Устав преподобного Антония Великого как основа монашеской жизни

Иеромонах Силуан (Никитин)

Доклад иеромонаха Силуана (Никитина), и.о. ректора Сретенской духовной семинарии, на Международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь. Москва, 17–18 ноября 2018 года)

Современные исследователи считают, что Устава преподобного Антония Великого как некоего свода правил монашеской жизни не существовало, а имеющиеся у нас «Правила монашеской жизни», «Устав преподобного Антония» или «Устав отшельнической жизни», дошедшие до нас в арабских версиях, вошли в сокровищницу христианской литературы в более поздних переводах на латинский язык [1]. Но и неоспорим тот факт, что великий отшельник на самом деле существовал, и вокруг него образовалась община последователей, внимавших его наставлениям и советам, которая и могла сохранить его духовное наследие.

Хотя авторство Устава преподобного Антония Великого не определено, несомненно, что это был действующий устав, регулирующий жизнь некоторых полуотшельнических монастырей, например, монастыря Архангела Гавриила (монастырь Эль-Моллак) в Дейр эн-Наклуне в Фаюме [2]. Приступая к разбору переводов на русский язык данного Устава, сразу стоит заметить, что у восточных христиан не особенно была развита любовь к законотворчеству, в отличие от латинян.

В православной традиции преподобный Антоний Великий является отцом лаврского (особножительного, отшельнического) монашества, но наиболее авторитетный толкователь его Устава схиархимандрит Эмилиан (Вафидис) поясняет, что преподобный «стал начинателем общежительного образа жизни: еще на заре существования в Церкви общежительных монастырей он советовал молодым людям вступать в них» [3]. Это вполне возможно, учитывая, что преподобный Антоний скончался около 356 года, а за тридцать лет до этого преподобным Пахомием Великим (умершим в 346 (или 348) году) был основан первый общежительный монастырь в Табеннеси (около 325 года) [4]. 

Преподобный Антоний, видя нестроения в среде монашествующих, делает попытку составления киновиального устава, в котором речь идет не об устройстве общежития, а о повседневной монашеской жизни и о духовном возрастании монашествующих.

Так как данный устав является самым древним руководством для духовного преуспеяния монахов, то его вполне можно считать основой монашеской жизни в целом. Устав состоит из 251 краткого правила, которые были систематизированы святителем Феофаном Затворником в его редакции «Добротолюбия» по двум группам.

В первой группе (131 правило) – «Внешнее течение и внешние порядки такой жизни» – рассматриваются вопросы удаления от мира и от сожительства с людьми, избрания пустынножительства; келейное уединение, келейные занятия и порядки, молитвословие и коленопреклонения, чтение и богомысленное размышление, пища, сон, одежда; церковное богослужение; обязанности по отношению к авве, отцу духовному, к старцам и вообще к преуспевающим в духовной жизни, к братии; отношение старших к младшим, отношение к больным, к странникам; беседы и вообще употребление языка; поведение вне монастыря.

Вторая группа состоит из 120 правил и называется «Строй внутренней жизни». По преподобному Антонию, исходным началом жизни монаха является ревность, а целью жизни монаха – слава Божия. Для этого необходимы памятования – возбудители и поддержатели ревности: воспоминания о данных обетах и первом жаре сердечном при их исполнении, о великих подвижниках духовного делания, о благах обетованных, о смерти и о Суде. Монаха утешает помощь свыше, привлекаемая молитвою. Успех в духовной жизни зависит от благодатной помощи Божией и собственных усилий и подвигов монаха. Настроения души, способствующие этому: пребывание в Боге со страхом, бодренное внимание сердца и отвращение от греха и мира, терпение, сокрушение и плач, смирение. Монаху предстоят подвиги борьбы с грехом, прежде всего с помыслами, затем с разными порочными желаниями и гордостью.

