История Покровского монастыря близ станиц Динской и Пластуновской Кубанской области

Игумения Неонилла (Кузьмина)

 «Кровь праведников – единственное на земле писание, которое стереть невозможно»

святитель Николай Сербский

 

Предлагаем вашему вниманию текст исследования игумении Неониллы (Кузьминой), настоятельницы женского монастыря в честь иконы Божией Матери «Всецарица» г. Краснодара  о судьбе одной из женских обителей Кубани.

Кубанская земля не богата монастырями. На Кубани в годы жестоких богоборческих репрессий против РПЦ были закрыты и разрушены все монастыри, но до настоящего времени не все восстановлены. Тем дороже для сердца православного человека, а тем более монашествующего, история каждой обители, даже если ее уже нет. Ведь у Бога все живы. Один из полностью разгромленных богоборцами на Кубани и до сих пор не восстановленных монастырей – Покровский женский. Для восстановления его истории игумения Неонилла и насельницы женского монастыря «Всецарица» г.Краснодара, имеющего подворье в Динском районе, провели литературный и архивный поиск, побеседовали с потомками очевидцев событий.

История Покровского монастыря вблизи станиц Динской и Пластуновской была короткой. Всего 25-30 лет (с конца XIX века по 20-е годы XX века) просуществовал он. Точной даты его разрушения и убиения подвизавшихся в нем монахинь пока не удалось найти. Так же, как и фотографий (по-видимому, строители «светлого будущего» позаботились уничтожить эти документы). В изданном в 2000 г. фотоальбоме «Кубань православная – первозванная», посвященном истории Православия и восстановлению на Кубани былой духовности, о Покровском женском монастыре нет ничего, кроме названия. Однако имеются опубликованные в печати и хранящиеся в государственных архивах пока никем не обобщенные сведения о создании Покровского монастыря, его развитии, духовной и хозяйственной деятельности. А также о деяниях богоборческой власти в 20-е годы, приведших к разграблению, а затем полному уничтожению этой большой, красивой и богатой женской обители.

Выражаем глубокую благодарность сотруднику Государственного архива Краснодарского края Александру Владимировичу Бабичу за оказанную нам помощь.

Образование и расцвет обители

Пожелтевшая от времени брошюра с подробным описанием торжественного открытия Покровской общины в 1899 году преосвященным Агафодором сохранилась по промыслу Божию у одной прихожанки нашего монастыря в честь иконы Божией Матери «Всецарица». Сестра ее бабушки, Евсеева Фекла, была насельницей Покровского монастыря и умерла в возрасте 18 лет. Узнав, что мы создаем в Динском районе подворье, женщина подарила нам эту брошюру – их семейную реликвию. Называется она «Открытие Покровской общины близ станицы Динской, Кубанской области», состоит из 16 страниц и издана в 1899 году в типо-литографии Т.М. Тимофеева (Ставрополь-Кавказ). Перепечатана она из «Ставропольских Епархиальных Ведомостей». Адрес общины указан такой: чрез Пластуновскую станцию Ростово-Владикавказской железной дороги в Покровскую общину. Эта территория тогда относилась к Ставропольской епархии. При открытии общины в ней уже было 50 насельниц, управляла ею сестра Татиана Кончакова, впоследствии ставшая игуменией Рафаилой.

Найдены нами и еще насколько опубликованных исторических сведений о монастыре. Среди них – статья О.И. Шафрановой «Из истории создания женских монастырей на Северном Кавказе во второй половине XIX – начале XX вв.». Здесь начало создания общины описано так: «Новопокровская женская обитель (Покровский женский монастырь) образовалась по инициативе вдовы войскового старшины Анны Алексеевны Радченковой, которая пожертвовала земельный участок для устройства женского монастыря. Большую помощь в создании обители оказались монахини Ставропольского Иоанно-Марьинского монастыря, которые собирали средства для этого. К 14 октября 1896 года монахиня Иоанно-Марьинского монастыря Архелая построила на этом участке молитвенный дом, признанный благочинным готовым к освящению в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Освящение состоялось 10 ноября 1896 года. Молитвенный дом был сделан из соснового леса, с одной главой, увенчанной металлическим крестом. С западной стороны к дому сделана пристройка из пяти комнат с особым крыльцом для житья монахинь. В 1897 году здесь проживали 64 монахини и послушницы. К 1903 году кроме молитвенного дома у общины имелось пять корпусов для помещения сестер, странноприимный дом, здание школы для детей из окрестных хуторов, дом для священников с надворными постройками, хозяйственный двор, строился большой кирпичный храм, заканчивалось строительство монастырской гостиницы. Как и в любой женской обители, при монастыре действовала школа смешанного типа. В 1914 г. в монастыре насчитывалось 114 монахинь».

