Филарет (Пуляшкин) и супруги Киреевские» выступила кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института мировой литературы РАН Марина Анатольевна Можарова. Как говорилось выше, с иеромонахом Филаретом (в схиме Феодором) у Ивановской подвижницы было духовно-молитвенное общение. Незадолго до своей кончины, советуя отчаявшейся вдове, помещице Курманалеевой, обращаться именно к нему, в Новоспасский монастырь, матушка Досифея сказала, что в наше время трудно найти такого великого старца. Он – великий угодник Божий, и его надо держаться! Здесь можно провести некую параллель: как по воле Божией совершилось преображение души принцессы Августы Таракановой, вывезенной из Европы с применением хитрости и обмана, и заточенной в «каменном мешке», так и после общения со старцем Филаретом преобразилась душа Ивана Васильевича Киреевского. Сегодня его имя ассоциируется с Оптиной пустынью – с изданием святоотеческих творений, направленных на то, «чтобы те начала жизни, которые хранятся в учении Святой Православной Церкви, вполне проникнули убеждения всех степеней и сословий наших…». Под духовным руководством старца Макария Киреевский, прежде известный в просвещенном обществе как человек «европейского толка», увлеченный западной философией, стал, по словам М.А. Можаровой, смиренным послушником, занимающимся кропотливым книжным трудом. Мирским «оптинцем», первым предпринявшим попытку создания религиозной философии в России.

К старцу Филарету (Пуляшкину) Киреевского привела его жена, Наталья Петровна, знавшая подвижника с ранних лет, поскольку тот окормлял ее мать. Правда, изменения духовного порядка в душе Ивана Васильевича происходили медленно – только спустя восемь лет после женитьбы на девице, воспитанной в правилах строгого христианского благочестия, он надел нательный крестик. Известна записка под названием «История обращения Ивана Васильевича», написанная другом семьи А. И. Кошелевым со слов Натальи Петровны – уже после кончины супруга. Всё ее содержание от первой до последней фразы представляет большой интерес, но приведу лишь два момента. После свадьбы благочестивая жена была поражена отсутствием в муже веры и полным пренебрежением обычаев Православной Церкви. Можно представить, как ранило ее к примеру, предложение супруга почитать с ним Вольтера. (Что примечательно: глубоко верующий отец Ивана Васильевича скупал на свои деньги произведения Вольтера, чтобы их сжечь. Так, по его убеждению, он боролся с западной заразой, которая проникала в Россию). А вот сын… Поворотным моментом в жизни И.В. Киреевского стал день, когда супруга, ездившая к старцу Филарету, привезла ему от старца нательный крест. Перед этим Киреевский сказал, что наденет крест, если тот будет прислан от отца Филарета, ум и благочестие которого он уважал. Узнав об этом, старец снял с себя крест со словами: «Да будет он Ивану Васильевичу во спасение». И действительно именно с того дня начался новый этап жизни этого высокообразованного одаренного человека, который сумел увидеть в православии единственное истинно христианское вероучение и многое сделать для просвещения людей светом Христовой Истины.

Еще одна многогранная личность, преданная Богу, предстала перед нами в следующем докладе – «Письма храмоздательницы Ивановского монастыря М.А. Мазуриной к преподобному старцу Оптиной пустыни Антонию (Путилову)». (Докладчик – инженер-конструктор, советник управы Дмитровского района Светлана Духанова). Выполняя волю своей родственницы по мужу богатой вдовы Е.А. Мазуриной и благословение митрополита Московского Филарета (Дроздова) возобновить Ивановский девичий монастырь, Мария Александровна, кроме того, общалась со многими старцами своего времени: иеромонахом Иларионом (Ремизовым) – духовником Симонова монастыря, отцом Досифеем из Киево-Печерской лавры, Глинскими старцами и особенно – со старцем Антонием, младшим братом настоятеля Оптиной пустыни и Саровской пустыни – схиархимандрита Моисея и игумена Исайи II. Недавно было обнаружено 53 письма Мазуриной к отцу Антонию. Как отметила докладчица, они представили совершенно иную картину о личности храмоздательницы. Молодая вдова, оставшаяся с пятью детьми (двое потом умерли в младенчестве) не замкнулась в своем горе. Она писала, что у нее «горячее сердце» и просила старца Антония давать ей как можно больше поручений. Признаваясь, что больше всего на свете любит книги, Мазурина с огромным энтузиазмом выполняла поручения батюшки по рассылке книг в разные монастыри. Отец Антоний передавал ей литературу, указывая, куда что надо послать, а какие-то книги просил разыскать в Москве. Она сама зашивала довольно объемные посылки, сама ездила на почтамт, где все ее знали и обычно пропускали без очереди. Если просимых батюшкой книг не было в книжных лавках на Никольской или в Синодальной типографии, то писала в Петербург, Казань, Ригу. У нее были напор, энергия, желание помочь, и Господь так распорядился ее жизнью, что, по ее словам, она, простой мирской человек, общалась с выдающимися старцами своего времени. (И эта искрометная страница того времени теперь вписана в книгу истории монастыря!) К слову, вот один штрих к характеру Марии Александровны. Старец Антоний писал ей: «Матушка, благодетельница», на что она отвечала: «Вы извините меня, пожалуйста, за дерзость, но не называйте меня ни матушкой, ни благодетельницей. Я вот грешный человек, так и называйте…»

