Как сохранить «Земное Небо»

Светлана Анохина, Помощник Председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству по вопросам сохранения и использования объектов культурного наследия

«Земным Небом» назвал церкви и соборы, возведённые на Руси нашими боголюбивыми предками, настоятель храма священномученика Климента, папы Римского, протоиерей Леонид Калинин, назначенный в начале нынешнего года Святейшим Патриархом Кириллом на должность епархиального древлехранителя Московской городской епархии. О том, как развивается этот непростой процесс сохранения «земного Неба» в наши дни, какое в нём участие принимают монастыри и государство, мы беседовали со С.А. Анохиной – помощником Председателя СОММ по вопросам сохранения и использования объектов культурного наследия.

Использовать все возможности 

– Светлана Александровна, как по Вашим наблюдениям,  – экономический кризис в России, о котором мы слышим от политиков, экономистов, социологов, журналистов и просто россиян, затормозил поступление денежных средств на реставрацию объектов, входящих в монастырские комплексы в качестве памятников культурного наследия, или нет?

– Если учесть, что львиная доля средств на возрождение той или иной обители в целом  поступает от благотворителей, спонсоров, безусловно, объём вложений во многие монастырские проекты стал меньше. Все переживают трудные времена, но тем не менее по мере своих возможностей и организации, и отдельные люди продолжают помогать Церкви, то есть процесс не застопорился. Что касается финансирования государственных программ, в последнее время государство стало более избирательно оказывать помощь из бюджетных средств. Вопросами  финансирования реставрационных и строительных работ занимается Финансово-хозяйственное Управление (ФХУ) Московской Патриархии. Большую помощь в проведении заявочной кампании на реставрацию объектов культурного наследия оказывает  недавно созданная при ФХУ служба заказчика, которая организует  экспертизу предоставленных монастырями сметных расчётов, сотрудничая при этом с органами охраны памятников,  – в частности, с Министерством культуры Российской Федерации, являющимся заказчиком самой главной государственной программы под названием «Культура России (2012–2018 гг.)». На её основании – на уровне Федерации – финансируются мероприятия по сохранению памятников, в том числе монастырских комплексов.

_MG_3674.JPGЕдиная заявка от ставропигиальных монастырей, отвечающая всем требованиям (готовая согласованная документация; сметы, прошедшие экспертизу), на 2016 год  сформирована. На мой взгляд человека,  долгие годы  трудившегося в сфере охраны памятников в качестве заместителя Министра культуры Правительства Московской области, работа с заявками требует много трудов и усилий, которые прилагают игумены и игуменьи, их помощники, чтобы добиться государственной поддержки в вопросах реставрации того или иного памятника вверенного им монастырского комплекса. На днях я поинтересовалась судьбой реставрационных заявок, рассмотренных комиссией ФХУ в августе текущего года. Мне подтвердили, что все прошедшие комиссию монастыри – Иоанно-Предтеченский, Высоко-Петровский, Богородице-Рождественский, Зачатьевский – включены в сводную заявку, поданную на рассмотрение Святейшему Патриарху. Теперь остаётся ждать решения Его Святейшества. Затем список пойдёт в Министерство культуры Российской Федерации, где будет проведён конкурс,  цель которого – выбрать для реставрационно-восстановительных работ надёжные подрядные организации. Кроме федеральной программы монастыри, расположенные в Москве, также получают средства из программы московских субсидий – она выделяет средства на реставрационные работы обителям, находящимся в собственности города Москвы или в федеральной собственности и расположенным в Москве. И тоже формируется через Финансово-хозяйственное управление Московской Патриархии.

– А проект «Историческая память» партии «Единая Россия»?

