Избранник и угодник Божий: священномученик Серафим (Чичагов)

Ольга Павлова
Россия терзается, разоряется, распадается, и нам ли, потомкам собирателей и просветителей земли Русской, допустить такое преступление! Мы дожили до того, что опять надо просвещать нашу Родину светом христианства, почти исчезнувшего во всех слоях общества и народа. Нам страшна не борьба с врагами христианства, но смерть и гибель России! Любовь к Богу, присяга Царю и пре­данность Родине зовут нас на подвиг самоотвержения!
Из проповеди Преосвященного Серафима (Чичагова)

О жизни и трудах митрополита Серафима (Чичагова) еще только лет 15 тому назад было известно разве небольшому числу архиереев, священников и историков, изучавших историю Русской Церкви в предреволюционные и первые советские десятилетия. Но в конце 80-х годов, когда стала подниматься наша Церковь, когда достоянием гласности сделались страшные подробности богоборческих лет, в числе первых, кого вспомнила Церковь, был митрополит Серафим. По воле Божией и по повелению самого Владыки – чудесному повелению «послужить ему», данному им в сонном видении своей внучке Варваре Васильевне Черной (будущей игумении Серафиме), – с удивительной быстротой начали открываться сведения о жизни митрополита Серафима, об обстоятельствах его гибели. Стали обнаруживаться и давно забытые его труды, ранее не доступные не только широкому кругу читателей, но и родным Владыки, однако хранившиеся в закрытых библиотечных фондах, военных и церковных архивах.

Варвара Васильевна, добывая сведения и документы из самых различных источников (в том числе из архивов КГБ), собрала огромный материал о жизни и трудах владыки Серафима, который и лег в основу первого двухтомного издания «Да будет воля Твоя» (1993). Благоприятствовали восстановлению памяти о Владыке два важных события в духовной жизни России: второе обретение святых мощей преподобного Серафима Саровского в 1991 г. и переиздание «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря». Заново открылось тогда многим православным людям имя автора «Летописи» – архимандрита Серафима (Чичагова), сыгравшего столь важную роль в деле прославления преподобного.

Летом 1993 г., в дни празднования 90-летия этого события, в Дивеево была привезена часть тиража книги «Да будет воля Твоя».

Псково-печерский старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин), получивший в дар эту книгу от Варвары Васильевны, благословил ее на издание всех трудов митрополита Серафима «для пользы тех, кто входит сейчас в Церковь». И Варваре Васильевне (с ноября 1994 года – игумении московского Новодевичьего монастыря) по молитвам старца удалось в короткий срок переиздать многие произведения своего деда: военно-исторические, медицинские, богословские.


Благодаря этим трудам православные в нашей стране лучше узнали митрополита Серафима и полюбили его, а собранный игуменией Серафимой материал послужил основой при подготовке в 1997 году его канонизации в лике священномучеников.

Митрополит Серафим в Воскресенском Феодоровском монастыре под Шуей. Лето 1928 г. Рядом с Владыкой – настоятельница монастыря игумения Арсения. Стоят (слева направо): дочери Наталия (монахиня Серафима) и Леонида, мать Варвары Васильевны (впоследствии монахиня Серафима). У ног Владыки: внучки Леонида и Варвара (впоследствии игумения Серафима)  
На многое способна любящая душа! Горячая любовь Варвары Васильевны к деду, к его полной драматизма судьбе помогала ей в трудах, в ее многолетних поисках сведений о судьбе дорогого человека. Хотя при жизни встречи с дедом были редкими, а разлуки –такими долгими.

«Мой дедушка митрополит Серафим был моим крестным отцом, – вспоминала игумения Серафима. – Крестильный крест, который я с благоговением ношу, знал руки моего деда... И сколько себя помню в детстве, я знала, что дедушки нет: то он в тюрьме, то в ссылке» [1].