В заключение преподобный Антоний говорит, что «кто не будет исполнять всего прописанного, тот подвигнет Бога на гнев. Если ты сохранишь их [эти заповеди], – будешь радоваться со всеми Ангелами, а всех злых духов поразишь скорбью. Ходи же в сих заповедях, и Бог будет с тобой, и Ангелы Его будут сошествовать тебе, душа же твоя исполнится благоуханием святых, и светом блаженным воссияет лицо твое, и станешь ты святилищем Богу, как и все святые, и сретишь наконец Господа с весельем и радостью» [5].

Как уже было замечено, самым известным и авторитетным толкователем и интерпретатором Устава преподобного Антония Великого в настоящее время является один из наиболее почитаемых греческих старцев схиархимандрит Эмилиан (Вафидис). В своей книге «Трезвенная жизнь и аскетические правила», изданной на русском языке стараниями сестер Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря, он объясняет 80 правил Устава. Сразу стоит отметить, что текст правил приводится по изданию Д.А. Петраку «Монашеские учреждения в Православной Восточной Церкви. Тексты канонов святого Антония» (Липси, 1907. С. 39–42), перевод которых на русский язык значительно отличается от уже имеющихся у нас других русскоязычных текстов Устава [6]. По мнению отца Эмилиана, последовательность перечисления правил объяснима их взаимосвязанностью между собой – «последующая мысль развивает предыдущую» [7]. 

Видится очень актуальной профессиональная сверка имеющихся переводов, так как расхождения иногда бывают противоположны по мысли. Так, в издании сестер Ново-Тихвинской обители наставления даются преподобным Антонием «на пользу тем, кто желает взять на себя это нелегкое иго монашеской жизни» [8], а в других переводах читаем: «для тех, кои хотят подклониться под тяжелое иго отшельничества» [9]. Расхождение принципиально: или это устав для монашествующих общежитийных монастырей и он актуален для большинства современных насельников обителей нашей Святой Церкви, или же это устав для анахоретов, аналог которым мы с трудом можем найти в редких сегодня примерах скитской жизни и пустынножительства. 

Рассмотрим различия в переводах на нескольких примерах.

Правило 95. «С отроком и юношей не заводи речи, тем более не своди дружбы, и в сожительство таких не принимай, чтоб не дать места диаволу» и: «Остерегайся общаться с ребенком или юношей и остерегайся завязывать дружбу» [10]. Старец Эмилиан пишет, что слова «остерегайся завязывать дружбу» «относятся к любому монаху, у которого возникает связь с другим человеком» [11]. Это, по его мнению, не означает опасную для многих святых отцов дружбу монаха с ребенком/юношей, а касается дружбы в целом: «Двоим не место в Царстве Небесном. Мы должны пребывать только со всеми святыми… Из-за частной дружбы возникает некая смертоносная зависимость одного человека от другого, потому что один из двоих теряет способность властвовать над собой, и власть над ним берет в свои руки другой… Невозможно, чтобы два брата, которые поддерживают или защищают друг друга, остались монахами… Связь между двоими позволительна и благословляется Богом только в браке. Вне брака двое сосуществовать не могут. Только один или многие» [12]. Подобному противоречит Правило 77: «Друзей прежде опробуй испытанием и не всех делай себе близкими, не всем вверяйся, потому что мiр полон лукавства. Но избери себе одного брата, боящегося Господа, и с ним дружись как брат с братом. А лучше всего прилепись к Богу, как сын к отцу, ибо люди все вдались в лукавство, исключая немногих. Земля полна суеты, бед и скорбей» [13].

