Молитва как центр жизни монастыря

Игумения Виталия (Кочетова)

Доклад игумении Виталии (Кочетовой), настоятельницы Успенского Феклиного монастыря с. Сенино Козельской епархии на Международной конференции «Древние монашеские традиции и современность» в рамках XX Богородично-Рождественских образовательных чтений Калужской митрополии «Утраты и приобретения: взгляд в будущее» (региональный этап ХХVI Международных Рождественских образовательных чтений). Свято-Никольский Черноостровский женский монастырь г. Малоярославца, 28 сентября 2017 г.

Ваше Преосвященство, Ваши Высокопреподобия, всечестные отцы и матери, дорогие братия и сестры!

Тема моего доклада о молитве как центре жизни монастыря. Все мы знаем о молитве из Священного Писания и святотеческих творений; слава Богу, нам сегодня доступно богатейшее наследие святых отцов, писания древних подвижников и опыт современных молитвенников,  стяжавших через молитву дарования Святого Духа. Сами мы являемся учениками, питающимися крохами с трапезы величайших делателей молитвы. Прошу у всех Вас прощения за то, что при своем недостоинстве и малоопытности буду говорить о такой глубокой, самой главной теме монашеской жизни – о молитве, но делаю это за святое послушание и надеюсь на Ваши молитвы и снисходительность к моему малому слову.

«Молитва, по качеству своему, есть пребывание и соединение человека с Богом», – учит нас преподобный Иоанн Лествичник, и она есть главное «богатство монахов». Прп. Силуан Афонский говорит, что «монах – это молитвенник за весь мир; он плачет за весь мир; и в этом его главное дело. Кто же понуждает его плакать за мир? Понуждает его Господь Иисус Христос Сын Божий, Он дает монаху любовь Духа Святаго, и от этой любви сердце монаха всегда печально о народе».

Главная цель нашей жизни – это спасение души; молитва является самым действенным и вседоступным путем ко спасению, т.к. доступна всем: и бедным и богатым, и сильным и слабым, и больным и здоровым: каждый может воспользоваться сим путем. Желающие жить монашеской молитвенной  жизнью, удаляются от суетного мира и приходят в монастырь, потому что монастырь – это удобное место для молитвенного делания, где созданы все условия для молитвы. В монастыре все богоносно, все есть непрестанное Служение, поскольку монастырь есть место непрестанного присутствия Божия, и невозможно, чтобы молитва не была центром жизни монаха. «Монах – это тот, у кого так устроено внутреннее, что есть только Бог да он, исчезающий в Боге», – говорит святитель Феофан Затворник. Монашество – это ангельский чин, и жительство монашеское должно быть уподоблено ангельскому, которое есть непрестанное служение Богу в молитве и послушании.

К сожалению, не все приходят в монастырь, уже имея горячее стремление к молитве, но вступившему в обитель молитва вменяется в обязанность. Это очень важно – сразу объяснить человеку, для чего мы собрались в монастыре. Потому что если нет желания и старания молиться, то дальше идти по монашескому пути бессмысленно. Как тело умирает без воздуха и пищи, так и душа монаха умирает без искренней и чистой молитвы. Жительство в обители, строительство монастыря, даже терпеливое несение трудов и соблюдение дисциплины обесценивается без присутствия молитвенного делания; монастырь без молитвы – это уже не монастырь, а что-то, напоминающее советский колхоз. Как писал святой праведный Иоанн Кронштадтский, «молитва является ограждением нашей веры. Люди впали в безверие от того, что потеряли совершенно дух молитвы», и, если послушник не молится, сердце его мертво и проживание в монастыре не приносит ему пользы и просто бессмысленно.

С чего начинается монастырь? Вспомним одну притчу. Пришли к старцу три человека за советом. Первый человек спросил, что нужно для того, чтобы построить большое предприятие, приносящее пользу государству и всем людям. Старец ответил: «Ищи средства и строй». Второй спросил, что нужно для того, чтобы открыть свой бизнес, и старец ответил: «Ищи влиятельных людей, которые тебе в этом помогут, и открывай». Третий смиренно спросил у старца, что нужно, чтобы создать монастырь. Старец улыбнулся и сказал: «Иди и молись». Вот и весь ответ: иди и молись.

Основание монастыря всегда лежит на фундаменте молитвы. Из жития святых мы видим множество примеров возникновения монастырей на молитвенном подвиге святых подвижников, таких, как, например, преподобные Антоний Киево-Печерский, Сергий Радонежский, Зосима и Савватий Соловецкие и другие. Из чего состоит молитвенное делание в монастыре? Все мы знаем, что это богослужения и соборная молитва, келейные молитвенные правила и непрестанная Иисусова молитва. Как заповедал Господь, «где двое или трое собрани во Имя Мое, там Я посреди их»; апостолы и древние христианские общины собирались для молитвы вместе.

