Жизнеописание иеромонаха Аникиты – князя Сергея Александровича Ширинского-Шихматова

Иеромонах Даниил (Сычев)

Публикация посвящается 1000-летию русского монашества на Святой Горе Афон.

Среди выдающихся подвижников Православия первой половины XIX века особое место занимает замечательный сын Отечества, наш земляк, иеромонах Аникита (Ширинский-Шихматов). Представитель древнего княжеского рода, он, оставив мирскую суету, принял постриг, сан священника и направился на Афон и Святую Землю, где в короткий, даже по мирским меркам срок, не только оставил по себе молитвенную память, но и положил основу для продолжения развития русского монашества на Востоке.

Иеромонах Аникита (Ширинский-Шихматов). 1783-1837.

              «В союзе с ближними живи,
              Люби людей, люби сердечно,
              И знай – с тобою будет вечно
              Бог щедрый мира и любви».

                       С.А. Ширинский-Шихматов.

Иеромонах Аникита (в миру - князь Сергей Александрович Ширинский-Шихматов) - родился в 1783 году в сельце Дернове, Вяземского уезда, Смоленской губернии, располагавшемся на старом Бельском тракте, в нескольких верстах от усадьбы родителей адмирала П.С. Нахимова. Семья князей Ширинских-Шихматовых в последней четверти XVIII века относилась к приходу Казанского храма села Хмелиты Вяземского уезда.

Из записей в сохранившихся Метрических книгах Хмелиты за 1765-1799 годы, узнаем: «1783 г. Сельца Дернова у его святейшества князь Александр Прохоровича Шехматова з женою ево Ольгою Васильевною родился законноприжитый сын Сергей. Крещен священником Карпом Гавриловым сентября 25 дня. А при крещении восприемники были того ж дому князь Николай Александрович, да жена его Марья Александровна Шехматовы». В этот день Православная Церковь отмечает преставление преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца. Воспитанный в благочестивой семье, Сергий получил правильное воспитание, основанное на православной вере и нравственности. С родителями он посещал Казанский храм в Хмелите. Позже в жизнеописании иеромонаха Аникиты отмечалось, что с детства, одаренный и способностями и умом, Сергей возымел особенную любовь к Церкви и проявил чисто христианскую кротость нрава.

На десятом году жизни сына в 1794 году скончался князь Александр Прохорович. Отца похоронили на кладбище (в храме) в селе Соловицах. Мать Сергея, Ольга Васильевна осталась одна с двенадцатью детьми на руках. В 13 лет Сергея направили в Санкт-Петербург, где в 1796-1800 годах он блистательно обучался в Морском кадетском корпусе, который закончил в числе первых учеников. Вместе с другими воспитанниками в годы учебы он посещал храм в честь святителя Павла Исповедника, епископа Прусиадского. Этот храм размещался на втором этаже корпуса. После произведения кадета в мичманы в 1800 году, Сергей Александрович несколько лет прослужил на флоте, участвуя в морских походах по Балтийскому и Северному морям.

С 1804 года по 1827 год Сергей Александрович служил воспитателем в Морском кадетском корпусе. Большую часть своего денежного содержания (более семи тысяч рублей в год) Сергей Александрович регулярно жертвовал на благотворительные дела. В его житии отмечалось: «К нему обращались за помощью все, кто в ней нуждался, и ни один нищий, сирый и убогий не возвращался от него не одаренным. Жизнь он вел, можно сказать иноческую в мире: пищу употреблял только постную, и то однажды в день; пил только воду; спал не более пяти часов в сутки; знакомств никаких не вел и жил отшельником; все свободное время он посвящал молитве, чтению священных книг, благочестивым размышлениям. Нравственные качества его были недосягаемо высоки: он ненавидел всякую неправду, возмущался одним внешним лоском людей, под которым нередко скрывается лицемерие и беззаконие». 

Особой любовью и доверием Сергей Александрович пользовался у своих учеников. «Исполняя с трогательной заботливостью обязанности воспитателя, он был нежнейшим отцом вверенных его попечению воспитанников. …При отличном образовании, он свободно владел тремя новыми и обоими классическими языками, а по глубокому знанию славянского, считался в числе лучших современных филологов».