В «Ставропольских епархиальных ведомостях» № 20 за 1899 г. говорится, что участок земли, пожертвованный Анной Радченко для устройства женского монастыря «для вечного поминовения ее и ее присных», был солидный – 123 десятины (мы пересчитали на гектары – около 135 га). На первых порах, при участии Радченко, монахиней Архелаей быстро был устроен небольшой деревянный храм с келлиями при нем и другие необходимые постройки. Скоро записалось в общину и поселилось на участке до 50 сестер, был временно назначен и священник; но дальнейший рост общины приостановился: монахиня Архелая оказалась слишком старой и дряхлой, чтобы понести столь тяжелый труд, как изыскание средств и устроение обители. Увидев это и опасаясь, что ее надежды могут не сбыться, жертвовательница Радченко уничтожила дарственную на имя Архелаи и завещала весь участок проживавшей в числе сестер общины девице крестьянке Татьяне Федотовой Кончаковой, которая и довершила дело, начатое Архелаей. (Анна Радченко почила в 1898 г., и мы в монастыре «Всецарица» молимся за нее, т.к. она, жертвуя землю для устройства Покровского монастыря, завещала молиться о ней).

Из статьи С.А. Раздольского «Монастыри Кавказской епархии и их роль в культурном развитии Северного Кавказа» (опубликована в Южнороссийском обозрении в Ростове-на-Дону, выпуск 33) мы узнали важные подробности о строительстве главного храма монастыря – величественного и великолепного Покровского собора. «…На правом берегу реки Кочети, среди офицерских участков, где находились хутора, располагалась Покровская женская община. Сама община находилась на некотором возвышении, а на самом высоком месте был построен храм. Общину возглавляла мать Татиана со старшими сестрами. В храме служили три священника, старшим из которых был отец Филипп Николайченко. При закладке храма в основание главного алтаря была положена цинковая доска, на которой написано: «При державе Благочестивейшего Самодержавнейшего Великого Государя Императора Николая Александровича, в лето 1901 года, в 10 день сентября, совершена закладка сего храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы преосвященным Агафодором, епископом Ставропольским и Екатеринодарским, в управлении общиной начальницы матери Татианы (Федотовой Кончаковой)». Планировалось, что закладываемый храм должен стать одним из лучших в епархии и по своим архитектурным достоинствам, и по своим размерам. Общая стоимость здания, исчисленная по смете, составляла 100 тысяч рублей, не считая иконостаса, утвари и украшений. Размеры храма составляли 65 х 40 аршин (мы пересчитали на метры – примерно 46 х 28 м). Архитектура выдержана в византийском стиле. В подвальном полуэтаже размещался еще один храм – теплый, который использовали в зимнее время. Постройку храма планировалось закончить в пять-шесть лет. Храм строился на пожертвования местных жителей, часть средств расходовалась на самые неотложные нужды и возведение подсобных помещений. Украшен же храм был ценной утварью, пожертвованной черноморцами. Самым известным благотворителем был крестьянин из Ставропольской губернии, села Ново-Егорлыкского, Гавриил Захарович Петров. Он вручил 10 000 рублей на постройку храма, не отказываясь впредь помогать в случае нужды…»

А о завершении строительства монастыря мы нашли сведения в статье О.И. Шафрановой «Деятельность женских северокавказских монастырей и общин во второй половине XIX – начале XX веков». «В 1903 году община купила 16 десятин земли, подворье с домом в Екатеринодаре, 27 десятин леса в станице Ставропольской, устроила кирпичную церковь на участке Волошина в станице Корсунской. С 12 апреля 1904 года община стала называться Покровским женским монастырем. В 1909 году на благотворительные пожертвования построена новая двухэтажная кирпичная церковь с тремя престолами: главный во имя Покрова Пресвятой Богородицы, правый – в честь Архангела Гавриила, левый в честь Евангелиста Иоанна Богослова и св. праведной Анны…»

Государственный архив Краснодарского края предоставил нам возможность узнать о составе насельниц Покровского монастыря. В «Послужном списке настоятельницы, монахинь и послушниц Покровской женской общины Кубанской области за 1902 год» приведены подробные данные о 85 насельницах монастыря: возраст, образование, из какого звания, мирское имя, девица или вдова, когда пострижена в монашество и где, какие послушания выполняет в монастыре, награждения, отпуск, имела ли штрафы, какие имеет способности. В диссертационной работе по отечественной истории Горбовой И.А. «Монастыри Кубани в конце ХVIII – начале ХХ в.» приведен анализ возраста насельниц Покровского монастыря: до 15 лет – 2, до 20 лет – 18, от 21 до 30 – 49, от 31 до 45 – 5, от 45 и более – 6 человек; настоятельницей была монахиня в возрасте 39 лет. Характерно, что в те годы на Кубани в отличие от мужских монастырей, контингент женских обителей был довольно молодым, большей частью до 30 лет. В Покровском монастыре казачки составляли 30% насельниц, крестьянки – 60%, мещанки – 8%.