«Он был высокого роста, красивый, с голубыми глазами, седой бородой, окаймлявшей лицо, в меру полный. Руки у него были очень добрые, ласковые. Он много внимания уделял певчим, проводил спевки в своих покоях... Приезжали к нему туда и его близкие духовные дети. Голос у него был какой-то особый, мягкий, как бы приглушенный, милая манера говорить слегка насмешливо, но не резко. Военная выправка наложила отпечаток на весь его облик. В облачении на службе он был величествен и естествен. У него было очень доброе сердце. Всю жизнь он занимался благотворительностью» [2].

Рассказывая о своем замечательном дедушке, матушка Серафима особенно подчеркивала его необычайную одаренность во многих областях деятельности: военное искусство и архипастырское служение, талант музыканта и живописца, труды ученого-медика, создавшего собственную систему лечения. Наделенный писательским талантом, владыка Серафим оставил яркие воспоминания о русско-турецкой войне 1877–1878 гг., написал «Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской армии в 1877 г.», создал фундаментальный труд по медицине и, главное, составил уникальное произведение о преподобном Серафиме «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» – поистине жемчужину в сокровищнице мировой христианской литературы.

Леонид Михайлович – не только непосредственный участник сражений, но и пишет книги о войне; о. Леонид не только восстанавливает храмы и монастыри, но и составляет летописи и жития святых, во имя которых они были созданы. Владыка Серафим – не только деятель, но и мыслитель, богослов, историограф, летописец. И в каждом деле он превосходно выполнял свою задачу.

Самобытность многогранной личности митрополита Серафима проявлялась в его удивительной способности создавать, не имея специального образования, фундаментальные труды в различных сферах. Он тщательно изучал каждое дело от самых основ и делал духовные выводы, при этом не упуская практических вопросов, будь то медицинские рекомендации или земельные вопросы в Орловской губернии. Богомыслием пронизаны даже заботы о мелочах приходской жизни.


Августейшие богомольцы в сопровождении архимандрита Серафима (Чичагова) перед Царским дворцом во время торжеств прославления преподобного Серафима Саровского. Саров, 1903 г. 

Матушка Серафима отмечала поразительную способность Владыки совмещать разнообразные виды деятельности. Так, будучи настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря, он не только восстанавливал обитель и перевоспитывал еретиков, но и усердно занимался подготовкой и организацией торжеств прославления преподобного Серафима Саровского вторым изданием «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», третьим изданием «Дневника Царя-Освободителя» (народное издание), составлением «Жития преподобного Серафима Саровского» и написанием «Жития преподобного Евфимия, Суздальского чудотворца».

По воле Божией начатое при жизни игуменией Серафимой расширенное и дополненное переиздание книги «Да будет воля Твоя» увидело свет в 2003 году – к столетию прославления преподобного Серафима. Благодаря трудам матушки Серафимы имя священномученика Серафима (Чичагова) стало широко известно не только в России, но и в других странах. Многие читатели ознакомлены с чудесными обстоятельствами его жизни, свидетельствующими о том, что он, действительно, избранник и угодник Божий.

Вспомним наиболее важные события «многострадальной и удивительной» жизни митрополита Серафима, – жизни, «полной чудес и горей», по его собственному выражению.

Леонид Михайлович Чичагов родился 9 января 1856 года в аристократической семье, принадлежавшей к древнему дворянскому роду. Его представи­тели вписали немало славных страниц в историю России: адмирал В.Я. Чичагов (1726–1809), приближенный императрицы Екатерины II, был одним из первых исследователей Арктики; адмирал П.В. Чичагов (1767–1849) был морским министром и участником Отечественной войны 1812 г.

Отрок Леонид отличался склонностью к молитве и усердием в учении. Потеряв отца в раннем детстве, он понимал, что должен собственным трудом прокладывать свой жизненный путь. В 1870 г. Леонид Чичагов поступает в Пажеский Его Императорского Величества корпус, где получает фундаментальное образование: и военное, и общее. По окончании Пажеского корпуса в 1875 г. он был произведен в подпоручики и направлен на Первую Его Величества батарею Гвардейской конно-артиллерийской бригады. В 1877–78 годах Чичагов – непо­средственный и активный участник русско-турецкой войны и талантливый историограф ее событий. Он зарекомендовал себя чрезвычай­но храбрым и распорядительным офицером и был особо отмечен генералом М.Д. Скобелевым. За боевые и гражданские заслуги Л.М. Чичагов был удостоен 14-ти российских и иностранных орденов и отличий, среди которых ордена Св. Анны всех 4-х степеней, Св. Станислава 2-й и 3-й степени и другие.

