От богатств земных до сокровищ небесных…

Елена Александрина

В Рязанском художественном музее долгие десятилетия хранился портрет некоей монахини, написанный скромным учителем рисования Николаем Ивановым в 1861 году. Полотно так бы и пролежало в запасниках, если бы не новые времена и веяния, пробудившие интерес людей к духовной стороне жизни русского народа в дореволюционной России. Оказалось, что на портрете изображена представительница древнего рязанского рода дворян Таптыковых Евдокия Ивановна Таптыкова, в монашестве Евгения.

С картины на нас смотрит молодая красивая женщина, чьи тонкие черты лица говорят о благородном происхождении, а строгое, волевое лицо – о твердости характера. Одна рука сжимает игуменский посох, другая – четки, символ непрерывающейся молитвы. Сдержанные, почти монохромные краски полотна подчеркивают аскетизм монашеского облика. Но особый внутренний свет наполняет картину обаянием человеческого тепла, скрытого под темными одеждами.

Выпускница Петербургского института благородных девиц Евдокия Таптыкова была умна, блестяще образованна, мила собой. Она родилась в богатой дворянской семье в 1826 году, в поместье родителей под Рязанью. Род Таптыковых имел славную историю, его представители на протяжении нескольких веков верою и правдою служили своему Отечеству. Незаурядным человеком был и отец Евдокии – Иван Иванович Таптыков. Он участвовал во многих сражениях. Так в 1806 году был награжден орденом Святой Анны 4-й степени за освобождение пленных при городе Виленсберге. Отличился Иван Иванович и в войне 1812 года, храбро сражаясь под Смоленском, Бородино. В 1815 году, во вторичном походе во Францию дошел до Парижа.

Евдокия была завидной партией для любого богатого жениха. Она, наверное, стала бы хорошей женой, любящей матерью, но выбрала иной путь – в 25 лет отреклась от мира, тщеславие и суетность которого она так и не приняла; оставила шелка и кружева, чтобы облачиться в скромные иноческие одежды, взять на плечи монашеский крест и идти за Христом.

Казанский Явленский девичий монастырь Рязани, куда пришла молодая послушница, был достаточно известен. В обители помимо церковных построек и монашеских келий имелись аптека, школа для девочек, небольшой свечной завод. Главной святыней монастыря была очень почитаемая в народе чудотворная Казанская икона Божией Матери – список явленной во граде Казани в XVI веке. К образу стекались сотни людей, происходили исцеления от болезней, несколько из них по указу правящего архиерея были официально засвидетельствованы.

После двух лет пребывания в монастыре Евдокия была облечена в рясофор. Во второй половине XIX века большинство послушниц и монахинь в обители были крестьянского происхождения. В зависимости от возраста и здоровья несли разные послушания. «Чтение псалтыри исполняет», «церковное послушание проходит», «поет на клиросе» – такие пометки стояли в клировых ведомостях против имен насельниц. Можно предположить, что образованная, умная и, по всей видимости, энергичная и деятельная Евдокия выделялась среди остальных. Ей поручались более ответственные и значимые для обители послушания. Так, по благословению рязанского архиепископа Гавриила (Городкова), молодая послушница устроила общину для тридцати двух бедных и престарелых монахинь, средства на которую дал уроженец Рязани, московский купец Сергей Афанасьевич Живаго.

В апреле 1860 года матушку постригли в монахини с именем Евгения. Следующим ее благим делом стало создание больницы на шесть коек и аптеки «с обучением сестер провизорству». Через год архиепископ Смарагд назначил монахиню Евгению заместительницей заболевшей игумении Екатерины (Алабиной), а еще через два года – настоятельницей монастыря. С еще большей энергией новая игумения приступила к благоустройству Казанской обители. В 1868 году на суммы из прибыли банка купца Сергия Живаго и собственные монастырские средства ею был выстроен каменный корпус женского училища, в котором обучали девочек-сирот купеческого и мещанского сословия.

Но венцом деятельности игумении Евгении стала постройка нового Казанского храма обители. Старый, простоявший на территории монастыря более восьмидесяти лет, обветшал. Своды в некоторых местах дали трещины, на головы стоящих на службе людей сыпалась штукатурка. В мае 1868 года в строительном отделении Рязанского губернского правления было дано разрешение на возведение новой церкви. Два года своей жизни отдала матушка на это строительство. Средств, которые в то время имелись в казне монастыря, не хватало. Игумения обратилась за помощью к рязанским благотворителям. Она неустанно писала письма тем, кто мог откликнуться, посылала насельниц в разные уголки губернии для сбора пожертвований. Таким образом, было собрано 5 714 рублей серебром. 3 000 рублей внесла и сама матушка.


В 1870 году Казанский храм был освящен. Это было красивейшее церковное строение того времени. В документах Государственного архива Рязанской области сохранилось описание соборной Казанской церкви: «Кресты на главах прорезные, вызолоченные, утверждены в вызолоченных яблоках. Окна продолговатые, в три света, с полукружьями наверху. Стены отделаны под мрамор, плитами подольского желтого мрамора выложен пол. По стенам и куполу – живописное письмо на масле». Храм был теплый, отапливался при помощи духовой печи Амосова, установленной в подвальном этаже. Наружные стены были выбелены известью, поэтому жители города сравнивали церковь с невестой.

Не успев отдохнуть от трудов по постройке нового храма, игумения Евгения воплощает в жизнь еще одну свою мечту – возводит колокольню на надвратной церкви во имя святой великомученицы Варвары. Колокольню украшали десять колоколов. Сохранилось их описание, на самом большом надпись гласила: «…по благословению преосвященнейшего Алексия, архиепископа Рязанского, попечением игуменьи Евгении, вылит сей колокол во славу Божью».


В 1872 году монастырь был причислен к разряду первоклассных. Стараниями матушки обитель процветала, в ней жили более трехсот сестер. Были в монастыре больница с аптекой, училище для девочек, богадельня для престарелых монахинь, странноприимный дом. Всё устраивалось с любовью и умом. Добротные постройки, утопающие в зелени монастырского сада, два пруда, в глади которых отражались, как белые лебеди, храмы – все это не могло не греть душу верующего человека. Рязанцы ласково называли эту обитель девичьей, и когда колокольный звон возвещал о начале службы, людские ручейки стекались со всех концов города под своды Казанского храма.

Не оставался монастырь в стороне и в самые тяжелые годы для страны. Так, в русско-турецкую войну обитель подготовила 20 сестер милосердия для войск на Балканах, за что в 1877 году игумения Евгения удостоилась благодарности Императрицы Марии Александровны, а через год была избрана в почетные члены Общества Красного Креста.

Ровно тридцать лет трудилась игумения Евгения на благо своего монастыря. При постриге ее небесной покровительницей стала святая мученица Евгения Римская. Матушка почти полностью повторила ее земной путь. Получив образование, имея возможность выйти замуж за богатого человека, она все отвергла и пошла по тесному пути спасения. Как и ее святая, игумения Евгения собирала под свое крыло сестер, подражая образу жизни мученицы, не жалела себя для служения Церкви. Умерла матушка 29 декабря 1893 года, не дожив всего несколько дней до Рождества Христова и дня памяти своей небесной покровительницы.

В наши дни Казанский женский монастырь города Рязани возрождается. В обители помнят и почитают «незабвенную и мудрую» игумению. Так было написано на памятнике, установленном на могиле матушки. Эти слова запечатлены и в сердцах сестер, которые трудятся и молятся сегодня в этом святом месте.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