Для того чтобы не было друзей, по мнению отца Эмилиана, необходимо также исполнять следующее правило преподобного Антония: «Пусть твое лицо всегда будет строгим за исключением того случая, когда тебя посетят посторонние братья. Тогда сделай веселое лицо, чтобы вселился в тебя страх Божий» [14]. В русскоязычном же «Добротолюбии» читаем: «Лицо твое всегда должно быть печально, чтобы вселился в тебя страх Божий» [15]. У схиархимандрита Эмилиана: «Когда у тебя строгий вид, ближний тебя уважает, ценит, и тем не менее он будет тебе противиться, потому что тот, кто любит зря тратить время, как только увидит серьезного монаха, начинает над ним подшучивать… Итак, будь внимательным и осторожным, следи за тем, чтобы к тебе не подходили запросто все подряд. Пусть люди тебя любят, но одновременно и уважают…» [16]

Правило 91. «Если придет к тебе брат какой, хоть не вовремя, прими его с радостью, чтоб он воздал благодарение Богу и на тебя не поскорбел» [17] – и: «Если какой-либо брат спустя долгое время придет к тебе, прими его с радостью, чтобы он благодарил Бога и тебя восхвалял»[18]. При сопоставлении данных переводов Правила явно видно противоречие, обусловленное акцентированным в самом начале нашей работы различием восприятия одного и того же текста как устава отшельников и как устава для жителей киновий. В первом случае Правило понуждает монаха всегда быть гостеприимным и радушным, во втором отец Эмилиан мотивирует это радушие принятием вновь в братию ушедшего ранее из монастыря монаха [19]. 

Различия между переводами затрагивают даже такие, казалось бы, однозначные вещи, как одежда. Читаем Правило 46. «День и ночь будь в кукуле твоем, и в мантии твоей, и во всей одежде твоей, как узник и заключенник» [20] и: «Днем и ночью пусть твоя голова будет покрыта кукулем, и будь облечен в рясу и прочие свои одежды» [21]. Нам известны различные практики ношения монашествующими в России и Греции мантии, но здесь отцом Эмилианом дается объяснение только духовной цели данного правила – «показать, какую готовность мы должны иметь пред Богом» [22], а также «мы должны чувствовать потребность в благообразии, должны быть облеченными в кукуль, рясу и прочие одежды» [23], хотя, например, греческий старец-подвижник архимандрит Херувим (Карамбелас) говорит об известной ему традиции спать монахам в подряснике, поясе, скуфье и носках [24].

О неснимании некоторых одежд монахами мы также можем узнать из Устава преподобного Пахомия: «На ночь они должны оставаться в льняных левитонах и препоясанные; без милоти не должны они ни есть, ни спать; наглавник же, по его повелению, не должны они были снимать и когда приступали к Божественным Таинам» [25]. Здесь явно видна взаимосвязь между двумя преподобными, Антонием и Пахомием, двумя современниками: монахам надо спать в левитоне, поясе, милоти (мантии) и кукуле. А преподобный Антоний еще и отмечает в своем Правиле 45: «Когда здоров, не снимай пояса своего» [26]. В настоящее время правило сна в монашеских одеждах практически нигде не соблюдается, хотя когда-то оно было обязательным и нарушение его считалось важным проступком. Например, читаем у преподобного Феодора Студита: «…если великосхимник станет ходить без куколя, то должен быть без Причастия сорок дней, ибо таковой не имеет права без знаков святой схимы работать, или спать, или ходить когда-либо и куда бы то ни было» [27].

Рассмотрим Правило 58: «В церкви не хорони мертвеца своего» (т. е. не занимайся тем, как устроить свои житейские дела) [28]. Схиархимандрит Эмилиан (Вафидис) понимает его буквально: «Это традиция очень древняя, но ее невозможно продолжать в сложившемся монастырском братстве или в скиту. Тогда все захотели бы быть погребенными в церкви, и она сделалась бы кладбищем» [29].

Старец Эмилиан является сторонником сохранения четкой и строгой иерархии внутри монастыря. Он пишет: «…в монастыре существует некая пирамида, на вершине которой – игумен, ниже его – лица, занимающие административные должности, а затем и остальные члены братства. Младшие обращаются непосредственно к старшим и им подчиняются» [30]. Монашеский постриг, по его мнению, является «браком, заключаемым между Богом и человеком», «это таинственный союз до самой смерти с игуменом (игуменьей) и со всем братством, а также со всем монашеским жительством» [31]. Возможно, интерпретация схиархимандритом Эмилианом Устава преподобного Антония имеет своей целью упрочение порядка в монастыре, выстраивание правильных отношений между братией, но, к сожалению, это его мнение не подкреплено отсылками к подлинному тексту Устава. 