Во исполнение Промысла Божия весь дальнейший жизненный путь Л.М. Чичагова предопределялся руководством двух великих русских святых: преподобного Серафима Саровского и святого праведного Иоанна Кронштадтского. В 22-летнем возрасте блестящий гвардейский офицер Чичагов становится духовным чадом протоиерея Иоанна Кронштадтского и в течение 30 лет находится с ним в тесном духовном общении. Об этих взаимоотношениях владыка Серафим рассказывал впоследствии в одном из своих писем: «Всю жизнь я не делал шага без его благословения... При такой давней связи моей с ним мы уже понимали друг друга взглядами и намеками... есть у меня последняя его икона, благословение предсмертное, которое он дал с удивительными словами: “Я могу спокойно умереть теперь, зная, что ты и Преосвященный Гермоген [3] будете продолжать мое дело, бороться за Православие”».

Решительные повороты судьбы Л.М. Чичагова происходили по его глубокому послушанию своему духовнику: женитьба, смена военной карьеры на священническое служение, а затем – монашество. В 1879 году Леонид Михайлович вступил в брак с дочерью камергера Двора Его Императорского Величества Наталией Николаевной Дохтуровой (внучатой племянницей героя Отечественной войны 1812 г. генерала Д.С. Дохтурова). А через десять лет, в 1890 году, в зените военной карьеры Л.М. Чичагов по благословению духовника принимает решение стать священником и выходит в отставку. К этому времени в семье было четыре дочери в возрасте от 4 до 10 лет. Для супруги Леонида Михайловича такая перемена в жизни была настоящим потрясением. Об этом тяжелом для семьи времени Владыка вспоминал позже в письме: «...что только я не перенес в свое время, поставив и бедную жену в положение субъекта, которого только ленивый не атаковал за мое увлечение о. Иоанном, за порчу карьеры, потерю пенсии, прав для детей и т.п.». Отец Иоанн в личной беседе смог убедить Наталию Николаевну не противиться воле Божией и дать согласие на принятие мужем сана.

В 1893 году началось служение Л.М. Чичагова как приходского священника в церкви Св. апостола Филиппа в Кремле. Ему пришлось произвести в храме основа­тельный ремонт (на 15 тыс. руб.), в основном, за собственный счет, как это, впрочем, повторится и в следующих местах его служения. С 1896 по 1898 гг. о. Леонид служил в церкви Святителя Николая в Старом Ваганькове, окормлявшей артиллерийские части, заведения и учреждения Московского военного округа. О. Леонид не только восстановил храм после 30-летнего запустения, но и сам благоукрасил и расписал его.

В 1895 году безвременно и внезапно скончалась супруга о. Леонида матушка Наталия. А весной 1898 г., устроив попечение четверым своим дочерям, о. Леонид освобождается от своего приходского служения и в августе того же года принимает монашеский постриг с именем Серафим. Много скорбей и испытаний было в его жизни, особенно после принятия священнического сана, потери жены и ухода из мира. Один пред Богом и людьми, непонятый военными и дворянскими аристократическими кругами, не принятый церковной иерархией, он самоотверженно исполняет долг священнического и архиерейского служения.


Крестный ход с иконой Божией Матери «Умиление» из Дивеевского монастыря в Саровскую пустынь. Среди священнослужителей – архимандрит Серафим. 1903 г.

Возведенный в 1899 году в сан архимандрита и назначенный настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря, о. Серафим восстанавливает полуразрушенную обитель, реставрирует тюрьму, превратив ее в скит. Не имея ниоткуда помощи, он исчерпал и свои финансовые возможности. «Тогда я страдал, – пишет он, – потому что я дворянин, не имеющий протекции в духовной иерархии».