В одном из своих стихотворений патриотической направленности «Возвращение в Отечество любезного брата» Сергей Александрович писал:

«Под хладной, северной звездою
Рожденные на белый свет,
Зимою строгою, седою,
Лелеяны от юных лет,
Мы призрим роскошь иностранну,
И даже более себя
Свое Отечество любя,
Зря в нем страну обетованну,
Млеко точащую и мед,
На все природы южной неги,
Не променяем наши снеги
И наш отечественный лед».

В период преподавания в Морском корпусе он написал и издал несколько литературных произведений: в 1807 году поэму «Пожарский, Минин, Гермоген, или Спасенная Россия»; в 1809 году - «Песнь Российскому слову»; в 1810 году - «Петр Великий» и «Возвращение в Отечество любезного брата»; в 1812 году - «Ночь на гробах» и «Песнь Россу»; в 1814 году - «Ночь на размышления»; в 1815 году - «Совещание с друзьями»; в 1817 году - «Песнь сотворившему вся»; в 1821 году - «Переложение стихир в честь Божией Матери»; в 1824 году - «Иисус в Ветхом и Новом Заветах». Все они имели патриотическое, религиозно-нравственное направление, отличались глубиной мысли и образностью. За успехи в литературной деятельности Сергей Александрович награждался в 1809 году Академией Наук - избран её действительным членом, и в 1812 году императором Александром I - ему пожалована пенсия в 1500 рублей. В Высочайшем указе отмечалось, что автор, «трудами и прилежанием к наукам усовершенствовав природные дарования к стихотворству, обратил оные в сочинениях своих на пользу словесности и благонравия». В 1817 году он получил от Академии Наук большую золотую медаль с надписью: «Отличную пользу Российскому слову принесшему». Как приверженец классического направления он входил в литературное общество «Беседа любителей русского слова», возглавляемое адмиралом А.С. Шишковым.

Под благотворным влиянием лейтенанта Сергея Александровича в годы учебы находился и юный Павел Нахимов, которого в августе 1813 года приняли кандидатом на вакансию в Морской корпус, вероятно не без участия Ширинских-Шихматовых. Семен Мануйлович Нахимов, дедушка будущего адмирала, 30 января 1787 года стал восприемником (крестным) младенца Григория, родного брата Сергея Александровича.

В июле 1815 года Павла Нахимова определили в кадеты корпуса и тогда же произвели в гардемарины. После двух лет учебы, под началом Сергея Александровича, вместе с другими двенадцатью гардемаринами Павел Нахимов в 1817 году на бриге «Феникс», совершил учебное плавание по Балтийскому морю.

После выхода в 1827 году в отставку в чине капитана (в некоторых источниках - в чине капитана 2 ранга), Сергей Александрович посетил своих братьев, с которыми в селе Архангельском Можайского уезда владел имением. Решив с ними все имущественные дела, Сергей Александрович направился в паломничество по монастырям России.

В 1828 году Сергей Александрович поступил в древний Новгородский Юрьев монастырь, находившийся под управлением известного архимандрита Фотия (Спасского), с которым он был знаком около десяти лет. Вскоре его приняли в число братии этой обители. В 1830 году, 25 марта, в день Благовещения Пресвятой Богородицы, Сергея Александровича постригли в монашество в честь святого мученика Аникиты. В том же году, через пять дней, 30 марта его рукоположили в сан иеродиакона и 3 апреля - в сан иеромонаха. В мае 1833 года иеромонах Аникита упоминается в числе братии монастыря, подписавшийся вместе с архимандритом Фотием, под письмом к митрополиту Серафиму (Глаголевскому), с прошением, ежегодно 4 сентября, совершать в обители празднование в честь иконы Божией Матери, именуемой «Неопалимая Купина». Ценя его высокие духовные качества и подвижническую жизнь, церковное начальство планировало возвести иеромонаха Аникиту в сан архимандрита и направить его в один из монастырей настоятелем, но он по своему смирению отказался от такой высокой должности. В 1835-1836 годах иеромонах Аникита совершил паломничество в Константинополь, на Святую гору Афон, на остров Кипр, в Иерусалим и другие святые места Палестины, описанные им в своих путевых записках. Многомесячный путь к Святой Земле начался у него от стен приютившей его обители.

