Если люди идут навстречу друг другу, проблем можно избежать

Светлана Анохина, Помощник Председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству по вопросам сохранения и использования объектов культурного наследия
На прошедшем в начале марта очередном заседании Коллегии Синодального отдела по монастырям и монашеству участники с большим интересом восприняли сообщение С.А. Анохиной – помощника Председателя СОММ по вопросам сохранения и использования объектов культурного наследия. Светлана Александровна рассказала об организации работы по оказанию монастырям содействия в сохранении архитектурных комплексов, находящихся в их собственности или пользовании. Речь шла и о взаимодействии монастырей с государственными органами по охране памятников, о выработке практических рекомендаций, касающихся реставрационных работ, об оказании юридической помощи для решения вопросов, связанных с законодательством в области охраны культурного наследия.

Редакция сайта попросила Светлану Александровну подробнее рассказать о своей работе и о том, в решении каких проблем данная деятельность может помочь монастырям.

– Светлана Александровна, Вы так много полезного рассказали на заседании Коллегии Синодального отдела. Его Высокопреосвященство владыка Феогност благословил, чтобы эта информация стала доступной широкому кругу монашествующих, озабоченных вопросами строительства и сохранения своих обителей. Поэтому просим Вас ответить на вопросы официального сайта Отдела. Расскажите, пожалуйста, нашим читателям, чем Вы занимаетесь.

– В настоящее время я являюсь помощником Его Высокопреосвященства архиепископа Феогноста по вопросам соблюдения законодательства в сфере сохранения объектов культурного наследия и вопросам взаимодействия с ЮНЕСКО, так как ансамбль Троице-Сергиевой лавры с 1992 года признан памятником ЮНЕСКО. Что касается деятельности Отдела по монастырям и монашеству, то здесь я так же пытаюсь использовать свой опыт работы в государственной системе охраны памятников применительно к монастырским комплексам, потому что вопросов, связанных с законодательством в области сохранения культурного наследия, возникает довольно много. Монастырские комплексы включают в себя памятники разного уровня. В их состав могут входить объекты культурного наследия как федерального, так и местного регионального значения.  Нужно решать, насколько это возможно, вопросы организации реставрационных работ и финансирования этих объектов. Хотя, когда я начала заниматься этой работой, сразу отметила, что практически во всех монастырях есть люди, которые готовы отдавать время и силы и охране памятников, и реставрации: у наместников, настоятелей есть такие помощники. Мы сейчас пытаемся организовать этих людей и сотрудничать с ними. Особенно важен опыт и знание памятников при составлении планов реставрационных работ по объектам монастырского ансамбля. В зависимости от приоритетов в реставрации выстраивается заявочная кампания. Монастыри подают заявки на реставрационные работы как раз через Синодальный отдел. Мы рассматриваем письма от ставропигиальных монастырей с обосновывающими документами, затем они единой заявкой направляются в Московскую Патриархию.  По благословению председателя Финансово-хозяйственного Управления Московского Патриархата архиепископа Егорьевского Марка, сводная заявка формируется в Управлении и предоставляется на рассмотрение Святейшему Патриарху. Буквально на днях мы отправили общую сводную заявку по ставропигиальным монастырям.

Как я уже говорила, мне хотелось бы максимально использовать свой опыт, накопленный в системе охраны объектов культурного наследия, где я проработала больше двадцати лет. Начинала я в 90-е годы с главного специалиста по охране памятников − в Комитете по культуре Московской области. После преобразования Комитета в Министерство культуры в течение двенадцати лет курировала отрасль в качестве заместителя министра культуры по вопросам сохранения культурного наследия в Московской области. Все годы моей трудовой деятельности мы очень тесно сотрудничали с Московской епархией. В области до сих пор действует созданный еще в 2004 году по благословению Высокопреосвященнейшего владыки Ювеналия Координационный Совет, на котором решаются многие вопросы сохранения подмосковных памятников церковного зодчества. Поэтому сейчас хочется, чтобы весь этот опыт пригодился.

– Будем надеяться, что это получится. Вы говорили на Коллегии, что сейчас в епархиях учреждена должность древлехранителей. Скажите, для чего это нужно, есть ли уже такие люди, и чем они занимаются? Получается ли организовать с ними сотрудничество? Как вообще выполняется это благословение священноначалия?