– Формируется по запросам депутатов. К примеру, я знаю, что в данной программе участвует Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской  монастырь. Он  получал по ней средства на реставрацию собора к юбилею – 500-летию со дня преставления преподобного Иосифа Волоцкого. Эта программа помощи в виде финансирования тому или иному объекту культурного наследия проводится через депутатский корпус. Тоже неплохо! Поэтому повторюсь: нам нужно более активно использовать все возможности, чтобы монастыри могли бережно сохранять церковные древности для будущих поколений и – шаг за шагом – восстанавливать то, что было осквернено богоборцами или обветшало от времени. Пускай те же бюджетные средства небольшие, но когда у монастыря каждая копейка на счету, любые поступления важны для его дальнейшего развития.  

Древлехранитель как мостик между Церковью и государством

– На одном из заседаний Коллегии Синодального отдела по монастырям и монашеству Вы говорили, что в обителях есть люди, готовые тратить свои силы и время на охрану памятников культурного наследия, то есть помощники наместников, настоятелей и настоятельниц. Сотрудничество с ними как-то развивается?

__________.JPG– Тут я не могу не вспомнить о знаковом для нас событии, состоявшемся летом нынешнего года. Это проведение первых курсов епархиальных древлехранителей в Москве на базе Сретенского ставропигиального мужского монастыря. Прибыли на них монашествующие, священнослужители и мирские люди, получившие благословение своих правящих архиереев. Из Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря был его наместник – архимандрит Тихон (Секретарёв). Из Зачатьевского ставропигиального женского монастыря тоже две монахини по благословению игумении Иулиании (Каледы) учились на курсах, и в конце им, как и вообще всем слушателям, включая наместника Псково-Печерской обители,   в актовом зале Сретенской духовной семинарии были вручены свидетельства Министерства культуры РФ об окончании курсов церковных древлехранителей. Признаться, такого огромного интереса к теме сохранения многовекового наследия, взаимоотношений Церкви и государства в сфере охраны памятников древности я не могла представить. Приехало людей больше, чем ожидалось. Все они  усердно записывали лекции, а лекции были блестящие, читались специалистами высокого класса! Если ты несёшь послушание древлехранителя, то есть призван являть собою мостик между Церковью и государством, ты, конечно же, должен досконально знать, какие новшества появились в законодательстве по охране памятников, как изменился основной документ – форма охранных обязательств. Лекцию на эту тему читала заместитель начальника Управления культуры по Московской области Вера Александровна Олифиренко. Множество вопросов  возникает по земле: что такое территория, что на ней можно строить, что нельзя. Ответы на них дал эксперт Министерства культуры РФ Андрей Афанасьевич Никифоров. Сохранение некрополя в монастыре, передача икон из музейного фонда в действующий храм, образцы современной реставрации церковной живописи и архитектуры, организация музеев при монастырях, – в общем, темы были самые разные, причём теория тесно переплеталась с практикой.

0HV_6971.JPGМузейная тема как-то по-особому зазвучала, и в ее развитие слушатели курсов посетили Богородице-Смоленский Новодевичий женский монастырь, где в 2010 году по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия был создан церковный музей Московской епархии, а в Зачатьевском посмотрели музей археологии с подлинными экспонатами, которые сохранились в подклете восстановленного собора. Поскольку времени было маловато, всего неделя, эту тему мы только затронули. И при подведении неких итогов прозвучали предложения: дальнейшие занятия проводить не в обзорном формате, а по определённым темам. Как это будет, пока не знаю, следует хорошенько подумать. На заключительном заседании ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон (Шевкунов), (недавно возведённый в сан епископа) сказал, что следующая наша встреча может состояться в рамках Рождественский чтений. Дело важное, нужное – его надо развивать, углублять. А в помощь монастырям нам необходимо создать методичку, которая станет подспорьем в вопросе сохранения исторического наследия Церкви.

– Наверное, таким подспорьем для многих религиозных структур нашей Церкви стало методическое пособие «Церковный древлехранитель», подоспевшее как раз к проведению курсов?             

