«Господь судил мне возрождать монастырь в Крыму»

Иеромонах Даниил (Лавров)

О том, что изменилось для монастырей с вхождением Республики Крым в состав Российского государства, об особенностях духовной жизни насельников и прихожан горной обители, а также о возможных перспективах ее развития «Монастырскому вестнику» рассказал настоятель монастыря святого великомученика Феодора Стратилата, иеромонах Даниил (Лавров).

Отец Даниил, расскажите, пожалуйста, немного о своем монастыре. Какова его история и как началось возрождение?


История монастыря начинается с первых веков христианства, причем чем более верующий археолог, тем более ранней датой он обозначает время образования монастыря. Священник-археолог считает, что монастырь был основан в первых веках христианства, а нецерковный специалист уверен, что монастырь возник не ранее XI века. И у каждого из них свои, довольно веские аргументы. Монастырь наш, как утверждают историки, был византийским и получил свое название в честь святого Феодора, правда доподлинно неизвестно, в честь какого именно святого была названа обитель. Гора, на которой расположен монастырь, называется Ай-Тодор.

По моему представлению, это была довольно большая обитель, здесь подвизались около пятидесяти иноков. Братия монастыря жила в небольших пещерках-кельях, вырубленных в массиве скалы. Кстати сделать это совсем непросто даже при помощи современных инструментов. Исключение составляет лишь помещение пещерного храма, площадью около 150 кв.м, устроенного в естественно образовавшемся подводном гроте или пещере, где и до сих пор можно найти окаменевшие ракушки.

После того как в XV веке турки захватили монастырь, монахи отсюда ушли, и духовная жизнь прекратилась здесь на пятьсот c лишним лет.

Историки рассказывали мне, что российский Император Николай II любил посещать это место. Царь бывал у нас, когда посещал Ялту. Он проезжал по дороге, которая пролегает рядом с монастырем, и, видимо, останавливался здесь, чтобы помолиться. В новейшей истории Церкви на месте монастыря иногда молились местные священники со своими прихожанами, правда, это бывало редко. А место это на самом деле удивительное. Я верю, что Ангел Хранитель никогда не покидал нашу обитель.

В 2003 году митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь благословил меня возрождать монастырь, тогда я уже был монахом, но еще не был священником.


Одного? На какие же средства Вы жили?

Мне дали в помощь двух человек, занесли сюда раскладушку, матрас, несколько досок, буржуйку, и мы начали здесь жить, но помощники вскоре ушли. С мая до ноября я жил один. Собачку завел… Иногда сюда приходили туристы и паломники. «О, монах живет…» – удивлялись. Но туристов было немного. Молиться я молился, конечно, брал записки на Псалтирь, поставил ящик для пожертвований. Люди иногда спрашивали: как пожертвовать средства на монастырь, если у обители нет счета? Я вопросил: «Господи, вразуми, как поступить?» И пришло понимание, что если в любом храме кто-нибудь опустит в кружку деньги со словами «для отца Даниила», то я их получу. Я сначала решил это проверить, пошел в храм в соседней деревне, достал две гривны, тогда еще в Крыму в ходу были украинские деньги, положил в кружку и сказал: «Если это правда, Господи, Ты мне эти две гривны передашь и они окажутся у меня в кружке, тогда буду говорить об этом прихожанам». И вот возвращаюсь я в келью, обедаю, поднимаются сюда паломники и говорят: «Батюшка, мы положили вам в кружку денежки, пожалуйста, возьмите». И очень настойчиво повторили, что непременно надо посмотреть и именно сейчас. «Хорошо», – говорю. Уходят. Открываю кружку – две гривны. После этого, я всем кто спрашивает, как помочь, отвечаю: «Опустите в церковную кружку в своем храме деньги и скажите, что они для отца Даниила, и «перевод» дойдет».

Как-то побывавшие в монастыре паломники возвращаются сюда через полгода и спрашивают меня: «Мы вам передавали 10 гривен, вы их получили?» Я говорю: «Получил. Спасибо». Вот таким образом «счет» наш стал пополняться. Сейчас, конечно, у монастыря уже есть счет в банке, и можно помогать обители привычным способом, а раньше люди, исполняя благословение, следовали моему совету, и я получал пожертвования.