– В прошлом году, в декабре, по предложению Патриаршего Совета по культуре была учреждена должность епархиального древлехранителя. В более чем тридцати епархиях она должна быть обязательно включена в штат. Это было рекомендовано Святейшим Патриархом. В докладе на недавно прошедшем архиерейском совещании Патриарх подчеркнул ответственность священства за культурно-исторический потенциал Русской Православной Церкви. Вообще очень отрадно, что Святейший так много уделяет внимания сохранению культурного наследия, предпринимаются конкретные шаги в этом направлении. Как раз на совещании было еще раз подчеркнуто значение должности древлехранителя. Что же означает введение этой должности? Согласно решению Синода1, на древлехранителя возлагается контроль за сохранением памятников истории и культуры – объектов недвижимого имущества со связанными с ними произведениями иконописи, живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства и иными предметами церковного наследия, находящимися в собственности или в пользовании епархий. Во многих епархиях подобной деятельностью тоже занимаются давно, например в Московской епархии более десяти лет существует Епархиальный отдел по реставрации и строительству (ЕОРЕСТ), который возглавляет протоиерей Константин Островский, благочинный церквей Красногорского округа, настоятель Успенского храма Красногорска. Древлехранителем Московской епархии является Заместитель председателя ЕОРЕСТ, иеромонах Серафим (Голованов). Отдел ведет достаточно активную работу, осуществляется тесное сотрудничество с государственными органами охраны памятников (на территории Московской области это Министерство культуры Московской области). В принципе, учреждение должности епархиального древлехранителя – очень хорошая тенденция, направленная на более тесное взаимопонимание и сотрудничество Церкви и государства.

Первая задача таких специалистов заключается в налаживании связей между государственными структурами и епархией, между епархиальным священноначалием и священством – настоятелями храмов, монастырей. Можно сказать, что древлехранитель – это мостик между государством и Церковью. Конечно, назначаемые на эту должность люди должны обладать какими-то базовыми знаниями в области архитектуры, реставрации, музейного дела, знать законодательство. Трудности, как известно, подчас возникают во взаимодействии с музейными работниками, так как еще довольно много храмов занято учреждениями культуры, и это отдельная тема – сохранение таких объектов. При проведении работ на памятниках  немало бывает случаев нарушения законодательства об охране культурного наследия. Однако часто приходы совершают эти действия по незнанию (не получили вовремя разрешения, неверно оформили документы, еще что-то…) Чтобы исключить эти случаи, необходимо знакомить священство с основами законодательства по охране памятников. При Патриаршем Совете по культуре, совместно с Министерством культуры Российской Федерации, впервые будут организованы краткосрочные курсы подготовки епархиальных древлехранителей. Курсы предполагается проводить два раза в год на базе московского Сретенского монастыря. В текущем году также предполагается издать пособие по темам, касающимся реставрации различных видов движимого и недвижимого имущества религиозного назначения. Оно как раз предназначено стать учебником и для древнехранителей и для епархиальных священников

– Расскажите, пожалуйста, об этом пособии подробнее.

На самом деле это довольно объемная книга из девяти глав. В составлении пособия принимали участие специалисты в области истории, археологии, реставрации, архитектуры, живописи. Известные имена: Андрей Леонидович Баталов – историк церковного зодчества, доктор искусствоведения, заместитель Генерального директора музеев Московского Кремля, член Федерального научно-методического совета по охране наследия; к большому сожалению, совсем недавно скончавшийся Владимир Дмитриевич Сарабьянов – видный искусствовед, непревзойденный авторитет в области реставрации монументальной церковной живописи; замечательный археолог, известный ученый Леонид Андреевич Беляев… Мы пытались в краткой, доступной форме, буквально пошагово, показать основные действия, которые должен осуществить, например, настоятель, получивший на приходе храм. Вплоть до простых советов: как защитить кровлю, как убрать снег, что делать с живописью, если она вдруг обнаружена, как заниматься иконами – как их хранить, как бороться со свечной копотью… Есть раздел, посвященный типичным нарушениям, ошибкам. Отдельный раздел рассматривает вопросы сохранения территорий храмов, защиты их от стихийной застройки.

Да, с 90-х годов уже не одно поколение священства восстанавливает наши поруганные святыни. Это удивительно, такого не было нигде и никогда – менее чем за 25 лет восстановлено и построено заново более 800 монастырей. Процесс ныне входит уже как бы в завершающую стадию, но проблем пока еще много.