Получив разрешение, 5 мая 1834 года он покинул Юрьев монастырь и отправился в длительное путешествие. Великий Новгород, Крестцы, Валдай, Иверский монастырь, Вышний Волочек, Торжок – те города, где он останавливался по дороге и служил в местных храмах и обителях. В Торжке 14 мая иеромонах Аникита посетил Борисоглебский монастырь, в котором, как он сам писал «почивают мощи преподобного Ефрема на вскрытии и ученика его Аркадия, учредителя обители иноческой в Вязьме, под спудом». Здесь иеромонах Аникита отслушал Божественную литургию, отпел молебен угоднику Божию и, получив благословение у архимандрита Арсения, отправился в Старицу. После посещения Успенского Старицкого монастыря, «достопамятном тем, что первый Патриарх Иов – постриженец и послушник сего монастыря, в котором и скончался», благославившись у местного архимандрита Александра, отец Аникита поехал в город Зубцов и из него в Сычевку.

На Смоленщину, в родные места он прибыл 16 мая. Переночевав близ села Липецы у дворян Хомяковых, 17 мая иеромонах Аникита направился к сельцу Дернову. В своем дневнике он писал:«Стремление мое на родину исходило во мне не столько от желания свидеться с родными (хотя и сие утешительно душе моей), сколько от усердия помолиться на гробе родителей». Промыслом Божиим, прежде чем попасть в усадьбу в Дернове, он приехал к храму в Соловицах, где похоронены были его родители. «…Призвав священника (он), отслужил по усопшим панихиду, поклонился их праху и, так сказать, получив их благословение, от них уже приехал в Дерново».Семь дней, до 24 мая, иеромонах Аникита провел в Никольском храме, служа Божественные литургии и панихиды по усопшим. Посетив храмы в селе Бунаково и сельце Азарове, 26 мая он прибыл в Вязьму в Аркадиевский девичий монастырь, настоятельницей которого была игумения Августа (Ширинская-Шихматова), его родная сестра. В Вяземской обители иеромонах Аникита служил на вечерней службе и на другой день в празднование святому преподобному Нилу Столобенскому отслужил с духовенством монастыря Божественную литургию и молебен. Здесь же он совершил панихиду по скончавшейся в 1833 году, своей сестре монахине Агофоклии. В дневнике он отмечал: «Обитель Аркадиевская, из бывшей богадельни составленная, несмотря на краткое время своего обновления (официально открыта в 1832 г. - прим. авт.), уже начинает процветать благочестием и благочинием трудами неусыпными матери игумении, споспешествующими ей пожертвованиями своими и набожными гражданами города Вязьмы. Сестер всех более шестидесяти, и все приходят в познание истины Слова Божия и высокого монашеского чина, слыша наставления душеспасительные от матери игумении и образ живый благочестия видя в ней непрестанно». Простившись с родными, иеромонах Аникита 28 мая 1834 года выехал из Вязьмы.

Проехав через Гжатск, он прибыл в Можайск, где посетил брата Павла Александровича. В селе Архангельском, в усадьбе брата Алексея Александровича, иеромонах Аникита вместе с местным священником о. Матфеем отслужил в храме Архангела Гавриила, построенном его отцом Александром Прохоровичем, Божественную литургию и панихиду об упокоении родственников, погребенных на этом месте. Через две недели, 12 июня, отслужив молебен в родовом храме, он отправился в путь. Посетив Саввино-Сторожевский и Ново-Иерусалимский монастыри 16 июня о. Аникита прибыл в Москву.

В древней столице России он встречался с высокопреосвященным Филаретом (Дроздовым), митрополитом Московским. В Высоко-Петровском монастыре он сослужил владыке за Божественной литургией 18 июня в день прославления Боголюбской иконы Божией Матери.

Из Москвы в Одессу иеромонах Аникита ехал через Подольск и Серпухов. В Туле 27 июня он получил благословение у преосвященного Дамаскина (Россова), епископа Тульского и Белевского, которого знал по Санкт-Петербургу. После Богородска и Ефремова, 2 июля иеромонах Аникита прибыл в Задонский монастырь, где находилась гробница тогда ещё не прославленного в лике святых известного подвижника преосвященного Тихона Задонского. Поклонившись его останкам, о. Аникита направился далее.