Ротонда Воскресенского собора после взрыва 1941г..jpg– Да, оно вышло тиражом в три тысячи экземпляров, и слушатели курсов его получили. Трудно перечислить все  важные аспекты, что охватывает это пособие, явившееся плодом коллективного труда многих известных в своих областях специалистов. В пособии заинтересованный человек найдёт, что называется, пошаговую инструкцию о том, с чего начать реставрацию памятника; получит разъяснения о том, какие следует  применять строительные материалы при реставрации в наши дни, когда современный рынок буквально наводнён рекламированными патентованными средствами. Это проблема, да ещё какая! В данном пособии указаны причины разрушения памятников церковного зодчества, раскрыта опасность самочинного создания «благолепия». Юридические вопросы, волнующие древлехранителей, осветила в издании  руководитель юридической службы Московской Патриархии настоятельница Алексеевского ставропигиального женского монастыря игумения Ксения (Чернега). Разумеется, и важная тема взаимоотношений музея и Церкви при совместной эксплуатации объектов церковного зодчества здесь также рассмотрена.

Подход с обеих сторон становится более взвешенным             

– По поводу этих взаимоотношений... Не могу не привести утверждение  древлехранителя Московской городской епархии протоиерея Леонида Калинина, заявившего, что постепенно стираются те шероховатости, которые были между государственными и церковными структурами в начале 90-х годов, когда люди в госучреждениях реагировали на любую инициативу Церкви как на нечто враждебное. «Сегодня отношение музейного сообщества гораздо более дружелюбное», – говорит известный московский пастырь. Вы с ним согласны?       

– Полностью согласна. Действительно, в начале 90-х годов такие страсти кипели! Сейчас мы, трудясь на церковной ниве, понимаем всю ценность того состояния, каким владеем, и необходимость крайне бережного отношения к нему. И со стороны музейных работников всё чаще встречаем  понимание. Поэтому находятся хорошие компромиссные решения. В качестве позитивного примера могу привести Троице-Сергиеву лавру: ее наместник архиепископ Сергиево-Посадский Феогност вот уже более пяти лет возглавляет Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей. На территории самой Лавры находится филиал этого музея – Ризница Троице-Сергиевой лавры. Благодаря федеральной программе, благодаря личным усилиям генерального директора государственного музея в лице владыки Феогноста сейчас там проводятся масштабные реставрационные работы, которые, надеемся,  завершатся в следующем году. Многие столетия собирались в Ризнице вклады великих князей, царей, императоров, представителей знатных родов, которые молились у мощей преподобного Сергия. Это редкие иконы; старопечатные и рукописные книги; предметы церковной утвари, кресты, чаши, оклады икон и библейских писаний от простых до черненных, покрытых эмалью, филигранных и резных; изделия  из золота и серебра; старинное шитье ручной работы. В Ризнице большое количество портретов царских семей. И мы хотим, чтобы она стала не только современным живым музеем, но местом, где будут поминать вкладчиков, чьи имена записаны в Синодик Троице-Сергиевой лавры. По моему убеждению, лаврская Ризница –  уникальная сокровищница такого же уровня, как Алмазный фонд и Оружейная палата Московского Кремля.

Кроме того, к положительным моментам следует отнести совместные инициативы Церкви и музеев – выставки, конференции, координационные советы, что проводятся во многих епархиях, во многих монастырях.

0HV_8991.JPG

О «десанте», «дорожной карте» и перспективе

– Светлана Александровна, Вы двенадцать лет были заместителем Министра культуры по вопросам сохранения культурного наследия в Московской области и часто ездили со специалистами в благочиния, чтобы помогать благочинным в решении тех или иных сложных вопросов. Удаётся ли в работе Синодального отдела по монастырям и монашеству применять этот эффективный принцип  выездного «десанта»?