− В пособии также освещены вопросы законодательства: какие существуют законы в области сохранения культурного наследия, как настоятелю взаимодействовать с государственными органами, как получить разрешение на проведение ремонтных, реставрационных работ? Многих это пугает – кажется, что это слишком сложно, затратно по времени и финансам. И в результате недостатка знаний, информации приходы выбирают не простой правовой путь, а какой-то иной, так что потом возникают трудности, на решение которых тратится еще больше сил и времени. По новому законодательству, за ремонт, проведенный в храме без согласования с государственным органом охраны памятников, полагаются штрафные санкции в крупном размере. Это касается и вопросов сохранения территории, установки временных сооружений и так далее…

Также в Пособии обязательно будет приложение – образцы необходимых документов, формы получения разрешений для ведения работ и т. д.  Я упомянула новое законодательство: совсем недавно, в январе, принята новая редакция Федерального закона 73-ФЗ об охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры). Одна из новых позиций Закона –уведомительный характер охранного обязательства на переданный памятник религиозного назначения. Сейчас Министерство культуры Российской Федерации готовит новую форму такого охранного обязательства, которое должно вступить в силу к концу текущего года. Думаю, тогда нам придется дополнительно выпустить подборку новейших документов с комментариями.

И конечно, мы рассказываем в приложении к этому изданию об истории древлехранилищ. Как развивалось дело охраны памятников, как в XIXвеке решались вопросы, например, отопления в храмах, вопросы их реставрации, как расширялась площадь храма при увеличении паствы… Книга будет иллюстрирована. Надеемся, что к началу лета она уже выйдет.

– Вы сказали, что в пособии уделено место взаимодействию Церкви, в частности, монастырей, с музеями.

– Да, этому вопросу посвящен целый раздел. Для монастырей это важно. Причем речь здесь может идти не только о недвижимости, но и о проблемах, связанных с передачей движимого имущества – икон, например.

– Есть ли положительные примеры такого взаимодействия?

– Два года назад произошло уникальное событие – в Зарайск вернулся чудотворный образ Николы Зарайского, написанный в 1513 году. Именно, в одном из соборов Зарайского кремля на протяжении нескольких веков хранилась эта особо почитаемая верующими икона. После революции икона перешла на хранение в местный краеведческий музей, откуда в 1966 году реликвия отправилась на реставрацию в Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, где и хранилась все последние годы. Икона Николы Зарайского возвращена в фонд музея «Зарайский Кремль», а затем − по договору о передаче музейного предмета религиозного назначения в безвозмездное пользование православному приходу Никольского собора города Зарайска − передана Церкви. Перед передачей специалисты Министерства культуры России сделали высокоточную съемку иконы, чтобы зафиксировать ее состояние. Представители зарайского музея сверили икону с имеющимся ее описанием, и обе стороны подписали акт о передаче святыни. В музее Андрея Рублева икона была установлена в специальную защитную капсулу, протестированную и одобренную Государственным научно исследовательским институтом реставрации.

Церковь выполнила все условия государства, которые оно поставило для сохранения этого шедевра, и мы подробно, как пример, описываем это в нашем пособии.

Если люди идут навстречу друг другу, проблем можно избежать. Есть положительный опыт, опять-таки в Московской епархии: между епархией и государственным органом охраны памятников, коим является Министерство культуры Московской области, действует Соглашение, подписанное еще в 2006 году тогдашним министром культуры Галиной Константиновной Ратниковой и Его Высокопреосвященством митрополитом Ювеналием. В рамках этого Соглашения мы всегда стремились больше общаться, устраивали выезды со специалистами в благочиния. Думаю, что этот принцип можно будет применить и в работе Синодального отдела. Многие вопросы лучше решаются не в переписке, не с помощью директив, а в общении: собрать такой «десант» специалистов – архитекторов, археологов, инженеров и непосредственно на месте, в благочинии или в монастыре, обсуждать трудные вопросы.

Один пример из прежнего опыта таких выездов: на территории Подмосковья, в Волоколамском районе находится ставропигиальный Иосифо-Волоцкий монастырь. Там знаменитая, к сожалению, разрушенная – взорванная в 1941 году – колокольня. До сих пор вопрос ее восстановления не имеет однозначного решения, хотя проектная документация разработана. Есть два варианта: или восстанавливать на прежнем месте, но тогда мы повредим подлинные сохранившиеся остатки существующего памятника... Или восстанавливать на новом месте. Для решения этого вопроса были неоднократно организованы выезды Научно-методического Совета под руководством Андрея Леонидовича Баталова, но пока вопрос остался открытым. Были и не столь глобальные задачи: оформление земельных участков, застройка, соблюдение законодательства в охранных зонах. Все это решалось вот на таких выездах, которые постоянно практиковались в Московской области.