«Матушка Досифея, помолись о нашей большой стране России и о людях, живущих в ней!»

Статистика может быть увлекательной, если за цифрами, пусть даже небольшими, стоят значимые вещи. Что подтвердило живое эмоциональное и содержательное выступление историка, политолога, экскурсовода-консультанта Иоанно-Предтеченского монастыря Ольги Корниловой «Современное почитание старицы Досифеи». Возле гробницы матушки Досифеи в усыпальнице бояр Романовых Новоспасского мужского монастыря было решено положить тетрадь, куда бы люди могли записывать свои просьбы к старице и благодарности за ее молитвенное ходатайство. Четыре больших тетради уже заполнены, сейчас там лежит пятая. Также с декабря 2018 года в усыпальнице были установлены дежурства «Дежурных старицы Досифеи» из числа волонтерского состава «Экскурсовод-Консультант». Дежурные считают, сколько людей подходит к гробнице старицы и тактично спрашивают, знают ли экскурсанты что-то о подвижнице, а интересующимся рассказывают о ее жизни или, наоборот, записывают с чьих-то слов истории о благодатной помощи и следят за заполнением тетради для посетителей. Предпринятый анализ одной из тетрадей показал, что бывает до 70 письменных обращений в месяц к непрославленной святой. Конечно, чаще всего люди просят о здоровье. Еще просят духовной мудрости и матушкиного содействия в налаживании семейной жизни и в поисках путей спасения. Или – помощи в борьбе с унынием. Кто-то не может найти свою вторую половинку, кто-то – работу. Разный спектр проблем просматривается. Доверие к старице велико! Во всех этих обращениях она предстает живым человеком – слушающим, понимающим. Некоторые приходят к ней не один раз. Трогательны просьбы помолиться о России. Человек, подписавшийся Сергеем из рода Романовых, просит подвижницу спасти Святую Русь, ее народ и его семью. Встречаются просьбы прославить старицу Досифею в лике святых. В этом плане есть обращения непосредственно к ней, есть обращения к священноначалию нашей Церкви…

***

В заключение Светлана Зотова и Светлана Сергеева, члены Досифеевской группы, познакомили участников конференции с отчетом о поэтапной деятельности на тех направлениях, которые были избраны энтузиастами. Они рассказали о находках, что сподвигли определенный круг людей к дальнейшей исследовательской работе, соединившей мирян и сестер обители – монахиню Тавифу (Исаеву) и монахиню Анувию (Виноградову). (Их вдохновляющую и координирующую роль миряне чувствуют постоянно). Теме сбора материалов для подготовки к канонизации известной подвижницы благочестия был посвящен небольшой слайд-фильм, сделанный с такой любовью и на таком хорошем профессиональном уровне, что хочется низко поклониться его создателям. Одна картинка с краткой информацией сменяет другую: заседания рабочих групп в монастыре и работа в разных архивах; панихиды по матушке Досифее в Новоспасском монастыре и поездки в места, связанные с сестрами-предшественницами обители на Китай-городе. Образно говоря, в фильме проложены маршруты духовной географии. А особую атмосферу при его просмотре создает музыка ирландско-норвежского дуэта Secret Garden, навевающая мысли о вечности.

И последнее. Как отметили участники форума, прослушав 8 докладов, конференция оправдала определение «научно-практическая». Научная часть была достойно представлена. В отношении практической части нельзя не согласиться со следующим мнением: некоторые презентации являются почти что готовыми методическими пособиями. Вероятно, их можно будет использовать на каких-то курсах, в экскурсионной работе, в миссионерской, просветительской деятельности, чтобы они стали доступны многим.

Автор: Нина Ставицкая
Фото: Владимира Ходакова, Светланы Зотовой и Светланы Духановой