Через совместное богослужение и особенно через таинство Евхаристии мы, по слову преподобного Иоанна Дамаскина, «входим в общение со Христом <…> и, с другой стороны, входим в общение и объединяемся друг с другом. Ибо все мы, так как от единого хлеба причащаемся, делаемся единым телом Христовым, единою кровью и членами друг друга». Храм и архитектурно всегда является центром монастырского комплекса, и, как невозможна обитель без храма, так невозможна монашеская жизнь без участия в богослужениях. 

Божественная литургия – сердце молитвенной жизни монастыря; и, как сердце должно работать непрестанно (иначе – смерть), так и Литургия в монастыре должна совершаться каждый день. И это касается не только благоустроенных монастырей, но и начинающих обителей. Литургическая жизнь, соборная молитва – то, что объединяет братьев и сестер в единое Тело Христово. Богослужебный круг – это золотое кольцо, которым мы, монахи, обручаемся с вечностью.

На нас лежит ответственность за то, чтобы каждый брат или сестра понимали, что посещение храма – это не формальная обязанность физического присутствия в храме, а таинственное собеседование с Богом. Первый признак порчи продукта – это гниение, изменение цвета и вкуса, появление дурного запаха. А душа бестелесна, не может издавать запах и менять вид, верный признак омертвения души есть уклонение от церковных служб. «Кто ропщет за обыкновенными службами, тяготится ими… – пишет преподобный Симеон Новый Богослов, – тот враг Божий и чужд Царствия Небесного».

Повторюсь, что участие в церковных службах имеет особую значимость в жизни монаха, об этом говорят и древние святые Отцы, и современные подвижники. Вспомним, как преподобный Антоний Великий явился святителю Григорию Паламе и объяснил ему, что ради праздничного богослужения должно оставить уединение и присоединиться к братскому ликованию.

Но, подчеркивая главенство общих богослужений, тот же преподобный Антоний Великий говорит и о важности келейной молитвы: «Всегда, прежде чем пойдешь в церковь, молись в келии своей… и после общей молитвы с братьями всегда совершай молитву и в келии своей, и никогда не ленись этого делать». Келейное молитвенное правило монашествующих есть необходимое условие для духовного возрастания и преуспеяния. Оно воспитывает в душах навык к молитвенному предстоянию, постоянству и мужеству в молитвенном делании. Без опыта личной келейной молитвы очень трудно преуспеть в постижении сущности духовной жизни как жизни в Богообщении.

Правило келейное должно быть индивидуальным, благоразумно установленным соразмерно с силами, возможностями и внешними обстоятельствами каждого человека. Кроме молитвословий, келейное правило обязательно должно включать в себя чтение Писания и святоотеческой литературы. «Чтение – источник чистой молитвы», – сказал преподобный Исаак Сирин.

Самое главное в исполнении молитвенного правила – это постоянство. Опущение правила быстро может войти в привычку, вслед за тем в монахе появляются духовные проблемы: в душе станет действовать уныние, раздражительность и, что часто бывает, дух ропота, который ложится на весь монастырь. Внимательное и регулярное исполнение молитвенного правила является стеной, ограждающей инока от множества искушений. «Если оставить церковную службу и келейную молитву, то душа ощущает холодность ко всему доброму и исполняется всяких нечестивых мыслей, о которых пересказать бывает стыдно», – говорит преподобный старец Оптинский Варсонофий.

И наконец самое главное молитвенное делание монаха – совершаемая во всякое время и на всяком месте непрестанная молитва Иисусова, являющаяся неким стержнем, внутренним столпом, поддерживающим монаха. По слову преподобного Симеона Нового Богослова, «кто не соединится с Господом здесь, на земле, тот никогда не соединится с Ним и в будущей жизни». Преподобный Варсонофий Оптинский учит: «Непрестанная молитва Иисусова  одна способна вселить Христа в наши души».  Непрестанная молитва Иисусова – это наш долг, ведь заповедь непрестанной молитвы дается нам во время чина пострижения при вручении четок.

Прежде чем приступить к деланию непрестанной молитвы, нужно отдать свое сердце в послушание и стараться очищать его от страстей. Оно должно быть свободным от злобы, ненависти, эгоизма, а иначе невозможно узреть Бога. Молитва, творимая сердцем гордым и своевольным, рождает пагубную прелесть. Если послушник не научился добродетели послушания, то, будучи пострижен в монашество, он никогда не научится молитве, потому что «послушание, которым доставляется бесценное сокровище смирения, признано единодушно Отцами за дверь, вводящую законно и правильно в умную и сердечную молитву», как учит святитель Игнатий. Без смирения нет пользы и от многих подвигов, как пишет преподобный Макарий Оптинский, если сам ночью поднимешься на молитву, а тех, кто не встал, осудишь, то Бог твою молитву не приемлет.

Как и в любом богоугодном деле в молитвенном делании встречаются свои трудности, которые были, есть и будут, пока существует монашество. Молитва тогда богоугодна и спасительна для человека, когда идет от сердца через скорби. Монах должен понимать, что трудности в молитве для него неслучайны и полезны.