В Справочнике «Православные монастыри Российской империи» (составитель Л.И. Денисов. Москва, 1908 г.) Покровский общежительный нештатный женский монастырь близ станицы Динской Кубанской области стоит под № 370. Основными занятиями сестер названы пчеловодство, садоводство и хлебопашество.

Число насельниц монастыря постепенно увеличивалось. Так, в «Справочнике по Ставропольской епархии», который составил Екатеринодарский священник Н.Т. Михайлов в 1911 году, указывается, что в Покровском женском монастыре – 116 монашествующих. К этому времени в обители имелся дом из шести комнат для монастырских священников, было большое здание школы с квартирой для учительницы. В школе грамоты для хуторских детей занятия вела дочь священника, окончившая курсы в Екатеринодарском епархиальном училище – Екатерина Барыкинская. Закон Божий преподавал священник Леонид Вишневский.

В статье В.А.Раздольского «Монастыри Кавказской епархии и их роль в культурном развитии Северного Кавказа» сообщаются многие точные данные: при преосвященном Агафодоре в Покровской женской общине была возведена деревянная, обложенная кирпичом пристройка к храму размером 29х20 аршин. В ней, кроме помещения начальницы, находились 8 келий. Стоимость этой постройки составила 4000 рублей. Также было построено здание школы, с помещением для учителя и особой комнатой для приюта детей отдаленных хуторов. Содержание этих детей община взяла на собственный счет. В 1900 г. в школе обучалось 20 детей: часть из них проживала в общине постоянно, а часть приходила из близко расположенных хуторов, приписанных к храму общины. Из сумм училищного совета учительница получала в год 240 руб., а община предоставляла ей квартиру с отоплением, освещением, столом и прислугой.

В «Ставропольских епархиальных ведомостях» № 24 за 1906 г. мы нашли описание одного из сестринских корпусов - двухэтажного кирпичного корпуса, построенного в 1904 году на южной стороне монастырской усадьбы. «Длина здания 40 аршин, ширина 18 аршин. В нижнем этаже находятся: просторная трапезная (22 и 18 аршин), две комнаты для помещения сестер и кухня с кладовой. В верхнем этаже имеется 12-ть отдельных комнат, разделенных коридором, по шести с обеих сторон. Комнаты изолированы одна от другой, просторные, светлые; содержатся чисто, опрятно. В 2-х комнатах помещается по две сестры, а в 10 комнатах по три; для каждой имеются постели. В конце коридора небольшой балкон и наружная лестница для выхода из верхнего этажа. Есть внутри здания подъем на верхний этаж из трапезной. Здание прочное, красивое, вполне отвечает своему назначению».

У Покровского монастыря была иконно-книжная лавка (Воскресенский А. Покровский женский монастырь в Кубанской области Ставропольской губернии // Ставропольские епархиальные ведомости, 1908). В этой же работе сообщается, что монастырь имел мельницу, а также выращивал лошадей для продажи. В монастыре были ковровые мастерские, которые давали хороший доход. Кроме этого, здесь было налажено вышивание шелком,  швейное дело, работала живописная мастерская. Ежегодно весной организовывалась Вознесенская ярмарка, и монастырь выставлял на продажу товары своего производства (Бороденко В.Е. Периоды и основная деятельность монастырей Северного Кавказа (конец ХVIII – начало ХХ вв.).