– Значит ли это, что у Церкви в лице Синодального отдела теперь есть консультирующий орган, который может оказывать помощь по вопросам сохранения культурного наследия как ставропигиальным, так и епархиальным монастырям?

– Конечно, если будет на то благословение и воля Божия. Можно собрать специалистов, и создать некую систему. Во время заседания Коллегии также прозвучало предложение о проведении обучающих выездных семинаров. Можно подумать и над этим вопросом.

– В принципе, если запрос такой будет, то Вы готовы на него ответить?

– Я думаю, мы готовы на него отреагировать. Потому что, в общем, такие специалисты есть – реставраторов не так уж много, все мы друг друга знаем. Многие из них – люди верующие (заниматься древним искусством и не быть верующим человеком, на мой взгляд, невозможно), и это, мне кажется, – основное, что позволит нам осуществить желаемое. …Только бы не оказаться в роли «начальников», указующих священникам, что им надлежит делать, − а именно практическим советом помогать храмам и монастырям в решении конкретных вопросов.

– Светлана Александровна, Вы сказали на Коллегии, что к храмам нужно относиться не только как к дому Божьему, но и как к имуществу, и об имуществе этом надо заботиться – оберегать, восстанавливать. А зачастую это трудно: у кого-то есть благотворители, у кого-то их нет… Вы упоминали о существовании разного рода программ, с помощью которых можно получить средства от государства на восстановление и реставрацию монастырей. Не могли бы Вы остановиться на этом несколько подробнее?

– Во-первых, как мы уже говорили, вопросами финансирования реставрационных и строительных работ в Московской Патриархии занимается Финансово-хозяйственное Управление, возглавляемое архиепископом Егорьевским Марком. Самая главная государственная программа, на основании которой – на уровне Федерации – финансируются мероприятия по сохранению памятников, в том числе монастырских комплексов, – это «Культура России (2012–2018 гг.)» Заказчиком по федеральной целевой программе является Министерство культуры Российской Федерации. Заместитель министра Григорий Ульянович Пирумов курирует эту программу. Я уже говорила, что в данное время идет заявочная кампания. Буквально на днях мы отправили в Хозяйственное Управление Московской Патриархии общую сводную заявку по ставропигиальным монастырям на 2016 год. Хочу сказать, что многие монастыри очень успешно сотрудничают с государственными программами. Конечно, в основном, крупные – такие, как Данилов, Иоанно-Предтеченский, Богородице-Рождественский в Москве, Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь в Подмосковье. Яркие примеры восстановления монастырских комплексов благодаря государственным федеральным программам – это Троице-Сергиева лавра, а также Соловки и Валаам.

Что действительно важно, – чтобы монастырь владел ситуацией по объектам, которые нуждаются в реставрации. Обязательно нужно выполнение проектных работ, без этого очень сложно включиться в мероприятия по финансированию реставрационного производства. Деньги на проектные работы дают редко. В основном монастыри выполняют их за счет собственных средств. По закону для реставрации любого памятника необходимо, чтобы был согласованный эскизный проект реставрации. Если это региональный памятник, то согласованный с региональным органом охраны памятников, если федеральный, то с федеральными инстанциями. Важен так же проект предмета охраны, то есть то, что в этом памятнике необходимо охранять. И, конечно же, под испрашиваемую сумму финансирования обязательны сметы. Сметы должны пройти экспертизу.

Некоторые монастыри, например Данилов, ведут эту работу уже давно, и у них, конечно, вся документация есть. Вообще, лучше один раз сделать документацию – потом по ней можно работать поэтапно, работы раскладываются на несколько лет. То есть, механизм включения в главную федеральную программу «Культура России» понятен. Все эти документы собираем мы с Финансово-хозяйственным управлением, готовим рапорт Святейшему Патриарху и по его благословению объекты включаются в программу.

Программы поддержки памятников есть у субъектов федерации, объекты наследия могут финансироваться по городским и муниципальным субсидиям, можно оттуда получать средства. И, в общем, это тоже не так сложно. Существуют также программы депутатского корпуса в центре и регионах. С 2006 года работает проект «Историческая память» партии Единая Россия. Он тоже включает вопросы сохранения и реставрации, но этот проект имеет некую социальную, патриотическую направленность – восстановление храмов-памятников, в первую очередь, связанных с героической историей нашей страны. В то же время многие церковные объекты были профинансированы по этой программе: собор Феодоровской иконы Божией матери в Санкт-Петербурге, скит преподобного Саввы Сторожевского. Мне кажется, данный проект используется еще недостаточно активно, и, возможно, мы займемся этой темой – включением значимых объектов именно в программу «Историческая память».