В качестве выводов отметим следующее: 

  • в настоящее время русскоязычные варианты Устава преподобного Антония весьма сильно разнятся между собой: есть «Устав отшельнической жизни», известный большинству наших соотечественников по «Добротолюбию», и есть перевод сестер Ново-Тихвинского монастыря с комментариями схиархимандрита Эмилиана (Вафидиса), который называется «Наставления, или правила, святейшего отца нашего аввы Антония Великого его духовным сынам-монахам»;

  • Устав преподобного Антония в русскоязычной монашеской традиции понимался как устав отшельников и поэтому мало кем из святых отцов и богословов был рассмотрен и интерпретирован для использования насельниками общежитийных обителей;

  • толкование схиархимандрита Эмилиана (Вафидиса) не имеет ныне академических аналогов, но в то же время используемый им первоисточник требует серьезной научной работы, а его русскоязычный перевод – детальной сверки с ранними переводами;

  • необходимо научно-текстологическое исследование отечественными богословами Устава преподобного Антония на основании святоотеческого наследия. 



[1] См.: Войтенко А.А. Антоний Великий. Православная энциклопедия. Т. II. М., 2001. С. 662. 

[2] См.: Там же. 

[3] Эмилиан (Вафидис), архим. Трезвенная жизнь и аскетические правила: Толкование правил преподобных отцов Антония, Августина и Макария / пер. с греч. 2-е изд. Екатеринбург: Изд-во Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря, 2016. С. 19. 

[4] Хосроев А.Л. Пахомий Великий: Из ранней истории общежительного монашества в Египте. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского института истории РАН «Нестор-История», 2004. С. 463. 

[5] Добротолюбие: В 5 т. Т. 1. 4-е изд. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2010. С. 108. 

[6] Например, см.: Добротолюбие. Т. 1. 

[7] Эмилиан (Вафидис), архим. Трезвенная жизнь и аскетические правила… С. 174. 

[8] Там же. С. 21. 

[9] Добротолюбие. С. 88. 

[10] Эмилиан (Вафидис), архим. Трезвенная жизнь и аскетические правила… С. 33–36. 

[11] Там же. С. 34. 

[12] Там же. С. 35–36. 

[13] Добротолюбие. С. 94. 

[14] Эмилиан (Вафидис), архим. Трезвенная жизнь и аскетические правила… С. 190–194. 

[15] Добротолюбие. С. 88. 

[16] Эмилиан (Вафидис), архим. Трезвенная жизнь и аскетические правила… С. 192. 

[17] Добротолюбие. С. 93. 

[18] Эмилиан (Вафидис), архим. Трезвенная жизнь и аскетические правила… С. 41–49. 

[19] Там же. С. 47. 

[20] Добротолюбие. С. 92. 

[21] Эмилиан (Вафидис), архим. Трезвенная жизнь и аскетические правила… С. 102. 

[22] Там же. С. 103. 

[23] Там же. С. 104. 

[24] См.: Херувим (Карамбелас), архим. Из удела Божией Матери: Ностальгические воспоминания. Киев: Свято-Троицкий Ионинский монастырь, 2016. 

[25] https://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/drevnie-inocheskie-ustavy/2

[26] Добротолюбие. С. 92. 

[27] Феодор Студит, прп. Творения. Т. 2: Нравственно-аскетические творения. Догматико-полемические творения. Слова. Литургико-канонические творения. – М.: Сибирская Благозвонница, 2011. С. 502. 

[28] Добротолюбие. С. 93. 

[29] Эмилиан (Вафидис), архим. Трезвенная жизнь и аскетические правила… С. 91. 

[30] Там же. С. 43. 

[31] Там же. С. 41.

Материалы по теме

Новости

Публикации

Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»

Доклады

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