Но самой драгоценной находкой стала для нас статья Алексея Воскресенского, полученная из Справочно-информационного фонда Государственного архива Краснодарского края. Называется статья «Покровский женский монастырь в Кубанской области, Ставропольской епархии (из путевых заметок паломника)», опубликована она в «Ставропольских Епархиальных Ведомостях» №43 за 25 октября 1908 года. Написанные с любовью, эти путевые заметки живо представляют нам не только внешний вид и архитектуру монастыря, но и беззаветные труды по его созиданию матушки игумении с насельницами. Приведем выдержки из них. «Когда путник, идущий по однообразной Кубанской степи, или пассажир, едущий в вагоне ростово-владикавказской железной дороги, утомленный однообразием разстилающегося пред ним ландшафта, ищет на чем бы остановить свое исключительное внимание, их взору за целые десятки верст разстояния внезапно предстает массив весьма большого храма, с ярко горящими на главах его вызолоченными крестами. То – собор Покровского женского монастыря, приютившегося на одном из холмов волнообразной степи Кубанской, на берегу болотистой речки Кочети, в 40 верстах от областного г. Екатеринодара и в 4-х – от железнодорожного полустанка «Пластуновка», среди разбросанных окрест его, то там, то сям, хуторов казачьих. Направляющийся к монастырю путник непрестанно видит его пред собою. Как спасительный маяк среди безбрежной Кубанской степи, как светлая звезда, он служит для него показателем верного пути, маня и привлекая к себе, под священную сень свою. Великая хвала благопопечительнице обители, матери-игумении Рафаиле и ее сестрам, что путем чрезвычайных лишений, скорбей и слез, они смогли в такое короткое время воздвигнуть здесь такой прекрасный жертвенник Богу Живу, подобного которому далеко нет не только в окрестностях, но который бы сделал честь даже любому столичному городу. Как обстоятельства устройства настоящего великолепного храма, так и вообще вся история возникновения и постепенного развития обители до настоящего ее состояния включительно, безмолвно, но красноречиво говорят душе христианской о той непреложной истине, что близ Господь всем призывающим Его, – всем призывающим Его во истине… С самого первого дня вступления своего в отправление обязанностей начальницы сначала сестра Татьяна, а затем она же мать и игумения Рафаила, не жалея своих сил и не покладая рук неустанно трудилась в деле благоустройства своей обители. И Матерь Божия, имени Которой посвящена обитель, очевидным образом благословляла успехом ее начинания: сестры умножались (ныне в обители 120 сестер, из числа которых 7 мантийных монахинь и 40 рясофорных); несмотря на лукавое время всеобщего шатания умов и оскудения веры и благочестия являлись благотворители, своими посильными жертвами облегчавшие матери Рафаиле выполнение ее трудной задачи. Приступив в 1902 году к созиданию величественного собора, она весьма много трудов положила для того, чтобы расположить благочестивых людей к жертвам на это богоугодное дело. Зато и собор, стоивший до 70 тыс. руб., вышел великолепным. Исполненный в древнем русско-византийском стиле, имеющий крестообразную форму, увенчанный 25 главами (5 больших и 20 малых), с ярко блестящими на нем вызолоченными крестами, он представляет собою грандиозное сооружение. Три широкие каменные лестницы ведут в верхний этаж, залитый светом и поддерживаемый четырьмя массивными каменными столбами… Деревянный иконостас нижнего храма высокой и художественной работы, исполнен под мрамор с таким искусством, что издали невозможно отличить его от настоящего; святые иконы – все академической живописи московского художника Епанешникова; потолок храма поддерживается четырьмя громадными каменными столбами. Здесь обращают на себя исключительное внимание богомольца святые иконы: Скоропослушницы и великомученика Пантелеимона (обе афонской живописи) и в теплом храме – прекрасная копия с петербургской чудотворной иконы «Всех Скорбящих Радости», благочестно здесь чтимая. Эту икону подарила в Покровский женский монастырь в 1902 г. жена судебного следователя А.В. Гудима в память исцеления своего мужа И если сооружение соборного храма было в свое время источником скорбей и туги сердечной, потребовавшим безмерных трудов, как от игумении, так и сестер, - зато теперь они имеют великое утешение наслаждаться им. Как гигант стоит он среди обители, и малыми детьми по сравнению с ним кажутся и теплый храм с примыкающим к нему каменным корпусом настоятельских келий, и каменная трапеза с ее круглою и высокою сторожевою башнею, с висящим на ней сигнальным колоколом, и двухэтажный каменный корпус сестринских келий, и два каменных одноэтажных корпуска их же; и один таковой же деревянный. Но как ни благотворна была деятельность монастыря по созиданию храма, она не ограничилась только им одним. Одновременно, один за одним, возникали следующие здания: каменная гостиница для приема богомольцев, каменный дом для священника, саманное здание для школы грамоты, открытой здесь с 1900 года для хуторянских детей, такая же странноприемная, дом для сторожей, такой же дом на черном скотном дворе, деревянная ветряная мельница, не говоря о множестве других хозяйственных служб. Кроме того, благодаря трудам сестер, увеличен до весьма значительных размеров оставшийся после А.А. Радченко фруктовый сад, с виноградником при нем, и заведен новый, на восточной стороне обители… Вся внутренняя площадь монастыря покрыта тенистыми лиственными деревьями, среди которых находится глубокий колодезь с чистою и вкусною водою, пред которым, – в каменном киоте, устроенном наподобие часовни, – образ Спасителя, беседующего при источнике с самарянкою… Матерь Божия да покрывает обитель благодатным и честным Своим омофором!» 