Вы прожили в пещерке до ноября, но потом наступила зима. Как зимой Вы смогли обходиться без теплого жилья?


Да, я жил до ноября в древней монашеской пещерной келье, до тех пор, пока однажды холодным дождливым утром, когда я думал о том, как же я буду здесь зимовать, не услышал голос: «Отец Даниил, выходи». Это был голос соседа, который поднялся из ближайшей деревни со словами: «Будем вам строить домик».

Но, конечно, все это было очень сложно. Вот вы поднялись в монастырь, и, наверное, можете себе представить, как нелегко принести на своих плечах всё необходимое для строительства. Машиной можно доехать до подножия горы, а дальше, около километра – только пешком. Блоки, доски, кирпичи для печки, цемент, песок – мы поднимали на себе. Но все же построили мне келью, и это было первое помещение возрождаемого монастыря. Сюда приходили и уходили разные послушники. Один из них теперь уже священник, и, надеюсь, у него все хорошо.

В конце 2006 года меня вызвали в епархию, и наш благочинный отец Сергий предложил меня рукоположить. Рукоположили сразу, сначала в диаконы, потом во священники, и с января 2007 в монастыре начались регулярные богослужения. С этого времени монастырь стал активно строиться, появились постоянные прихожане.


Для христианина самое главное в жизни – это знать учение о Боге

А кто они, ваши прихожане?

Прихожане в основном приезжают по воскресеньям из Симферополя, Севастополя, Ялты, Джанкоя. Из местных жителей только одна бабушка 87-ми лет к нам с трудом поднимается. Ее подъем занимает обычно около часа времени, остальные говорят, что им тяжело добираться в монастырь и посещают храм в соседней деревне.

Есть ли братия в монастыре?

Да, два иеромонаха, я и отец Пафнутий, и три послушника. Сначала люди странные приходили, всякое бывало у нас тут, теперь уже жизнь наладилась, слава Богу.

Как устроена духовная жизнь в монастыре? Как часто Вы служите Литургию?

Служим мы три-четыре раза в неделю, стараемся, чтобы служба была одна ночная, которая продолжается с десяти вечера примерно до четырех часов утра, включает малое повечерие, полуношницу, утренню, часы и Литургию. Келейное правило у нас довольно большое. Кроме молитв утренних и вечерних Господь вразумил изучать Писание с толкованиями. К дню пророков мы читаем Книги пророков. Если, скажем, праздник Маккавеев, мы заранее прочитываем Книги Маккавеев. За Петров пост прочитываем, по силам, все Послания апостолов. К празднику Евангелиста, читаем полностью написанное им Евангелие. Так, постепенно, стараемся прочитывать всё Писание, потому что помощь от чтения Слова Божия огромная. Для христианина самое главное в жизни – это знать учение о Боге, то есть то, что Бог Сам открыл о Себе человеку. «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» (Ос. 6:6). Боговедение освящает и просвещает душу. От этого знания – и правильное мировоззрение, и сила духовная.

Пару лет назад начали распечатывать для прихожан тексты богослужения: утреню, каноны, стихиры, кроме текстов которые все знают наизусть. Во время богослужения прихожане читают, молятся, поют. Службу мы не сокращаем, у нас есть и библейские песни, и псалмы на полиелее. Тексты двунадесятых праздников печатаем с параллельным переводом на русский язык, потому что тексты Господских праздников очень сложны по смыслу, а на церковнославянском языке, порой, совершенно не понятны. Это очень помогает в духовной жизни. О нашей практике стало известно в других храмах и люди, как мне рассказали, начали перенимать наш опыт.

Душа наполняется знанием о Боге, когда человек вникает в тексты Откровения. Постигая догматическое учение Церкви, мы узнаем, что Сам Бог сказал о Себе, и Господь Духом освящает нас, дает понимание о Себе Самом и о созданном Им мире. Так стараемся жить мы сами, и так стараются жить наши прихожане. На основании прочитанного я говорю проповеди. Советую братии и прихожанам исповедовать свои заблуждения, бороться с невежеством, неверием, изучать Закон Божий и на конкретных примерах Библии стараться выстраивать свою жизнь. «Помните, – спрашиваю, – мы с вами читали…» Смотрю, глаза опускают. «Читайте, пожалуйста, потому что учение Бога – это учение необходимое для нашей собственной жизни, нашей жизни в вечности и нашей жизни для вечности».

