Самое «немонашеское» послушание

Насельник Данилова ставропигиального мужского монастыря игумен Иннокентий (Ольховой) рассказал «Прихожанину» о том, кто такой эконом и чем это послушание сложно для монаха.

Человек становится монахом, чтобы уйти от мира, а послушание эконома к миру возвращает. Если благочинный монастыря распределяет послушания между братией, то эконом руководит мирскими работниками – штатными сотрудниками, приглашенными бригадами...

Вы приходите в монастырь и видите: мощные стены, красивые храмы, исторические здания... Эконом отвечает за то, чтобы все выглядело благолепно, чтобы хорошо работало монастырское хозяйство. В монастырях есть еще службы, которые скрыты от взглядов прихожан, – столярные мастерские, пекарни, гаражи, конюшни... Есть сельское хозяйство, благодаря которому монастыри живут и зарабатывают себе на хлеб, – рыбный промысел, животноводческий, зерновой. Все процессы должны быть отлажены, и следить за этим должен «свой» человек, из братии. Это – эконом.

Он не только управляет монастырским хозяйством, но и контактирует с внешним миром – правоохранительными органами, федеральной налоговой службой и др. Разумеется, он должен разбираться в законах, чтобы приносить обители максимальную пользу. Так было всегда. Если мы почитаем древние патерики, то заметим, что экономы и тогда вынуждены были выходить во внешний мир и общаться с ним. Монахи плели корзины у себя в кельях, а эконом брал эти корзины и шел продавать. Возможно, это самое «немонашеское» послушание.Столярная мастерская

Не могу сказать о себе, но знаю, что настоятели стараются назначать на это послушание монахов, которые обладают соответствующим складом характера. В идеале эконом должен иметь техническое, строительное или инженерное образование, но в любом случае он должен уметь находить общий язык с людьми, чтобы правильно организовывать их работу.

Это только монахи имеют два слова на устах: «простите» и «благословите» – и могут исполнять свои послушания, ни о чем не спрашивая, а мирские люди хотят понимать, что они делают, зачем они это делают и сколько денег за это получат. Потому что люди приходят в монастырь работать – пусть деньги и не главный для них момент. Эконом неизбежно сталкивается с нарушением дисциплины и небрежным отношением к работе и должен уметь при необходимости не только поощрить, но и наказать сотрудника.

Если эконом не справляется, его переводят на другое послушание. Иногда монах может хорошо справляться со своими обязанностями, но его духовная жизнь оказывается подверженной опасности – в этом случае его тоже могут перевести на другое послушание. У эконома при соприкосновении с миром возникает масса соблазнов – денежных и плотских, и история знает немало случаев падений. Но это не значит, что всякий раз, когда монаха переводят на другое место, он не справился. Иногда у монастыря просто возникает нужда поручить человеку что-то иное.

Эконом нужен не только большому монастырю. Даже в небольших отдаленных обителях, где нет сотрудников-мирян, есть это послушание. Кто-то же должен следить за жильем и хозяйством и за тем, чтобы монах в трапезной не пустую тарелку получил, а полную.

Колхозное полеУ нашего монастыря обширное хозяйство. Прежде всего, зерновое в Рязанской области. В свое время мы смогли выкупить при помощи благотворителей около 8 000 гектаров пахотной земли, которые остались от развалившихся колхозов, и вот уже 10 лет выращиваем здесь пшеницу и ячмень. Пришлось освоить самые современные для России технологии, закупить технику, вникнуть в особенности сельскохозяйственного производства. По эффективности на данный момент наше хозяйство одно из лучших в Рязанской области.

Кроме выращивания зерна, мы занимаемся его переработкой. Мы делаем муку, продаем ее другим хлебопекарням и сами печем из нее не только для мира, но и для Церкви. У нас одна из лучших просфорен в России с отработанной технологией производства.

Животноводством мы не занимаемся. Сделать его прибыльным в сегодняшних условиях очень трудно, это требует колоссальных вложений. Стадо коров, например, мы продали, когда поняли, что убытки ежегодно составляют несколько миллионов рублей.

Иконописная мастерскаяВ Москве – непосредственно в самом монастыре – расположены столярная мастерская (в ней занимаются резьбой по дереву и изготовлением киотов), иконописная мастерская (пишем, реставрируем иконы и расписываем храмы), переплетная мастерская и издательство. Еще у нас есть собственная служба по обслуживанию электрических сетей, сантехническая служба, малярная мастерская, автомобильная мастерская, прачечная. Штат уборщиц, трапезная, кухня – ведь, кроме братии, мы кормим сотрудников монастыря и Патриархии.

Эконом – ответственный работник, и это значит, что в его обязанности входит вникать в рабочие вопросы всех отделов. Хотя, конечно же, в каждом подразделении есть свои руководители, которые управляют подчиненными. Они прекрасные мастера своего дела, держат меня в курсе, отчитываются и выполняют поручения, а я, в свою очередь, могу – а иногда и должен – корректировать и направлять рабочий процесс.
Конечно, большинство мирских сотрудников приходят к нам не из-за денег, так как зарплаты у нас небольшие, а из любви к Церкви и желания работать среди верующих людей.

Нам все время приходится балансировать между необходимостью приносить монастырю прибыль и задачей сделать доступными для покупателя наши изделия. В некоторых сферах деятельности это очень трудно. Книжный рынок, например, переполнен, и заинтересовать читателя книгами издательства труднее, чем, скажем, продавать монастырский мед, муку, хлебобулочные изделия или плодово-ягодную продукцию, качество которых пользуется неизменным доверием наших прихожан и паломников.

Забавная история: в 1998 году, когда я только получил послушание эконома, разразился финансовый кризис. Нам было нечем выплачивать зарплату. От безысходности я пошел к знакомому банкиру – попросить денег в долг. Несмотря на то что в банковской сфере ситуация была не менее тяжелой, он сразу одолжил нам крупную сумму. После того как сотрудникам выплатили зарплату, радостные, они пришли ко мне и рассказали: «Мы знали, что у монастыря нет денег, поэтому пошли молиться преподобному князю Даниилу. Отслужили молебен, приходим – а в кассе деньги есть!»

Шутки шутками, но, конечно же, в нашем монастыре управляет хозяйством не эконом, а святой благоверный князь Даниил. И его помощь – это самое главное для нас.

Иногда нас спрашивают, зачем в монастыре казаки? Это наша охрана. У монастыря есть, что украсть:Казаки. иконы, украшения мощей. К тому же в людных местах бродят карманники. А казаки хороши тем, что знают свое дело (многие из них – бывшие сотрудники правоохранительных органов или военные) и в то же время верующие люди. Ни монахи, ни обычные охранники не смогут так уберечь монастырь от неприятностей, как они.

На внутреннее делание времени, конечно, не хватает. Ежедневно ходить на службы возможности нет. Послушание требует ответственного к себе отношения, и Господь восполняет то, на что не хватает сил. Для монаха главное – это желание и усилие оставаться монахом, быть преданным Богу и послушным учеником своего старца. Везде можно молиться и везде можно упасть.

Вдохновляющим примером служит для нас святой афонский старец Силуан: он был экономом Пантелеимонова монастыря, когда там проживало несколько тысяч человек. Это величайший пример того, как эконом может быть глубоким молитвенником. Исполняя это непростое послушание, он нашел возможность не только уделять время Богу, но и никогда от Него не удаляться, несмотря на всю, казалось бы, внешнюю суету.

Записал Иван Тихомиров