В диссертационной работе Горбовой И.А. отмечено, что созданная на Динской земле Покровская община пользовалась огромным уважением среди казаков и казачек. Многие стремились побывать в ее стенах, сюда ходили на богомолье паломники, стремились подарить что-нибудь на поминовение своей души и своих близких, жертвовали деньги, иконы. Особенно многолюдно в монастыре было в день Покрова Богородицы. Это был престольный монастырский праздник. По-праздничному торжественно звенел благовест с колокольни храма Покрова. В монастырской гостинице не хватало мест для многочисленных паломников. Все пространство у стен монастыря было заставлено арбами, повозками, телегами, колясками. Приезжали из ближних станиц: Пластуновской, Динской, Васюринской, Старомышастовской; а также из Новотитаровской, Старокорсунской, Нововеличковской, Сергиевской, Медведовской, Кореновской, Марьинской, Елизаветинской, Пашковской и других. Все спешили посетить обитель в ее главный храмовый праздник.

Таким образом, монастырь процветал и духовно, и экономически.

В годы первой мировой войны, когда православные монастыри были призваны участвовать в сборе пожертвований на лечение раненых и помощь солдатским семьям, Покровский женский монастырь выделил на это 500 рублей (данные из сборника «Православная церковь на Кубани». Краснодар, 2001).

Разрушение

Но наступили годы тяжких испытаний для всей страны. А для монастырей – оплотов Православия – особенно. Октябрьская революция, установление советской власти, гражданская война, власть белых на Кубани. В 1919 году, при генерале Деникине, землеустроительная комиссия Екатеринодарского отдела ведомства земледелия Кубанского краевого правительства постановила оставить Покровскому монастырю близ станицы Пластуновской из принадлежащей ему земли в бесплатное пользование 12 десятин, а за остальные 108 десятин своей земли монастырь должен был платить арендную плату в среднем размере.

Но настоящую беду принесло монастырю восстановление на Кубани советской власти. Об этом тоже говорят архивные документы. 5-м мая 1921-го года датировано письмо, адресованное Отделу юстиции, за подписью Председателя Кубано-Черноморского облисполкома. Вот содержание этого письма, хранящегося в архиве: «Кубчероблисполком предлагает вне всякой очереди сделать распоряжение о немедленном и безоговорочном выселении монахинь из Покровского монастыря близ станицы Пластуновской, взять на учет все монастырские угодья с живым и мертвым инвентарем и передать таковые в распоряжение Кубано-Черноморского Областного Приюта». 24 июля 1921 года в присутствии понятых – священника и монахинь – заведующих ризницами – было описано все имущество храмов обители – от драгоценной алтарной утвари и облачений до швабр, ведер, совков и свечных огарков. Изъяты были также большие суммы денег. В акте от 28 июля 1921 года, подписанном секретарем Ликвидационного П/отдела и казначеем Отюста, указана сумма: «нашли их в количестве одного миллиона четырехсот тридцати семи тысяч восьмисот двадцати восьми рублей 26 коп. бумажными знаками, серебряной монетой 1 р. 05 к. и 2 монеты в 10 и 5 пфеннигов и медной монетой 14 р. 21 к.». Большевиками были изъяты все монастырские земельные угодья. Сделан обыск хозяйственных и жилых помещений (в том числе кельи игумении и жилья священника) и территории. Найдены и изъяты большие запасы зерна – всего было вывезено приблизительно пять с половиной тысяч пудов. Зерно вывозилось на ссыпной пункт станицы Динской и увозилось автомобилями в город Краснодар.

25 июля 1921 года, на основании ст. 12 декрета об отделении церкви от государства и инструкции к нему, были изъяты и переданы в отдел юстиции Кубчероблисполкома печать монастыря и угловой штемпель. А на следующий день у монастыря был отобран малый храм («как совершенно излишний») для устройства библиотеки и театра в колонии малолетних преступников, которая была переведена в Покровский монастырь. Монахини вынуждены были проживать на одной территории с преступниками. Из монастырских храмов для приют-колонии были изъяты мебель, платки, полотенца, ткани, занавески (даже завесы с Царских врат). На этом доступные архивные сведения о Покровском монастыре обрываются, т.к. без печати и штампа организация официально не существует.

Поскольку малолетние преступники не могли ухаживать за посевами на такой большой площади и убирать урожай, на базе монастыря была образована сельхозартель «Правда». Это мы узнали из хранящегося в краевом госархиве постановления коллегии Кубано-Черноморского областного Земельного отдела: в июле 1921 года коллегия Облземотдела постановила «уборку урожая 1921 года произвести в так называемой Покровской трудовой с/х земледельческой производственной артели «Правда», устранить от всякого вмешательства в дела земледельческого хозяйства колонию малолетних преступников, забрать по акту у колонии всё имеющее отношение к сельскому хозяйству артели, как то с/х орудия, живой инвентарь, складочные помещения и т.п. и т.д.» Несколько лет существовала сельхозартель, в ней трудились насельницы монастыря. Затем сведения об артели в архивах прерываются.