Часто люди спрашивают: «Какому святому молиться, когда безденежье. Может быть, святителю Спиридону Тримифунтскому?» «Попробуйте, – отвечаю, – жить по слову Писания». И советую прочитать Книгу пророка Малахии, в частности 3-ю главу.

«Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя в этом испытайте Меня, говорит Господь Саваоф: не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка? Я для вас запрещу пожирающим истреблять у вас плоды земные, и виноградная лоза на поле у вас не лишится плодов своих, говорит Господь Саваоф» (Мал. 3:10-11).

А еще, у пророка Аггея: «Вы сеете много, а собираете мало; едите, но не в сытость; пьете, но не напиваетесь; одеваетесь, а не согреваетесь; зарабатывающий плату зарабатывает для дырявого кошелька. Так говорит Господь Саваоф: обратите сердце ваше на пути ваши. Взойдите на гору и носите дерева, и стройте храм; и Я буду благоволить к нему, и прославлюсь, говорит Господь. Ожидаете многого, а выходит мало; и что принесете домой, то Я развею. За что? говорит Господь Саваоф: за Мой дом, который в запустении, тогда как вы бежите, каждый к своему дому. Посему-то небо заключилось и не дает вам росы, и земля не дает своих произведений. И Я призвал засуху на землю, на горы, на хлеб, на виноградный сок, на елей и на все, что производит земля, и на человека, и на скот, и на всякий ручной труд» (Агг. 1:6-11).

Слово Божие – слово вечное. Сказанное 3000 лет назад устами пророков – живо и сейчас. Господь сказал: «испытайте Меня», и я предложил своим прихожанам: «давайте попробуем». И вы знаете, сейчас все прихожане приносят десятину, и такие чудеса происходят у нас!


Вот судите сами. Прихожанин, простой инженер с зарплатой тридцать-сорок тысяч рублей, у него жена и четверо детей. Каждый месяц приносил в храм около 3000 рублей. Небольшая квартира стала мала для семьи. И они решили купить дом. Но денег на покупку дома не хватало. Получив зарплату, он начал думать, что напрасно забирает у своей семьи необходимое, неся в храм десятину, но сразу укорил себя: «Бессовестный, для Бога денег пожалел!» И положил еще 1500 рублей сверху, чтобы побороть своё малодушие. Это случилось утром. А вечером того же дня, друг просто подарил недостающие 300000 рублей. И теперь у многодетного инженера есть прекрасный каменный дом.

Люди приходят к нам, когда возникают критические обстоятельства

Батюшка, когда мы пришли в монастырь, за свечным ящиком увидели Вас. Вы сами общаетесь с паломниками? Какие послушания несет братия монастыря?

Да, когда могу, принимаю записки, отвечаю на вопросы, но не общаюсь – в смысле «поговорить». Нас мало, и бывает так, что все заняты по хозяйству. А у братии всё как у всех. Кухня, огородик… Мèста, правда, очень мало у нас, землю мы принесли сами. Сами печем просфоры.

Люди приходят к нам в основном тогда, когда возникают критические обстоятельства, требующие участия особого Промысла Божиего: в судебных разбирательствах, во взаимоотношения с чиновниками, в болезнях неизлечимых, семейных неурядицах. И я давно понял, что утешать словами, вникать в суть конфликтов, в которых каждая сторона старается себя оправдать, – всё это не приносит пользы страждущим. Поэтому необходима особая, усиленная молитва. Господь вразумил использовать Требник святителя Петра Могилы. В нём есть потрясающей силы молебен «О злоключениях или О непреодолимых обстоятельствах жизни». Практически все непреодолимые обстоятельства жизни после него быстро разрешаются. Но существенное дополнение: прежде молебна необходимо совершить проскомидию за этих людей.

Почему вы решили стать монахом?