– Где можно более подробно об этих программах прочитать?

– Программа «Культура России» и московская, и программы субъектов выложены на сайте Министерства культуры Российской Федерации. Программа «Историческая память» – на сайте партии Единая Россия. А что касается документов, требуемых для включения в программы, – в принципе, они везде одинаковы: должна быть выписка из реестра о том, что имущество является федеральным или региональным; обязательно подтверждение, что это памятник, и, как я уже сказала, нужны согласованные проектная и сметная документация.

– Вы упомянули о недавних изменениях в законодательстве…

– С 22 января этого года вступила в силу новая редакция Федерального закона «Об объектах культурного наследия, памятниках истории и культуры Российской Федерации». Во-первых, она предусматривает – что очень важно для Церкви – право не только Российской Федерации, но и субъектов Российской Федерации, а также муниципальных образований за счет средств своих бюджетов оказывать финансовую поддержку работ по сохранению объектов культурного наследия, находящихся в собственности религиозных организаций. Раньше памятники, находящиеся в собственности любых учреждений или религиозных организаций, финансировались за счет собственника, и в программы не включались. Теперь, по новому закону, если объект религиозного назначения в собственности у религиозной организации, его можно финансировать за счет государственного бюджета. Я считаю, что это очень важное нововведение. На самом деле очевидно, что изменение формы собственности на объект культурного наследия не лишает данный объект исторической и культурной ценности.

– Как происходит реализация этого закона? Через программы?

– Реализация опять-таки через программы. Государственные бюджеты – только через программы. Еще новая редакция Федерального закона предусматривает такую разновидность достопримечательного места как религиозно-историческое место. (А достопримечательное место – это разновидность памятника, представляющего сохранившийся исторический ландшафт как некую территорию. Например, Бородинское поле, или Древний Радонеж.) Государственной охране в границах религиозно-исторического места должны подлежать объекты культурного наследия, а также, как сказано в Законе, и деятельность религиозных организаций – ее тоже нужно охранять на этих местах в соответствии с их уставами и внутренними установлениями. Режим же религиозно-исторического места позволит рассматривать его в качестве единого целого. Например, такие крупные культурные природные комплексы, как Троице-Сергиева лавра, Соловецкий, Валаамский, Ново-Иерусалимский монастыри установят свои режимы деятельности. Здесь как раз важно взаимодействие Патриархии и епархий с Минкультуры РФ и выработка необходимых подзаконных актов, которые определят механизм реализации Закона.

– Скажите, пожалуйста, а Вам самой интересно этим заниматься?

– Я реставратор, закончила в 1982-м архитектурный факультет Государственного Университета землеустройства (тогда еще МИИЗа), все последующие годы занималась и занимаюсь этой темой. Начинала свою работу в Центральных реставрационных мастерских «Союзреставрации», которые в те годы располагались в Андрониковом монастыре в Москве, занималась такими известными объектами как Кирилло-Белозерский монастырь. Имела возможность общаться с великими реставраторами того времени − Сергеем Сергеевичем Подъяпольским, например. Поэтому, конечно же, интересно. Не буду говорить высокие слова о сохранении наследия, но ведь мы – потомки тех, кто жил до нас и одновременно предшественники тех, кто будет жить после нас. Важно, чтобы связующая нить разных поколений не прерывалась. Самое же важное – не думать, что мы создадим что-то лучшее, новое, а действовать, как врач, дающий клятву «не навреди». Памятник – это документ эпохи. Если мы вмешаемся в его историческую составляющую, нарушим ее, мы прервем эту связь, не донесем что-то важное до следующего поколения.