Сам принцип – он действительно эффективный – мы обсудили, в целом его одобрили, но в систему ещё не ввели. Думаю, всё в перспективе. Я как специалист, имеющий архитектурное образование, выезжала в Шамордино, где вместе с настоятельницей Казанской Амвросиевской ставропигиальной женской пустыни  игуменией Сергией (Щербаковой), инженером, архитектором Шараповым изучала возможность реставрации фасадов собора.

uspenie_149.JPGДля «десанта» нас было маловато, конечно. В ближайшее время собираюсь попросить благословение у Председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству владыки Феогноста  собрать специалистов и поехать в Иосифо-Волоцкий монастырь, где недавно прошли юбилейные торжества. У наместника, архимандрита Сергия (Воронкова), есть помощники по реставрации, но их мало. Понятное дело, что в городе как-то проще: созвонились, собрались, посмотрели, обсудили. А если монастырь находится на расстоянии, выбраться сложнее. Кстати, на совместном совещании с представителями Министерства культуры РФ, проходившем незадолго до празднования 500-летия преставления преподобного Иосифа Волоцкого, в протокол была записана строка о необходимости создать некую, как сейчас модно говорить, «дорожную карту» восстановления обители. Хотя это словосочетание многие ругают, относя к  модным веяниям, на самом деле смысл его важен: «дорожная карта» – это план развития. План действий: что нужно сделать в первую очередь, что – во вторую, а что немного подождёт. В московских монастырях такой план действий, как правило, имеется. Вообще всё теснее и теснее общаясь со столичными монастырями, я вижу, что у них есть замечательные помощники  – специалисты высокого класса. А самое главное –  есть живая заинтересованность игумений и игуменов в сохранении векового культурного наследия. Взять хотя бы игумена Петра (Еремеева) – наместника Высоко-Петровского ставропигиального мужского монастыря. Он много делает для того, чтобы вернуть в городскую жизнь уникальный памятник русского зодчества. А матушка Иулиания (Каледа)! Меня поражает не только её огромный интерес к монастырским памятникам разных эпох, но  и духовная сила, которая помогает ей в решении наисложнейших вопросов. Обитель находится в центре города, на маленькой территории, в окружении элитных домов столицы. Как можно здесь восстанавливать ту историческую застройку, в которой разместятся и кельи для сестёр, и какие-то хозяйственные службы, и  места для паломников? (Ведь монастыри, что очень важно, несут просветительскую функцию, и для её успешного осуществления должны быть ресурсы, создаваемые в их ограде). Далее: как можно развивать территорию монастырских комплексов в условиях жёсткого законодательства по охране памятников? Решение этих задач в перспективном плане работы Синодального отдела.

В конце нашей беседы хочется подчеркнуть, что конструктивные взаимоотношения у нас складываются с Министерством культуры Российской Федерации  (в частности, с заместителем министра Григорием Ульяновичем Пирумовым, с Департаментом контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия во главе с Владимиром Анатольевичем Цветновым). Не так давно поменялось руководство в Департаменте культурного наследия Москвы – возглавил его Алексей Александрович Емельянов, который неоднократно бывал в Зачатьевском монастыре и настроен помогать православным обителям. Впрочем, как и его предшественник Александр Владимирович Кибовский, ставший министром Правительства Москвы, руководителем Департамента культуры города Москвы. И последнее.

0HV_6903.JPG

Поднимая тему особо важной роли специалистов в возрождении монастырей, стоит вспомнить о Федеральном научно-методическом совете по охране наследия Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и активном члене этого совета, чьё имя тесно связано с церковной жизнью. Это заместитель генерального директора музеев Московского Кремля Андрей Леонидович Баталов. Думается, во всех восстанавливаемых монастырях, корнями уходящих в прошлые века, хорошо знают профессора, доктора искусствоведения Баталова, который очень много помогает, как в сфере древлехранительства, так и в решении каких-то конкретных проблем, связанных с реставрацией и организацией исторических территорий. Мы работаем вместе, в одной связке. Такое «соработничество» не может не дать положительного результата. Так что с одной стороны существует, как было сказано выше, жёсткое законодательство по охране памятников, с другой  – внимание, неподдельный интерес, помощь монастырям, что создаёт благоприятную ситуацию для их развития.   


Беседовала Нина СТАВИЦКАЯ

Фотограф: Владимир ХОДАКОВ