Богослужения суточного круга как основной «средообразующий» фактор монастырской жизни

Епископ Петергофский Силуан

Доклад епископа Петергофского Силуана, ректора Санкт-Петербургской духовной академии на круглом столе «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства» (Воскресенский Новодевичий женский монастырь Санкт-Петербурга, 24–25 июля 2019 года)

Установление такого распорядка дня, когда равномерно чередуется труд и молитва, – является основополагающим условием для нормальной монастырской жизни. Уже в одном из древнейших уставов общежитийного монашеского жития «Уставе преподобного Пахомия Великого», а точнее – в «Уставе Тавеннисиотского общежития» в интерпретации святителя Феофана Затворника, мы видим, что жизнь монашествующих регламентировалась и упорядочивалась богослужениями суточного круга, в той стадии, в которой они сформировались в середине IV века.

Так Ангел, явившийся преподобному Пахомию, «заповедал днем совершать 12 молитв, и столько же вечером и ночью, да 3 молитвы в 9-м часу. Это молитвословия, на которые собирались все вместе в церковь. Дневное было совершаемо в полдень; вечернее – пред заходом солнца; ночное – в полночь; девятичасовное – в 9-м часу, по нашему в 3 пополудни» [1]. Богослужебная традиция тавеннисиотов в вопросе времени совершения опиралась на практику тогдашних общественных богослужений в приходских храмах Верхнего Египта: вечерние монашеские службы приравнивались к совершению 9-го часа, вечерни и панихиды ночные – к совершению утрени, дневные – к часам 3-му и 6-му, а также Литургии [2].

Помимо так называемых «собраний», то есть общей молитвы, уже в киновиях преподобного Пахомия возникает и обязательное келейное правило: в каждом из домов монастыря в час рассвета совершалось особое молитвословие, а вечером читались шесть молитв. Есть мнение, что добавление этих келейных молитв уже связано с преемниками преподобного Пахомия – преподобным Орсисием и Феодором Освященным [3].

О важности участия в богослужениях суточного круга, говорит тот факт, что опоздание в церковь по уставу преподобного Пахомия считалось нарушением законов иноческого жития и опаздывавший подвергался епитимии. Также стоит обратить внимание на 142 пункт устава, где говорится: «будет ли брат плыть по реке в лодке, или будет в дороге и в поле, или на каком-либо ином послушании вне обители, часов псалмопения и молитвы не должен пропускать» [4].

Обязательное регулирование монастырской жизни суточным богослужением видим мы в последующих общежитийных уставах, в том числе и в Типиконе преподобного Саввы Освященного. Так, Кирилл Скифопольский, жизнеописатель преподобного, повествует о строгости правила участия монашествующих в богослужениях суточного круга: в то время как святой император Юстиниан обсуждал со своим квестором ходатайство преподобного Саввы, сам старец «отойдя недалеко тайно читал Давидовы псалмы и совершал службу 3-го часа», а на упрек своего диакона в невнимании к царю ответил: «Они, сын мой, делают свое дело, а мы должны делать свое» [5].

На Западе здравое соотношение молитвы и труда монашествующих регламентировал Устав преподобного Венедикта Нурсийского, подробно рассматривающий вопросы совершения богослужений в зимнее и летнее время, ночные богослужения и бдения в память святых, чин псалмопения. На вопрос «Сколько каждый день совершать богослужений?» в Уставе преподобного Венедикта есть следующий ответ: «Пророк говорит: «Семикратно в день прославляю Тебя» (Пс. 118:164). Это священное седмиричное число мы исполним, совершая утреню, первый, третий, шестой и девятый часы, вечерню и повечерие» [6].

Постепенное формирование чинопоследований богослужений суточного круга находило все более яркое и подробное отображение в монастырских уставах. Жизнь монастыря определялась обязательным участием его насельников или насельниц во всех богослужениях суточного круга. Так в Уставе преподобного Феодора Студита мы видим интересный момент: теперь послушание монахов определяет их обязательное участие или неучастие в богослужениях суточного круга: «Надлежит знать, что после того, как мы совершим стихословие псалтири, на третьей Славе кафизмы канонарх трижды ударяет (в било), чтобы собрались те, кои еще изучают псалтирь, для совместнаго с нами пения канона, ибо они выходят (из церкви) до шестопсалмия и до того времени занимаются изучением (псалтири); потом трижды ударяет и на Хвалитех, когда должно читаться оглашение великаго отца и учителя Феодора» [7].