Господь призвал. Был обычным мирянином, у меня была хорошая работа. После кризиса 90-х стал продавцом на рынке. Но потом в душе начались поиски Бога, которые приводили меня к разным странным вероучениям. Побывал у кришнаитов, у баптистов, но Господь отвел, слава Богу. Стал читать духовные книги, все подряд, без разбора. Но когда открыл Библию и прочел книгу Премудрости Соломона, душа загорелась. Я поехал в столичную обитель святого благоверного князя Даниила Московского, где попал на первую исповедь, которая проходила как раз у мощей Даниила Московского, и это было настоящее покаяние, с искренним желанием изменить свою жизнь. Затем – Пафнутиев-Боровский монастырь, прожил там месяц. Потом еще поездил по разным монастырям, снова поработал на рынке... И именно там произошла одна некрасивая история, которая помогла мне принять окончательное решение порвать с миром. Перед 1 сентября к нам в лавку пришла учительница, которой нужен был костюм. Она выбрала дорогой костюм, но он ей совершенно не шел. Размер был не её, пиджак «висел», юбка была слишком длинной. Мне было очевидно, что женщина эта не богата и, возможно, долго копила нужную сумму, а главное – что ей не нужно было брать такой костюм. Но продавщицы и хозяин товара хитростью и лестью стали её уговаривать купить эту вещь. «Ничего-ничего, подол обрежешь, сделаешь себе шарф, тут подошьешь…», – убеждали они. В результате учительница все-таки купила костюм и ушла, а для меня это было последней каплей, понял, что не могу больше находиться в этой атмосфере лжи, коварства, лести. И после этого, собрав вещи, ушел в монастырь. Такова моя история.


Господь вразумил: это дело от Бога

Как же получилось, что Вы, священник Украинской Православной Церкви, пострижены с именем святого покровителя Москвы?

Я принимал постриг на Дальнем Востоке. Владыка жребием выбрал мне имя Даниил, в честь святого благоверного князя Даниила Московского. Со временем Господь судил мне благословением митрополита Лазаря возрождать монастырь в Крыму.

Отец Даниил, скажите, в связи с тем, что Крым стал Россией, изменилось ли что-то в жизни монастыря?

При Украине было больше паломников, соответственно больше было у нас и помощников. Например, вот этот купол, который вы видите, – подарок из Ровно. Паломники сами привезли его сюда на автобусе и принесли на руках в монастырь. А паломники из Кривого Рога помогли в доставке иконостаса и церковной утвари.


С переходом Крыма к России, как мне кажется, изменился дух, он стал более суровым, что ли… Крым исторически принадлежит России, и всё же события, связанные с его возвращением, многие люди переживали здесь очень болезненно. Никто не знал, что будет дальше. Мнения звучали, как это обычно бывает, противоположные. Но мы стали молиться, отслужили ночную Литургию, и Господь вразумил: это дело от Бога. Наши прихожане приняли это и остались в Крыму. Это явно Божие дело, что Крым перешел к России. Это точно.

Что же касается наших отношений с новой властью… Поживем, увидим. Нам бы очень хотелось, чтобы монастырь и исторически прилегающие территории принадлежали Церкви. При Украине этот вопрос встречал яростное сопротивление со стороны чиновников. Теперь он будет решаться уже на федеральном уровне. В нашем случае – на уровне Министерства культуры. Если бы это получилось, было бы очень хорошо. У нас уже готов замечательный план реконструкции. Я могу Вам его показать. Мы заплатили квалифицированным специалистам большие для нашего монастыря деньги, и нашлись люди, которые готовы воплотить этот проект в жизнь. Лишь бы только решились каким-то образом вопросы, которые должны решиться при участии государственной власти.


Мы же, в свою очередь, уверены, что если бы монастырю передали это место, то оно могло бы стать очень красивым, нужным и посещаемым. Причем мы обещаем сохранить пещеры, обновить храм и прилегающую территорию ради безопасности наших прихожан и паломников. Здесь ведь кругом отвесные скалы. В праздничные дни прихожане не помещаются в церкви, и вынуждены стоять на небольшой площадке перед входом в храм, которая расположена над обрывом. У нас бывает около 300 человек, а в храме помещается всего человек 50. Со временем паломников станет больше, так как о монастыре постепенно узнают и россияне, приезжающие в Крым на отдых. Многие поднимаются к нам с детьми. Мы могли бы восстановить в прежних пределах большой и закрытый храм, где поместились бы все желающие, и дети находились бы в безопасности во время богослужения.