В жизнеописании архиепископа Краснодарского и Кубанского Феофила (Богоявленского) среди информации о жестоких репрессиях на Кубани мы нашли о Покровском монастыре следующее: «…В 1924 всех монахинь (300 человек) Покровского женского монастыря, находившегося около станицы Пластуновской, насильно вывезли и на их глазах расстреляли монастырское начальство, кроме игуменьи, которая в это время отсутствовала».

Об уничтожении остальных насельниц мы в настоящее время имеем только устное свидетельство – одна из монахинь Апшеронского женского монастыря, родом из станицы Динской, рассказала нам, что знает от своих предков следующее: со всех монахинь Покровского монастыря сняли монашеское облачение и раздели до сорочек, и в таком виде их, плачущих, пригнали в станицу Динскую, где в одном из домов мучили, а затем всех расстреляли. Основываясь на этом устном свидетельстве, мы молимся на каждой панихиде в нашей обители об убиенной игумении Рафаиле с сестрами.

Монастырские храмы были разрушены. Из статьи в Динской районной газете за 24 октября 2013 г.: «…В 20-е годы монастырь был закрыт, помещения стали использовать для хозяйственных нужд. В эти же годы монастырь был частично разрушен выстрелами из тяжелых орудий с ближних курганов прямой наводкой...».

Нам долго не удавалось найти никаких иллюстраций Покровского монастыря, хотя бы фотографии его внешнего вида. Но мы не теряли надежды и продолжали поиск. Неожиданно нам попалась статья под названием «История сельской школы» в газете «Трибуна» Динского района от 7 июня 2011 года. Автор - Клавдия Михайловна Пономарева, бывшая учительница школы поселка Украинский и нынешний секретарь ТОС № 16. В статье рассказывается, как до революции вдова войскового старшины Анна Радченко пожертвовала землю близ станицы Динской в 35 верстах от Екатеринодара для устройства и обеспечения обители, там был построен Покровский женский монастырь, в 1909 г. торжественно освящен храм, а при монастыре была школа, в 1921 году в Покровском женском монастыре создана детская трудовая колония, где была не одна сотня подростков. А в 1931 году близ станицы Динской на территории бывшего женского монастыря образовался птицеводческий совхоз и возникло поселение – поселок Украинский. Под школу приспособили единственное сохранившееся от монастыря здание – бывшую монастырскую школу, которую называли «дом игуменьи». В 1956 году построили новую светлую школу с большими окнами, а монастырскую отдали под квартиры, а затем снесли (вместо того, чтобы сохранить как памятник архитектуры!). К 80-летию поселка местный художник Владимир Михайлович Бондарев по фотографиям и воспоминаниям написал картину «Покровский храм». Храм на ней изображен уже без куполов и крестов, т.е. в 20-е годы. Фото этой картины – пока единственное живописное свидетельство о разрушенной обители. По этому фото и по имеющемуся описанию, по нашей просьбе, специалистами будет сделана реконструкция внешнего вида Покровского собора, который был огромным и построен в византийском архитектурном стиле.

Итак, монастырь был разграблен и полностью разрушен, а монахини – его насельницы - погибли от руки безбожной власти. Однако Бог поругаем не бывает! Вместо разрушенного женского Богородичного монастыря вырос новый. По промыслу Божию. Под покровом Пресвятой Богородицы.

В 2005 года у краснодарского монастыря в честь иконы Божией Матери «Всецарица» в 10 км от разрушенного большевиками Покровского монастыря появилось подворье. 

Как у монастыря «Всецарица» появилось подворье в Динском районе

История подворья удивительна. Началась она 12 лет назад. Вот воспоминания о тех событиях. Окончив строительство монастыря в городе, я стала подумывать об устройстве монастырского подворья. В поисках места под него объехала много районов на Кубани, но безрезультатно: земля дорогая, купить нам ее невозможно. Да и не приглянулось ничего. В очередной приемный день митрополита Исидора я решила поехать к нему и посоветоваться, как приобрести подворье. И здесь не обошлось без Божиего Промысла. Собиралась поехать дважды, но не получалось, как будто что-то меня удерживало. А на третий день утром рано встала, почему-то очень быстро собралась и быстро поехала к Владыке. Он был еще в своих старых покоях. В кабинете я взяла благословение у Владыки. Приготовила и разложила свои бумаги. Вдруг стук в дверь. Владыка пригласил войти. Заглянули двое мужчин, один из них с огромным букетом белых роз. А я только что произнесла: «Владыка, у нас проблема, ничего не получается с подворьем». Мужчины вошли, и Владыка говорит: «Это матушка Неонилла, а это вице-губернатор края Кондратьев Вениамин Иванович, вот он и поможет вам с землей». Я изложила свою проблему, он сказал: «На какое место покажете, то мы вам и выделим, лишь бы оно было не занято». Я тут же написала заявление на имя губернатора края о выделении нам земли под подворье.