В один из самых критических моментов своей жизни архимандрит Серафим получил поддержку от великой старицы Наталии Петровны Киреевской, духовной дочери преподобного Серафима Саровского. Она обратилась со своей предсмертной просьбой к владыке Флавиану (Городецкому), чтобы он взял под свое покровительство отца Серафима (Чичагова). В своем письме Наталия Петровна дает ему самую высокую духовную оценку.

В 90-е годы Л.М. Чичагов черпал духовные силы в посещении древнего Саровского монастыря – места подвигов преподобного Серафима – и Дивеевской обители, где жили монахини и блаженные, помнившие преподобного. Несмотря на свое аристократическое происхождение, о. Серафим смолоду любил простой народ, с удовольствием беседовал с блаженными, записывая их воспоминания о дорогом батюшке Серафиме.

В первый приезд, когда Чичагов был еще военным, блаженная Паша Саровская, поглядев на него из-под ручки, сказала: «А рукава-то поповские и даже митрополичьи». Когда же он снова приехал в Дивеево, уже будучи священником Староваганьковского храма Святителя Николая, другая монахиня, Пелагея (в миру Параскева, Паша), бывшая долгие годы в общении с преподобным Серафимом, воскликнула: «Вот хорошо, что ты пришел, я тебя давно поджидаю: Преподобный велел тебе передать, что­бы ты доложил Государю, что наступило время открытия его мощей и прославления».

Полученное таким чудесным образом послуша­ние от Преподобного, переданное ему через блаженную за 23 года до его рождения, отец Леонид исполнил с присущим ему усердием и талантом. Подарив Государю Николаю II составленную им в 1896 г. «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», о. Леонид нашел в нем своего единомышленника. На архимандрита Серафима были возложены подготовительные мероприятия, связанные с открытием мощей и прославлением преподобного Серафима: ремонт Саровского монастыря и гостиниц, организация приема 300 тысяч паломников, составление «Церемониала торжественного открытия святых мощей преподобного Серафима, Саровского чудотворца», написание «Жития преподобного Серафима» и пр. В награду за эти великие труды в 1903 г. архимандрит Серафим Чичагов получил от Государя Императора драгоценную митру. А годом раньше по окончании работы над вторым изданием «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» владыка Серафим сподобился дивного явления Саровского чудотворна, который благодарил его за «Летопись». На просьбу владыки Серафима о том, чтобы всегда быть с Преподобным, старец улыбнулся в знак согласия и стал невидим. А как можно удостоиться всегда быть рядом с преподобным? Только подвигом мученическим, до конца.

И весь монашеский путь владыки Серафима стал продолжением жизненных испытаний, начавшихся с семейных утрат, неприятия со стороны ближайшего окружения – церковной, медицинской, музыкальной среды – до самой мученической кончины. Свой крест монашеского, священнического, а позже и архиерейского служения владыка Серафим нес достойно, безропотно.

28 апреля 1905 года в Успенском соборе Московского Кремля архимандрит Серафим был хиротонисан во епископа Сухумского, а в феврале следующего года перемещен на Орловскую кафедру.

За долгие годы священнослужения владыка Серафим трудился во многих местах России: в Москве, Троицко-Сергиевой лавре, Суздале, Новом Иерусалиме, Сухуми, Орле, Кишиневе, Твери, Ленинграде. На каждом месте своего служения во всех вверенных ему епархиях владыка Серафим занимался восстановлением разрушенных храмов и монастырей, возрождением духовной жизни народа; он бесстрашно выступал на борьбу с революционной смутой, сектантством и расколами всякого рода за чистоту Православия, деятельно занимался устройством церковно-приходской жизни.

Воплощая в жизнь предложения Св. Синода от 18 ноября 1905 г. «О возрождении приходской жизни», он выступил как добрый воин Христов на борьбу с врагами Церкви, Царя, России. Вера в торжество исконно русских начал, уверенность в возможность спасения России от революционной смуты путем возрождения приходской жизни, объединения пастырей с пасомыми вдохновляли вла­дыку Серафима на активную деятельность в Орловской епархии (1906–1908 гг.).