Мы должны сохранять наследие, но сохранять развивая, безболезненно внедрять историю в современную жизнь. Да, раньше, например, многие храмы не отапливались. Но люди меняются. Сейчас зимой служить в холоде уже не будут, хочется, чтобы было отопление. Тогда давайте его проведем так, чтобы это не нарушило сакрального пространства храма. Потому что иногда бывает и так: входишь в церковь, – везде золото и мраморные полы, как в метрополитене… А духа-то и нет. А ведь здесь, может быть, служили новомученики, вот на этой старенькой солее, может, читал проповеди батюшка, который погиб за веру православную. Обо всем этом нужно помнить. Но, справедливости ради, хочу сказать, что за двадцать с лишним лет работы по сохранению наследия я не встречала ни священников, ни архиереев, которые бы этого не понимали и заботились бы только об улучшении имущества. В первую очередь батюшки стараются сохранить именно дух Дома Божия. Поэтому я верю, что если и возникают проблемы с охраной и использованием храма как памятника истории и культуры, их можно решать, планомерно работая с монастырями, и тогда никаких конфликтных ситуаций не будет.

– Предполагается, что у духовенства должен быть достаточно высокий культурный уровень…

– Да, конечно. С другой стороны, – что значит высокий уровень… Конечно же, очень хорошо, когда в храме Преображения в Больших Вязёмах, в усадьбе, где прошло детство Александра Сергеевича Пушкина, служит протоиерей Павел Карташов – кандидат филологических наук, историк церкви, писатель. Это большая удача и для храма, и для музея, которые существуют вместе. Также прекрасный батюшка служит в Мурановской церкви (в усадьбе Мураново Пушкинского района, связаной с именами Баратынского – Тютчева) – игумен Феофан (Замесов). Но я думаю, что все равно архиереи назначают на такие места людей, которые соответствуют своему положению. Как-то с Божьей помощью всё выстраивается.

Известно, что музейные работники неохотно оставляют монастыри, которые были переданы им в советский период. Вы сталкивались с этим?

– Да. Мы, конечно, сталкивались с такой проблемой. Но, опять-таки, возвращаясь к опыту Московской епархии, хочу сказать, что есть очень хороший положительный пример – это празднование Дней славянской письменности и культуры в Коломне в 2007 году. В Коломне ведь огромное количество храмов, монастырей: Бобренев мужской монастырь, Ново-Голутвин женский монастырь, Богоявленский Старо-Голутвин мужской монастырь. При подготовке праздника, конечно, хотелось побольше отреставрировать храмов, для этого в Подмосковье была принята специальная государственная программа. В то время Михаило-Архангельский собор на въезде в Коломну был занят городским краеведческим музеем. Решение нашли вместе – по молитвам Высокопреосвященнейшего владыки Ювеналия, совместными усилиями города и области не только освободили храм, но и музей переехал в отреставрированную городскую усадьбу в центре Коломны. При желании все вопросы решаются. В Свято-Троицкой Сергиевой лавре, например, наместник обители, Его Высокопреосвященство владыка Феогност является директором Сергиево-Посадского историко-художественного музея. Это так же благотворно влияет на развитие заповедника и снимает многие вопросы.

– Все требования выполняются, все условия соблюдены. Министерство культуры претензий к руководству музейного комплекса не имеет?

– Министерство культуры РФ  часто посещает Лавру, наблюдая за порядком и организацией дела сохранения культурного наследия. Пользуясь возможностью, хочется поблагодарить Министерство культуры Российской Федерации за помощь, оказанную при подготовке празднования 700-летнего юбилея преподобного Сергия, за контроль и методическую поддержку. Была проделана огромная работа по реставрации памятников Лавры. Лавра совершенно преобразилась. В короткие сроки был выполнен очень большой объем работ. Этими работами руководил федеральный архитектор Лавры Сергей Васильевич Демидов. В музее в Конном дворе, который находится за пределами монастыря, начала свою работу великолепная выставка «И свеча не угасла», посвященная образу преподобного Сергия, запечатленному в произведениях древнерусского искусства. Выставка, кстати сказать, действует до сих пор.

В ходе проведенных археологических работ были обнаружены останки первого русского генералиссимуса Алексея Шеина, и теперь его могила находится рядом с Духовским храмом, на месте захоронения стоит крест. Мы уже обратились в Министерство обороны с просьбой о содействии в создании достойного надгробия. В настоящее время готовится иллюстрированное издание, где будет подробно рассказано о том, что было сделано к юбилею Игумена Земли Русской в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. Все это является ярким свидетельством того, что в настоящее время возможности для сотрудничества Церкви и государства в деле сохранения культурного наследия у нас есть.

Беседовала Екатерина Орлова


 

 

Вопросы Светлане Александровне Анохиной можно направлять по адресу: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


 

 

1. Положение о должности епархиального древлехранителя. Документ принят на заседании Священного Синода 25 декабря 2014 года (журнал № 132).