Быстро решив с Владыкой другие вопросы и даже не заезжая в монастырь, я отправилась дальше в поисках участка. Приехали в Динской район. Побывали у поселка Украинский, но там неприятный запах от действующего свинарника и, кроме того, рядом нет ни воды, ни деревьев. Здесь нам сказали, что монастырь был на месте нынешнего свинарника. Я молча изумилась этому, и мы поехали дальше. Впереди река Ставок. Подъезжаем к сад-бригаде «Красная Звезда», к конторе. Рядом с ней видим группу недовольных людей, сидящих на перевернутых ведрах. Я спрашиваю: «Кому вы подчиняетесь?». – «Никому, нас уже разогнали, и зарплату не платят». – «Будете работать в монастыре? Идите ко мне в монастырь». А картина вокруг была плачевная: лают голодные собаки, кругом высокая амброзия, запущенный 45-летний сад, по берегам реки бурелом и заросли сорняков, строения ветхие, и все очень неприглядно... Но это меня не испугало, и я стала заниматься в этом месте устройством подворья. Понравилось и то, что рядом река, в зеркальной глади которой будут отражаться храмы. Кроме того, поблизости отсюда на хуторе Бойкопонура (сейчас это село Бойкопонура соседнего, Калининского района) жили и пострадали в тяжелые для страны годы мои родственники, за которых я молюсь. Впоследствии пайщики (бывшие труженики «Красной Звезды») официально передали эту землю монастырю – всего 220 га посписочно. И Владыка Исидор освятил эту землю: отслужили водосвятный молебен и установили крест. Только воспользоваться этим огромным участком нам не пришлось: в конце концов с горем пополам нам оставили 3 гектара в собственность и 4 гектара в аренду на 49 лет (позже там мы посадили сад). А из работников сад-бригады остался у нас только агроном Николай Пантелеевич.

Поначалу у нас был конь и две коровы с телятами, курочки. Но после открытия источника всю живность мы раздали и стали заниматься только растениеводством, а позднее и пчеловодством. Решили также создать здесь храмовый архитектурный комплекс, занялись строительством. Теперь на подворье совершаем богослужения, принимаем паломников. По прошествии десяти лет определились три основные цели нашего подворья в этом месте: 1)возрождение монастырской духовности в Динском районе, 2) создание целого ряда подобий мировых православных святынь Древней Руси, Палестины, Иерусалима, Византии, Греции, 3) выращивание плодов, ягод, овощей, цветов.

Информация о женском Покровском монастыре, разрушенном богоборцами в 20-е годы прошлого века, располагавшемся совсем недалеко от нашего подворья, нам стала открываться уже после создания подворья, и новые общие черты мы продолжаем открывать до сих пор. И вместе с открывшейся историей все яснее и яснее становилось осознание чудесного духовного единства двух обителей.

Посаженная в 2009 г. на подъезде к подворью монастыря «Всецарица» Аллея Покаяния из плакучих ив посвящена уничтоженному Покровскому монастырю и его насельницам. Сестры монастыря «Всецарица» посвятили им стихотворение:

Что стоите грустные, ивушки плакучие?
Отгремели выстрелы, улетели тучи,
Заросли могилки, их не видно боле.
Имена запомнили лишь река да поле…

Было или не было? И погоста нет.
Мерзость запустения царила много лет,
Не давала строить монастырь и храм…
На месте разрушения явися, Ангел, нам!

Шепчут ветры: «Где же вы,
Те, кто здесь молились?
Где собор Покровский,
Чтоб люди поклонились?»

Но настало время – Ангел прилетел
И из ив аллею посадить велел.
Посадила матушка ивы в два ряда -
«Аллея Покаяния» выросла тогда.

И пришла во времени новая чреда,
У соседней речки ивы - хоть куда!
И под ветром листья шепчутся красиво.
Каждая насельница словно стала ивой.

И о том шептались, какой была обитель,
Умоляли Ангелов: «Матушке помогите!»
Вырастали стены, ангелы на башнях,
Храмы и часовни встали настоящие.

Звону колокольному вторит здесь Псалтирь.
Привела аллея в новый монастырь!
Память убиенных к нам, живым, взывает:
Бог от века поругаем не бывает!