Неутомимо трудился Преосвященный Серафим, управляя Кишиневской епархией (1908–1914 гг.). Согласно «Обозрению епархии, совершенному Преосвященным Серафимом, епископом Кишиневским и Хотинским, с 27 апреля по 5 мая сего 1910 г.» Владыка объездил 18 сел и 2 города, сделал 355 верст по сухому пути, 100 – по воде и 340 – по железной дороге (за 9 дней). В каждом населенном пункте он посещал церкви, учебные заведения, церковно-приходские школы, тюрьмы, больницы. Совершал богослужения, произносил речи, беседовал с больными, заключенными. Владыка напоминал городскому и сельскому духовенству, что «для воз­рождения других нужно сначала возродить нас самих».

Высокопреосвященный Серафим не только боролся с сектантством, расколами и волнениями среди духовенства, но и добивался публичного покаяния виновников этих волнений. Так, в издании «Голос выборщика» была опубликована исповедь священника о. Иеремии Чекана, раскрывшего главных виновников волнения, произведенного среди Бессарабского населения.

Владыка Серафим вел борьбу с еретиком Иннокентием, возомнившим себя «последним посланником небес» и великим пастырем, «воплощенным Св. Духом», увлекшим за собой огромные массы молдаван. Придя к раскаянию, Иннокентий подписал отречение от своего учения с обращением к его бывшим духовным детям «твердо держаться уставов и заповедей Церкви».

Деятельность Владыки в Кишиневской епархии получила высокую оценку Государя и Святейшего Синода: 16 мая 1912 г., в знаменательный день ис­полнения столетия со дня присоединения Бессарабии к Российской империи, епископ Серафим был возведен в сан архиепископа.

Архипастырское служение владыки Серафима в Тверской епархии (1914–1917 гг.) исполнено огромного напряжения, борьбы и скорбей. Особым драматизмом отмечены последние два года архиерейского служения владыки Серафима в Твери. Годы 1917–1918 – начало разру­шения Православной Церкви и травли ее наиболее авторитетных иерархов.

Одним из первых оказался архиепископ Тверской и Кашинский Серафим. В целях изгнания церковных иерархов, мешавших быстрому захвату власти большевиками, новые правители с помощью раскольников из церковной среды стали применять все средства: поощряли произвол при проведении епархиальных съездов с опорой особенно на низы общества, с использова­нием агитации и митингов; привлекали на свою сторону посредством запугивания, викарных епископов радикально настроенное мелкое духовенство, псаломщиков; игнорировали мнение приходских и благочиннических собраний, мнение монастырей, выраженное в письмах, телеграммах, протоколах собраний; захватывали епархиальные дома, имущество, припасы. Все эти приемы использовались и в отношении владыки Серафима. Об этом свидетельствуют материалы «Дела по поводу постановления Тверского епархиального съезда об удалении архиепископа Серафима» (РГИА, ф. 796, оп. 204, сд. хр. 154, л.д. 1–152).

Борьба продолжалась с апреля 1917 г., когда было принято это незаконное решение епархиального съезда, до 18 января 1918 г., когда Тверской губисполком направил Святейшему Патриарху Тихону предписание об удалении архиепископа Серафима с Тверской кафедры. Оценку этим событиям сам Владыка дал в донесении Святейшему Синоду от 8 мая 1917 года: «Подобные действия повторились уже в нескольких епархиях и будут постепенно нарушать мир и порядок по лицу всей России. Из это­го достаточно ясно, к чему мы приближаемся, к какой развязке, к какому потрясению основ Православия».

Желая уберечь святителя Серафима от бесчинной расправы большевиков, Патриарх Тихон за несколько дней до разгона Поместного Собора 17 сен­тября 1918 г. успел назначить архиепископа Серафима на Варшавскую и Привислинскую кафедру в Польше. Однако владыка Серафим не смог выехать в Польшу из-за разворачивавшихся военных действий.