В Воронеже по просьбе и благословению архиепископа Антония (Смирницкого) по материалам, собранным учителем гимназии Николаем Михайловичем Севастьяновым, иеромонах Аникита составил подробное житие святителя Митрофана, епископа Воронежского. В июле 1833 года в Воронеже в доме губернатора ему передали живописный образ святителя Митрофана, написанный для А.А. Павлова. Впоследствии эту икону все время о. Аникита возил с собой.

После обретения мощей и прославления святителя Митрофана в 1832 году, он широко почитался во многих губерниях Центральной и Западной России, в том числе и на Смоленщине. Иконы святителя Митрофана, принесенные паломниками, и сейчас можно увидеть во многих сельских храмах и домах прихожан в этих местах. В 1854 году по случаю победы русского флота над турецким в Синопском сражении, в Севастополь адмиралу П.С. Нахимову из Троице-Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом архимандрит Игнатий (Брянчанинов), будущий святитель, прислал образ святого Митрофана.

Пробыв в Воронеже со 2 по 17 июля, иеромонах Аникита отправился в путь к Черному морю. Через Старый Оскол он прибыл в Белгород, где посетил Николаевский и Троицкий монастыри. В последнем почивали благочестивые останки, тогда ещё не прославленного, преосвященного Иоасафа, епископа Белгородского.

Харьков, Полтава, Кременчуг, Александрия, Николаев - те города, через которые продвигался к своей цели о. Аникита. В Одессу он прибыл 8 августа 1834 года, где пробыл девять месяцев до 2 мая 1835 года, так как из-за продолжавшейся в Константинополе моровой язвы, он не мог получить разрешение на выезд. Большую часть этого вынужденного пребывания на юге Российской империи иеромонах Аникита провел в Успенском монастыре, находившемся в 12 верстах (12,8 км.) от Одессы, в предместье Большой Фонтан.

В Константинополь из Одессы корабль с о. Аникитой и его спутниками прибыл 4 июня. Пробыв здесь несколько дней и испросив благословение у находившихся в городе двух Патриархов: Вселенского Патриарха Константия и Блаженного Афанасия Иерусалимского, осмотрев все святыни древней столицы Византии, он со своими спутниками 3 июня направился на корабле к Святой Горе.

Впервые на землю Афона, куда так долго он стремился попасть, иеромонах Аникита вступил 9 июня 1835 года у монастыря Ксиропотам. По благословению он поселился в Ильинском скиту, основанном великим старцем - преподобным Паисием (Величковским). В «Житии и подвигах блаженного отца нашего Старца Паисия», составленном схимонахом Митрофаном, писалось, что преподобный Паисий «посовещался с братиями, и они купили у …Пантократова монастыря пустующую келию Святого пророка Илии. И с Божией помощию они построили прекрасную церковь, трапезу, пекарню, кухню, архондарик, шестнадцать келий и провели в скит воду».

В своих записках о. Аникита писал о своем прибытии в Ильинский скит: «Старец настоятель иеромонах Парфений, уже более сорока лет, иночествующий в скиту сем, и по бывшем во время восстания греческого от турок разорения афонским монастырям, паки оный обновивший, принял нас как искренних братий, и даже уступил мне на жительство свою келью, знаменитую тем, что строитель скита игумен Паисий (молдавский, известный святостью своего жития) жил в ней и занимался переводом с греческого на славянский язык книги "Добротолюбие" Исаака Сирина». На средства иеромонаха Аникиты в Ильинском скиту заложили храм в честь святителя Митрофана Воронежского. На Афоне о. Аникита поступил под начало известного подвижника и духовника, иеросхимонаха Арсения Афонского (+ 1846 г.).

Во время посещения Руссика (будущего Свято-Пантелимонова монастыря) он вначале получил приглашение от игумена и насельников обители перейти к ним вместе с русской братией из Ильинского скита. В житии иеросхимонаха Арсения отмечается, что иеромонах Аникита «сделал попытку водворить с собой Русских в полузапустелом Руссике и устроить там для них церковь во имя святителя и чудотворца Митрофана Воронежского, но попытка эта не увенчалась успехом». Но уже в январе 1841 года в северо-восточном углу Руссика освятили место и заложили новый храм во имя святителя Митрофана. Его освятил 23 ноября 1846 года высокопреосвященнейший Григорий, архиепископ Адрианопольский, живший на покое в Ватопедском монастыре.