Радуются речки, радуется лес,
Ангелы ликуют: «Монастырь воскрес!»
Пусть Хранитель Ангел нас ведет всегда,
Где сияет яркая спасения звезда!


Единство двух обителей

При сравнении Покровского монастыря и нашего монастырского подворья выявляется очень много общего. Приходится только удивляться и снова и снова благодарить Господа, не оставляющего нас Своим дивным Промыслом. Итак: Оба монастыря женские. Оба в честь Пресвятой Богородицы: Покровский и в честь иконы «Всецарица». Оба в Динском районе. Оба на берегу речек: Кочеты и Ставок, ее приток. Оба не содержались за счет казны, а строились и жили на пожертвования благодетелей. В обоих монастырях сначала был построен малый храм (молитвенный дом) с пристройками. Пристройки в обоих из пяти комнат. Через несколько лет рядом с малым храмом построен главный храм обители. Главные храмы в обоих монастырях в честь Пресвятой Богородицы – Покровский и Благовещенский, – оба белые кирпичные с синими куполами. Оба построены в византийском стиле. Откуда мог знать наш архитектор Вячеслав Николаевич Ижиков, что его проекты для нашего подворья будут напоминать разрушенный Покровский монастырь?!

Игумения Покровского монастыря Рафаила и игумения монастыря «Всецарица» Неонилла очень похожи по характеру, хотя монастыри во времени разделяет целое столетие! Об этом сходстве говорят найденные нами в Ставропольских Епархиальных Ведомостях за 1906 год слова: «Замечательно, что собор и все другие постройки производятся без всяких определенных средств: на одни собираемые пожертвования по мере их поступлений; но, благодаря энергии настоятельницы, работы кипят безостановочно, потому что настоятельница и сама не покладает рук и других будит к деятельности…». В обоих монастырях ведущие направления сельского хозяйства – садоводство и пчеловодство. В обоих с восточной стороны от главного храма посажен сад. Сад Покровского монастыря описывается как «дивный». Созданные недавно наши сады – Гефсиманский сад на Кубани и вишневый сад рядом с ним – тоже можно назвать дивными. В описании территории Покровского монастыря описывается «колодезь с необыкновенно вкусной водой» среди тенистых лиственных деревьев, над которым была устроена сень; а в нашем монастыре в 2007 г. в Богородичный праздник забил источник с чистой вкусной холодной водой, его окультурили диким камнем и устроили купель, он окружен березами и плакучими ивами. Сестринские корпуса – в основном на северной стороне усадьбы. В обоих монастырях большинство сестер – молодые. Совпало даже имя старшей просфорницы в обоих монастырях – Евдокия. В 1903 году Покровский монастырь приобрел землю и подворье с домом в Екатеринодаре. И ровно через 100 лет – в 2003-м году в Екатеринодаре был построен наш монастырь «Всецарица»! Общие черты мы продолжаем открывать до сих пор. По мере изучения исторических документов этот список можно будет продолжить. Дивны дела Твои, Господи! Покров Пресвятой Богородицы да пребывает всегда с нами!

А на месте, где был Покровский монастырь, в небольшом поселке Украинском, до сих пор нет даже достойного храма. По инициативе жителей в 2013 году здесь начали строить небольшую церковь, частично заложили фундамент, но из-за недостатка средств работы вскоре прекратили, об этом рассказывалось в газете Динского района от 24 октября 2013 года. А весной 2015 года в той же газете «Трибуна-нео» была информация о том, что собрана примерно десятая часть средств для строительства Покровского храма. В настоящее время богослужения стали там проходить в приспособленном здании, но о восстановлении монастыря нет даже речи.

Господь и Пресвятая Богородица управили так, что преемниками уничтоженной обители в Динском районе Краснодарского края стали храмы подворья нашего монастыря. Мы верим и знаем, что убиенные монахини Покровского монастыря молятся за нас, за наш молодой монастырь. И на каждой панихиде в нашей обители – как в храме «Всецарица» в Краснодаре, так и в храме преподобного Саввы Освященного на подворье – мы поминаем убиенную игумению Рафаилу с сестрами. Вечная им память! У святителя Николая Сербского в его «Молитвах на озере» есть одна коротенькая молитва, которую всем нам надо чаще повторять: «Мученики за веру истинную, молите Бога о нас!»


Примечание: Недалеко от нашего монастырского подворья был полностью уничтожен и до сих пор не восстановлен еще один монастырь в честь Пресвятой Богородицы – мужской Казанский; сейчас на его месте село Суворовское с большой психиатрической больницей. Но об этом монастыре мы подготовим отдельную статью.