Интересны уставы монастырей Святой Афонской Горы, в которых нашли отображение элементы савваитского и студийского уставов в соединении с особыми местными элементами, воспринятыми от святых ктиторов афонских монастырей или появившимися в силу местных условий жизни. Более подробно можно ознакомиться с ним по изданию «Святогорский устав Церковного последования» [8]. В Уставе Великой Лавры, в главе о монахах мы читаем, что «они должны в обязательном порядке посещать установленные службы, бдения и церковные таинства во всяком благочестии и страхе Божием, кроме тех случаев, когда если у них есть уважительные причины» [9].

В русских монашеских общежитийных уставах довольно часто вопрос обязательного участия монашествующих в богослужениях суточного круга отсутствует. Объяснение этого видится в следующем – неопустительное посещение иночествующими богослужений является само собой разумеющимся для насельника монастыря. В Уставе преодобного Корнилия Комельского (XV век) читаем: «Наипаче потщимся, братия, исполнить весь чин церковной молитвы, как нам повелевают Божественные Писания» [10]. Нет конкретизации богослужебных последований – «божественного пения» кроме как завершения дневного богослужения Литургией: «По совершении Божественной литургии братия, выходя из церкви, идут в трапезу» [11]. Подобное видим и в «Духовной грамоте» преподобного Иосифа Волоцкого: «Еже поспевати к началу пения всякого, а со своего места на иное не преходите, а из церкви или из трапезы с пения не ходите прежде отпуста без благословения, кроме великия нужда; не беседовати, ниже смеятися на пении, а после пения в церкви и в трапезе не оставатися, а крылошаном имети брежение о церковном пении и о прочитании и о псалмех» [12].

В XIX веке мы видим уже иную картину в жизни русских обителей, когда посещение всех богослужений суточного круга становится не обязательным для труждающейся братии. Особенно это характерно для северных монастырей. Так в «Соловецком патерике» указывается, что «Утреннее богослужение обыкновенно начинается в три часа, а в праздники в два и в час пополуночи… Труждающиеся братия, большею частию, остаются для слушания полунощницы в храме Преподобных; но настоятель и все священнослужители, кроме больничных, обязываются находиться при всех службах в соборе. От утреннего богослужения не освобождается никто; поэтому будильник в начале полунощницы, помолившись пред местными иконами и приняв благословение настоятеля, оглядывает сперва клиросы и потом обходит всю церковь для поверки, все ли находятся у службы… По пропетии тропаря на “Бог Господь”, заведующий пекарскою и кухонною службами, сделав, по обычаю, поклонение пред местными иконами, принимает у настоятеля благословение на приготовление пищи и потом, с огнем от лампады у храмового образа, отходит на кухню для возжения очагов, на которых изготовляется пища. С началом чтения кафизм, иноки, послушники и богомольцы также уходят из церкви для занятий в урочных послушаниях, в которых и проводят целый день; остаются в храме для продолжения молитвы только священно-церковно-служители, старейшие иноки и больничные. Впрочем, старшим из монашествующих позволяется бывать у ранней литургии, если не делается чрез то опущений на послушаниях. После утрени, последовательно одна за другою, совершаются от трех до пяти ранних литургий... Поздняя литургия бывает в девять часов и на ней присутствуют настоятель и все священнослужители без изъятия… В четыре часа пополудни совершается одна за другою две ранние вечерни; благовест к поздней вечерни бывает в шесть, а зимою в пять часов, по окончании занятий на всех послушаниях, и потому в вечернем богослужении принимают участие все трудившиеся днем иноки и богомольцы» [13].

Святитель Игнатий (Брянчанинов) в «Аскетических опытах» пишет следующее: «Церковных молитвословий считается семь, но они совокупляются в три отдела: 1) Вечерня; 2) Повечерие; 3) Полунощница; 4) Утреня с первым часом; 5) третий час; 6) шестый час и 7) девятый час. Вечерня, с которой начинается служба каждых суток, отправляется вместе с повечерием и девятым часом, девятый час читается перед вечерней. Утреня отправляется с первым часом и полунощницей; полунощница читается перед утреней, первый час после утрени. Третий и шестый час читаются вместе с изобразительными, которые читаются после часов. Когда утреня соединяется с вечерней или великим повечерием, тогда молитвословие называется всенощным бдением. Оно отправляется перед великими праздниками, в честь праздников. Действие всенощного бдения на подвижника заключается в том, что проведший в молитве значительную часть ночи с должным благоговением и вниманием ощущает на следующий день особенную легкость, свежесть, чистоту ума, способность к богомыслию. Посему-то сказал святой Исаак Сирин: “Сладость, даруемая подвижникам в течение дня, источается из света нощных молитв (ночного делания) на ум чистый”. Божественная Литургия не причисляется к семи молитвословиям, она вне числа их, как особенное, священнейшее молитвословие, которым обставлено бескровное Божественное жертвоприношение. <…> Великая милость Божия к человеку – учреждение общественных молитвословий в святых Божиих храмах. Эти молитвословия установлены Апостолами, их святыми учениками и святыми Отцами первых веков христианства по откровению Свыше. <…> Блажен инок, всегда живущий близ храма Божия! Он живет близ неба, близ рая, близ спасения. Не отвергнем спасения, которое милосердием Божиим преподано нам, так сказать, в руки. Особливо новоначальный инок должен неупустительно посещать церковь. В лета старости и изнеможения, когда и годы и болезненность заключат инока почти неисходно в келье, он будет питаться тем духовным припасом, который собрал во время юности и крепости своей, приметаясь в дому Божием» [14].