О пребывании иеромонаха Аникиты на Афоне вспоминал в «Письмах Святогорца к друзьям своим» иеросхимонах Сергий (Веснин), первое издание которых вышло в Санкт-Петербурге в 1850 году. Другим источником об о. Аниките являются дневники инока Парфения (Агеева), известные, как «Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле». В 1835 году, 30 июля, иеромонах Аникита на греческом корабле отплыл в Салоники, и уже отсюда 18 августа он отправился на Святую Землю. О. Аникита брал себе спутников с Афона. Позже один из них, о. Арсений, рассказывал об этом путешествии своим ученикам. Один из них писал: «И сходили в Иерусалим и прожили там всю зиму, и, проводивши Пасху, возвратились на Святую Гору, и паки водворились в своей келии. Но только я сам слышал из уст самого духовника, что когда ходили в Иерусалим, столько претерпели скорбей, что единому Богу известно. Я спрашивал: «Какие скорби, отче, и отчего они вам приключились? Разве от недостатка телесных потреб?» Он мне ответил: «Нет, мы были всем довольны от Бога и от людей, лучше и нельзя: в Иерусалиме благодетели задарили нас червонцами, но мы их, милостию Божией, все бедным арабам раздали. Но скорби были другие: столько лет сидевши в пустыни, мы уже почти мир и позабыли, а туда пришли в самую суету. Более скорби мы терпели за пост: все утешаются, все нас просят, все почитают, но мы не смогли вместить сего, только скорбели и не знали, как доехать до Святой Горы». В 1836 году, 9 мая, иеромонах Аникита вернулся на Афон.

Незадолго до этого, в апреле 1836 года в Яффе он получил указ Святейшего Синода о назначении его настоятелем Русской посольской церкви в Афинах. Год о. Аникита отслужил в Преображенском храме XI века, находившемся в районе Плака, и написал прошение об освобождении его от должности, в связи с резко ухудшимся состоянием здоровья. В том же году иеромонах Аникита получил положительное решение Святейшего Синода и разрешение вновь посетить Афон. После паломничества по святым обителям Афона он имел намерение вернуться в Россию в Новгородский Юрьев монастырь, но 7 июня 1837 года скончался в Архангельском монастыре близ Афин, где и был погребен.

О его кончине, в своем письме от 18 сентября 1837 года к игумении Марии (Тучковой), настоятельнице Спасо-Богородицкого монастыря, писал митрополит Филарет (Дроздов): «О. Аникита точно преставился. Потеря для иерархии. Но яже Бог Святый совеща, кто разорит? Св. Синод, взяв о. Аникиту из Ильинского скита в Афоне, исхитил его от чумы, которая потом опустошила сей скит, но в Афины смерть пришла к нему скорее, нежели успел Св. Синод взять его. Такие случаи напоминают и нам, на пользу нашу, помнить последняя».

В 1839 (1840) году благочестивые останки иеромонаха Аникиты перенесли в Митрофаниевский храм Ильинского скита на Афоне. До 1875 года они находились под спудом, а затем положены открыто.

Один из братьев иеромонаха Аникиты, в его жизнеописании отмечал: «обильное и притом нетленное богатство оставил он в посеянном им Евангельском учении, которое утверждал примером собственной богобоязненной жизни, деятельной веры и христианского смирения; …небесная мудрость, которой он посвятил себя, давно уже убелила его сединами разума, и он созрел для вечности».

Приложение

Сестры иеромонаха Аникиты. 9/ 22 (н.ст.) мая 1833 года, в день перенесения мощей святителя и чудотворца Николая, преосвященный Иосиф (Величковский), епископ Смоленский, избрал и назначил игуменией новоучрежденной Вяземской Аркадиевской обители казначею Смоленского Вознесенского монастыря монахиню Августу (в миру - Анну Александровну, княжну Ширинскую-Шахматову), родную сестру иеромонаха Аникиты. 11 мая, в тот год в день Вознесения Господня, при служении в Вознесенском монастыре, по церковному чиноположению произвел её в сан игумении, и вскоре же отправил к месту назначения.

15 июня 1833 года, вступив в управление Вяземской Аркадиевской обителью в цветущем здоровье, игумения Августа пожертвовала на пользу монастыря все свое значительное состояние и, пользуясь известностью, по благочестивой ее жизни, склонила многих к благотворению. Господь видимо благословлял счастливым успехом ее благие предприятия и действия.