Если почувствовал в душе призыв, то нужно идти, ведь вспыхнувший огонь может и погаснуть…

Батюшка, какие вопросы Вы считаете наиболее важными для современного монашества?

Я не знаю, я плохой монах.

Ну, хорошо, тогда какие проблемы, на Ваш взгляд, особенно остро стоят перед современным человеком?

Безграмотность духовная – вот самая главная проблема; как веруем, так и живем. Даже от духовенства порой приходится слышать, что догматика не нужна, что она сухая и мертвая, что она не имеет никакого практического значения. Но это не так! Догматика – это учение о Боге, это результат Божественного Откровения, и от незнания или от неверного учения происходят все болезни (суть – ереси) в нашей Церкви и нестроения в мирской жизни. В советской школе учили: бытие определяет сознание, а на самом деле – догматическое сознание определяет бытие.

Очень популярным у нас является учение о смирении. Все мы знаем, что смиряться необходимо, но перед кем? Всем ли нужно покоряться? Люди так подчас себя загоняют из-за неправильно понятого смирения, что доводят свою психику до болезненного состояния и попадают в больницы. Я не раз встречал таких. Но «сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай» (Екк. 12:13), и смирение должно быть основано на страхе Божием. Кто есть Бог? Творец, Судья, и именно Он, в конце концов, пошлет меня или в ад или в рай. Он – Хозяин мира и моей судьбы в вечности, и, если я это понимаю, то осознаю необходимость смирения перед Богом и Его законами. Но для того, чтобы это понять, надо изучать (а не прочитывать) Слово Божие – Библию, где ясно показаны суды Божии и судьбы человеческие, Катехизис свт. Филарета, «Точное изложение православной Веры» прп. Иоанна Дамаскина, а может, кто-то «доберется» и до «Православно-догматического богословия» митрополита Макария. А затем уже и до высокодуховных – Лествицы, аввы Дорофея и подобных этим книг, написанных для людей глубоко верующих, знающих Бога, живущих в монастырях, опытно познающих духовную жизнь.

Это первая наша болезнь и самая главная, а вторая – сокращение богослужения. Знаете, когда я был на службе в одном большом городе и вечерня и утреня с первым часом длились полтора часа, когда сократили чтение Псалтири, канонов, причем чтение было настолько быстрым, что даже мне сложно было понять текст, да и пение, видимо, нанятых профессиональных певцов было красивым, но смысла и молитвы не было, поэтому люди ушли духовно голодными.

Думаю, такое положение вещей духовной грамотности никому не добавляет.

Что бы вы пожелали людям, которые в наше время выбирают монашеский путь?

Во-первых, в сердце уже должны быть какие-то основы православной веры, страх Божий, как я уже сказал ранее. Во-вторых, нужно почувствовать призыв Божий в душе. Объяснить словами, что это такое, довольно сложно. Но если почувствовал призыв, нужно идти, потому что вспыхнувший в душе огонь может и погаснуть. Особенно за мирскими делами. Когда я спускаюсь по каким-то делам вниз на подворье и там ночую, я с трудом даже свое монашеское правило выполняю, потому что в миру тяжело это делать. Дух совсем другой, и этот дух может побороть человека. В-третьих, посоветовал бы такому человеку побыть в монастыре, который ему понравился, потрудиться, попытаться почувствовать дух монастыря, узнать учение игумена о спасении, бытовые условия, внутренний устав и взаимоотношения братии.

Вообще у меня сложилось такое впечатление, что сейчас время женского монашества. Почему-то монастырей женских много, а в мужские люди не идут. Видимо Господь дал нам такое время. Может быть, потому что женщин вообще у нас больше, или потому, что они лучше чувствуют благодать?..

Беседовала Екатерина Орлова

Фото: Екатерина Орлова.

В материале использованы снимки с сайта монастыря во имя святого великомученика Феодора Стратилата

Материалы по теме

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