С весны 1921 г. до лета 1924 г. владыка Серафим не раз подвергался обыскам, допросам, арестам. Около года оп пробыл в архангельской ссылке. По ходатайству Патриарха Тихо­на в июле 1924 г. владыка Серафим был освобожден из Бутырской тюрьмы, где он находился за организацию прославления преподобного Серафима в 1903 г.

После двухлетнего пребывания на покое в Воскресенском Феодоровском монастыре под Шуей владыка Серафим возвращается к делам церковного управления. В марте 1928 года заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) назначает его митрополитом Ленинградским и Гдовским. В Ленинградской епархии он успешно выполняет нелегкую задачу преодоления иосифлянского раскола [4] в епархии из 61 прихода, присоединившихся было к иосифлянам, к 1933 году в епархии оставалось лишь 2 храма «иосифлянской ориентации».

В Ленинграде в 1929 г. митрополит Серафим организовал отпевание и погребение соловецкого узника архиепископа Верейского Илариона (Троицкого), скончавшегося от тифа в ленинградской тюремной больнице. Тело архиепископа Илариона владыка Серафим облачил в свои архиерейские ризы, а на главу его возложил свою митру. Словно предвидел митрополит Серафим, что самому ему не уготовано погребение по церковному чину.

Последнюю Литургию в Ленинграде владыка Серафим совершил 24 октября 1933 г. в любимом с юных лет Спасо-Преображенском соборе.

«В Ленинграде я у него не бывала, а наше общение возобновилось только после его приезда в Москву на покой в 1933 г., – вспоминает игумения Серафима. – В 1936–37 гг. мы жили в Удельной. Вечером я возвращалась из института около полуночи, дедушка всегда ждал меня, рассказывал что-либо интересное, благословлял меня...»

«Однажды в конце ноября... я ночевала в Москве у мамы, а утром приехала мать Вера с вестью, что ночью дедушку арестовали. Ему было 82 года, последние дни он чувствовал себя плохо – страшная одышка, водянка, он практически не мог двигаться. Поняв, что на “черном вороне” его не увезти, вызвали машину “скорой помощи” и увезли на ней.

...Когда стало возможно, я подала прошение о его реабилитации, и 10 ноября 1988 г. он был реабилитирован. В материалах прокуратуры указано: расстрелян 11 декабря 1937 г.».

Канонизация митрополита Се­рафима (Чичагова) состоялась 23 февраля 1997 г. Чин прославления совершил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в сослужении членов Священного Синода и 133 других иерархов.

Митрополит Серафим – старший по сану архипастырь из расстрелянных в Бутове, первый бутовский священномученик, причисленный к лику святых. Священники и прихожане Бутовского храма ощущают его особое покровительство над этим удивительным местом. Икона священномученика Серафима здесь мироточит.

Велик подвиг любви и послушания. По любви к близкому человеку самоотверженным трудом было восстановлено доброе имя русского архипастыря, обнародованы его душеполезные труды.

Любовь сильнее смерти. Не разорвать ей духовной нити, связывающей преподобного Серафима со священномучеником Серафимом, а через него – с игуменией Серафимой и с нами, живущими в XXI веке. Спустя столетие, трагическое для России, труды митрополита Серафима, сохранив свежесть и актуальность, возвращаются к людям, находят своего читателя; его глубокие проповеди произносятся с амвонов храмов; врачи изучают его медицинскую систему и применяют ее на практике; музыка владыки Серафима звучит в Российском фонде культуры, Шуваловской гостиной Москвы и в залах других городов России.

Изучение наследия митрополи­та Серафима продолжается.

Источник: Ныне и присно // «Русский журнал для чтения», 2004, № 2. С. 12–22.



[1] Да будет воля Твоя. Житие и труды священномученика Сера­фима (Чичагова). – М., изд. Сретенского монастыря, 2003. С. 747–748. 

[2] Там же. С. 750.  

[3] Священномученик Гермоген (Долганов). В те годы был епис­копом Саратовским и Царицынским. 

[4] Иосифляне – последователи митрополита Иосифа, не признававшего канонических полномочий митрополита Сергия (Страгородского) и призывавшего к уходу Церкви в катакомбы.