Так, мы видим, что в древности для монашествующих посещение всех богослужений суточного круга было строго обязательным. Это и дисциплинировало монашеское братство, позволяя избегать праздности, и укрепляло братство великим общим делом – участием в богослужении. В настоящее время видится важным помнить опыт схиигумена Иоанна (Алексеева), столкнувшегося с редким посещением монахами богослужений суточного круга во вверенном ему Трифоно-Печенгском монастыре и с кротостью, неспешно изменявшего к лучшему сложившуюся ситуацию. Старец о распорядке дня своей обители писал следующее: «Работа начинается с 6 утра, обед в 10 часов, чаепитие в 2 часа, после чая работают до 5 часов. До нас работали до 6 вечера, я часик убавил и попросил братию, чтобы ходили в церковь к вечерне… С окончанием летних трудов, теперь прошу вас (братия), ходите в церковь почаще; очень редко ходите, точно миряне: ходите только по воскресным дням, надобно ходить и на буднях» [15]. Гармоничное распределение времени между послушанием и молитвой за богослужениями суточного круга, сопровождаемое неукоснительным примером начальствующих, всегда будет способствовать нормализации монашеской жизни, уберегая ее от опасных крайностей.


[1] Феофан Затворник, свт. «Древние иноческие уставы». 1. Устав преподобного Пахомия Великого. https://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/drevnie-inocheskie-ustavy/1

[2] См. Скабалланович А.Д. Толковый Типикон. – Сретенский монастырь, 2016. С. 208.

[3] Алымов В.А. Лекции по исторической Литургике. https://azbyka.ru/otechnik/Pravoslavnoe_Bogosluzhenie/lektsii-po-istoricheskoj-liturgike/

[4] Феофан Затворник, свт. «Древние иноческие уставы». 2. Устав Тавеннисиотского общежития. https://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/drevnie-inocheskie-ustavy/2

[5] Алымов В.А. Лекции по исторической Литургике.

[6] Феофан Затворник, свт. «Древние иноческие уставы». 5. Устав преподобного Венедикта. https://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/drevnie-inocheskie-ustavy/5

[7] Феодор Студит, прп. Устав с Богом внутреннего устройства Студийского монастыря. О правильности в исполнении служб, 36. https://azbyka.ru/otechnik/Feodor_Studit/ustav-s-bogom-vnutrennego-ustrojstva-studijskogo-monastyrja...

[8] См. Святогорский Устав церковного последования. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырь, 2002.

[9] https://www.greek.ru/blog/Greek_style_life/ustav-velikoy-afonskoy-lavry.php

[10] Иоанн (Крестьянкин), арх. Настольная книга для монашествующих и мирян. Ч. 3. Вып. № 1. Устав преподобного Корнилия Комельского. https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Krestjankin/nastolnaja-kniga-dlja-monashestvujushhikh-i-mirjan/3_2

[11] Там же.

[12] http://www.monasterium.by/ustavy_i_dokumenty/ustavy/ustav-prepodobnogo-iosifa-volotskogo/

[13] См. Соловецкий патерик. https://predanie.ru/book/85392-soloveckiy-paterik/

[14] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. Т. 2. Гл. 13. Слово о церковной молитве. https://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brjanchaninov/tom2-asketicheskie-opyty/13#note119

[15] Преподобный старец Иоанн Валаамский (Алексеев), схиигумен. Письма валаамского старца. Ч. 1. Жизнеописание старца. https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Valaamskij/pisma_valaamskogo_starca/1

 

Материалы по теме

Новости

Публикации

Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»
Участники круглого стола «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства»

Доклады

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