Первая трудность, на которую многие жалуются, – это отсутствие времени: в новосозданных малочисленных  монастырях, где приходится много трудиться на послушаниях. У начальствующих многозаботливые суетные попечения, связанные с восстановлением, поиском средств на содержание обители. Многие настоятели и настоятельницы как на Кресте. В храм идти нет ни сил, ни времени. Они незаметно превращаются из монахов в прорабов, забывая, что «настоящий инок – тот, кто имеет в своем сердце внутренний монастырь, – как пишет святитель Феофан Затворник. –  Когда в сердце монастырь, тогда строение монастырское будет, или не будет, все равно – в сердце монастырь, вот что. Бог да душа. Стены внутреннего монастыря у инока созидаются непрестанной молитвой».

Второе – нет внешних условий для молитвы. Особенно в известных, благоустроенных монастырях, где мир врывается в обитель, в храме толпы паломников, по территории прогуливаются туристы, и насельнику невольно приходится затворяться во внутренней сердечной клети. Другого пути нет. Но некоторые ищут не внутреннюю клеть, а внешнюю удобную обстановку, как то: отдельную келью, тишину, просят больше свободного времени и подобное. Это все, конечно, нужно и способствует молитве,  но нельзя застревать на внешнем, иначе, как говорит прп. Паисий Святогорец, человек только и «будет искать темную келию, тусклую лампадку, располагающий к умилению храм и без этого не сможет молиться. Но в любом месте [должно чувствовать себя] одинаково: в поезде ли, в пещере, в дороге. Бог сделал каждого человека малой церковкой, и ее можно всюду носить с собой».

И третья, самая опасная проблема: из-за отсутствия духовно-опытных руководителей  и нежелания насельников жить в послушании и отречении своей воли, самочинных молитвенных подвигов и преждевременного искания благодатных состояний монашествующие впадают в самое тяжкое – прелесть.

Но все-таки основная и главная причина наших внешних молитвенных трудностей – это наше нерадение и неумение правильно организовать молитвенный труд.

От монастырей ждут не внешних красот, не архитектурных памятников, а сильной, спасающей мир молитвы. Основываясь на высказываниях двух великих подвижников, монахов и делателей молитвы, преподобного старца Оптинского Варсонофия: «Монашеством держится весь мир. Когда монашества не будет, настанет Страшный Суд», – и преподобного Силуана Афонского: «Мир стоит молитвой, и когда ослабеет молитва, мир погибнет», – можем отождествить монашество и молитву: монашество есть молитва, непрестанная молитва. Ответственность за то, чтобы монашество в вверенной нам обители действительно являлось непрестанной молитвой, лежит на нас, настоятелях этих обителей. Как сказал наместник Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий на одной из конференций, «все, имеющие практическое отношение к управлению монастырями, отдают себе отчет, что вопрос вопросов приведения обители к состоянию духовного благоустройства – последовательно провести в жизнь принцип первостепенности молитвы».

Наше монашеское призвание – всецелое посвящение себя Богу, непрестанное пребывание в Богообщении. Читая и изучая творения о молитве, мы можем замечать некоторые различия, касающиеся практических способов молитвы, келейных правил, традиций, но смысл и цель молитвы – пребывать в Богообщении – это то, что объединяет людей всех веков, всех Поместных Церквей, всех видов монашеского жительства.

Как говорит свт. Феофан, молитва есть барометр духовной жизни»: нет молитвы – нет в монастыре и духовной жизни, значит, нет и монастыря, а только стены, смоковница бесплодная, и все мы знаем, какой суд ей вынес Господь.

Библиография

1. Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа.

2. Блаженной памяти Старец Паисий Святогорец. Слова. Том II. Духовное пробуждение. – М.: Святая Гора, 2008.

3. Дневник послушника Оптиной пустыни Николая Беляева. – Издательство Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптина пустынь, 2016.

4. Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. – Издание Введенской Оптиной пустыни, 2009.

5. Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т.1. – Издание Введенской Оптиной Пустыни, 2011.

6. Лествица. Преподобный Иоанн Лествичник. – М.: Сибирская Благозвонница, 2010.

7. Молитвы старца Силуана. Житие прп. Силуана Афонского, записи разных лет, молитвы. – М., Издательский Совет Русской Православной Церкви, Издательство «ДАРЪ», 2006.

8. Монашество: история, современность, будущее. Материалы XXI и  XXII Международных Рождественских образовательных чтений. – М.: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви, 2014.

9. Преподобный Антоний Великий. Поучения. – М., Изд-во Сретенского мон-ря,2010.

10.  Преподобный Исаак Сирин. Слова подвижнические. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2002.

11. Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. – М., 2009. Т. 2.

12. Святитель Феофан Затворник. Созерцание и размышление. Краткие поучения. – М., 2003.

13. Святой праведный Иоанн Кронштадский. Моя жизнь во Христе. – 2-е изд. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2008.

14. Слова преподобного Симеона Нового Богослова. В переводе на русский язык с новогреческого епископа Феофана. Часть II. – М., 2006.