Доработан законопроект, предусматривающий внесение в закон о свободе совести норм, определяющих порядок осуществления миссионерской деятельности

Игумения Ксения (Чернега), руководитель Юридической службы Московской Патриархии

24 июня 2016 года был принят во втором и третьем чтениях законопроект, предусматривающий внесение в закон о свободе совести норм, определяющих порядок осуществления миссионерской деятельности. Первоначальная версия законопроекта содержала ряд сомнительных норм. В этой связи законопроект был доработан.

Внесенные в него поправки комментирует руководитель Юридической службы Московской Патриархии игумения Ксения (Чернега).

«Поправки значительно улучшают текст законопроекта.

Во-первых, миссионерская деятельность трактуется не так широко, как в первоначальном варианте законопроекта, когда она отождествлялась с распространением  веры как среди верующих лиц, так и среди тех, кто далек от веры либо придерживается иных религиозных убеждений. В результате стиралась грань между миссией и другими видами религиозной деятельности, например богослужебной деятельностью и катехизацией. Согласно внесенным поправкам миссионерская деятельность рассматривается как осуществляемое публично (в том числе с использованием СМИ) с целью вовлечения граждан в религиозное объединение “распространение информации о вероучении” среди лиц, не являющихся последователями этого вероучения. То есть поправки существенно сужают круг лиц, на  которых направлена миссия.

Во-вторых, уточняется понятие миссионера. Поправки рассматривают в качестве миссионеров религиозное объединение либо уполномоченных им физических и юридических лиц. Причем документ о праве на миссию не требуется не только для “членов  руководящего  органа” религиозной организации (как это предусматривалось в первоначальной версии законопроекта). Согласно внесенным поправкам такой документ не потребуется также  руководителям религиозных организаций, священнослужителям и членам любого коллегиального органа религиозной организации, даже если этот орган не является руководящим (например, для членов приходских собраний и приходских советов). Остальные лица, осуществляющие миссионерскую деятельность от имени религиозной организации, должны иметь документ о полномочиях, выданный ее руководителем.    

В-третьих, первоначальная редакция законопроекта, по существу, запрещала осуществлять миссионерскую деятельность в культовых зданиях и на их территориях, а также в местах, специально отведенных для совершения религиозных обрядов, а также в местах  паломничества, на кладбищах. Однако эти места и территории как раз наиболее удобны для миссии; многие миссионерские центры располагаются на прихрамовых территориях. Поправки предусматривают возможность беспрепятственной миссионерской деятельности в этих местах, что означает отмену требования о наличии у миссионера документа о полномочиях. Правда, информацию о чужом вероучении в таких местах можно распространять только с согласия руководящего органа религиозной организации-правообладателя.

 В-четвертых, в законопроекте сохранены нормы, запрещающие религиозным организациям осуществлять в жилых помещениях любые виды религиозной деятельности, кроме религиозных обрядов.

И наконец привлечение религиозной организации к ответственности за действия лиц, осуществляющих от ее имени миссионерскую деятельность, возможно лишь в том случае, если такая деятельность угрожает общественной или национальной безопасности: например, миссионер склоняет граждан к самоубийству, призывает к насильственным действиям и т.д. В таком случае у правоохранительных органов появятся основания привлечь к ответственности религиозное объединение вплоть до запрета его деятельности или принудительной ликвидации».

 

Юрслужба Московской Патриархии