В роде князей Ширинских-Шихматовых с особым благоговением почиталась святая чудотворная икона Ахтырской Божией Матери. В 1830 году в Вознесенском монастыре, над главными вратами к северо-востоку от соборного храма, на средства монахинь, сестер Ширинских-Шихматовых воздвигнут небольшой каменный двухэтажный храм в честь иконы Божией Матери Ахтырской, внизу которой позже размещалась монастырская больница.

За время своего настоятельства в Аркадиевской обители игумения Августа сделала много для её существования: перестроила и расширила теплый придел монастырского храма, переделала колокольню; вместо деревянной кровли покрыла храм железом; в каменном монастырском корпусе, для удобнейшего размещения сестер, надстроила второй этаж и антресоль, верхний этаж, где дополнительно расположила келии; построила каменный двухэтажный дом и в 1836 году разместила в нём общую трапезную, а внизу кухню со всеми её принадлежностями; в одну линию с этим домом отстроила каменную житницу с погребом; завела необходимое количество скота и устроила для него деревянный на каменном фундаменте двор, со всеми службами; приобрела в 1834 году прилегающий к монастырю каменный двухэтажный дом с участком, обновила и исправила его, пристроила к нему амбар и сарай; всю обитель обнесла каменной, высокой (до 5,5 аршин – 3,9 м.) стеной, длинной 240 сажень (512 м.), с устройством в ней святых и двух въезжих ворот и одной башенки; над всем монастырским храмом и колокольней надстроила второй этаж, в нижнем был размещен теплый придел во имя преподобного Аркадия, а верхний освящен в честь Всемилостивого Спаса; с северной стороны храма сделала новую пристройку и в нижнем этаже устроила придел в память Покрова Пресвятой Богородицы, а в верхнем открыла придел в честь Ахтырской иконы Божией Матери.

В праздник Покрова, 1 октября 1832 года был Высочайше утвержден доклад Святейшего Синода об открытии Аркадиевского монастыря. В благодарственную память об этом событии, сёстры обители единодушно пожелали ознаменовать день Покрова Божией Матери освящением в честь Её одного из престолов главного храма.

В июле 1837 года монастырю передана Спасская башня Вяземской крепости, построенная в первой половине ХVII века и отремонтированная городским головой, купцом Исидором Петровичем Нероновым за свой счет. В неё по благословению игумении перенесли монастырскую житницу и погреба.

В 1848 году, игумения Августа, с общего совета и согласия сестер, и по благословению преосвященнейшего епископа Тимофея (Кетлерова), открыла в монастыре училище-приют для детей духовного звания, с полным содержанием 30 бедных сирот девочек на счет обители и благотворителей. В сентябре месяце того же года в училище были начаты учебные занятия. Вяземское монастырское училище послужило потом началом основания Смоленского епархиального женского училища, в 1853 году, по благословению епископа Тимофея, в полном составе воспитанниц переведенное в Смоленск.

Производя в обители все эти работы и постройки, благоустраивая её в настоящем, игумения Августа усердно заботилась в то же время и о будущем её безбедном существовании. Для этого она пожертвовала на вечные времена, в пользу обители, значительную сумму денег и всячески убеждала к тому других. Вследствие такой её истинно материнской заботливости, благосостояние обители было упрочено и обеспечено на будущее время. При этом, благоукрашая обитель во внешнем отношении, игумения Августа никогда не упускала из вида и внутреннего её благоустройства и всегда, собственным примером и назиданием укрепляла отшельниц в подвигах духовных и тем видимо возвышала обитель и располагала к ней всех.

В 1857 году по состоянию здоровья испросила себе увольнение от должности настоятельницы, и, прожив на покое в обители, при своей преемнице, игумении Аркадии (Шаховской), скончалась 20 августа 1859 года. Была погребена в Покровском приделе Спасского храма.

Из Смоленска в Вязьму перешла и её старшая сестра, монахиня Агафоклия (в миру - Александра Александровна, княжна Ширинская-Шихматова). Она скончалась в 1833 году и погребена в Аркадиевском монастыре.

Составитель: иеромонах Даниил (Сычев), старший священник Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря Вяземской епархии.