Преподобный Макарий (Глухарев), Алтайский

23 Января / 5 Февраля Собор Костромских святых
18 / 31 Мая
10 / 23 Июня Собор Сибирских святых
5 / 18 Августа (113-й день после Пасхи) Собор Смоленских святых
23 Сентября / 6 Октября (162-й день после Пасхи) Собор Алтайских святых
Ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий (в ми­ру Ми­ха­ил Яко­вле­вич Глу­ха­рев) был пер­вым мис­си­о­не­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в Гор­ном Ал­тае (ныне Рес­пуб­ли­ка Ал­тай).Ми­ха­ил Глу­ха­рев ро­дил­ся 8 но­яб­ря 1792 го­да в се­мье свя­щен­ни­ка со­бор­ной церк­ви Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы г. Вязь­мы Смо­лен­ской гу­бер­нии. Пер­во­на­чаль­ное очень хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние Ми­ха­ил по­лу­чил от от­ца, окон­чив­ше­го пол­ный курс ду­хов­ной се­ми­на­рии, что в те вре­ме­на бы­ло ред­ко­стью. Отец Иа­ков на­столь­ко хо­ро­шо при­го­то­вил сво­е­го сы­на по ла­ты­ни, что в се­ми­лет­нем воз­расте маль­чик мог за­ни­мать­ся пе­ре­во­дом с рус­ско­го язы­ка на ла­тин­ский. При та­кой под­го­тов­ке его сра­зу опре­де­ли­ли в тре­тий класс ду­хов­но­го учи­ли­ща при Пред­те­чен­ском мо­на­сты­ре г. Вязь­мы.За от­лич­ные успе­хи Ми­ха­ил Глу­ха­рев из Вя­зем­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща был пе­ре­ве­ден в Смо­лен­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, по­сле успеш­но­го окон­ча­ния ко­то­рой в 1813 г. опре­де­лен учи­те­лем в Смо­лен­ское ду­хов­ное учи­ли­ще. Через год его как луч­ше­го вос­пи­тан­ни­ка се­ми­на­рии на­пра­ви­ли в толь­ко что от­крыв­шу­ю­ся Санкт-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную ака­де­мию, рек­то­ром ко­то­рой был свя­ти­тель Фила­рет (Дроз­дов), впо­след­ствии мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, мно­го и пло­до­твор­но по­тру­див­ший­ся во сла­ву Церк­ви Бо­жи­ей (в 1994 го­ду при­чис­лен к ли­ку свя­тых).Ми­ха­ил Глу­ха­рев по­сле ис­пы­та­ний был при­нят сра­зу на вто­рой курс ака­де­мии. Его глу­бо­кие зна­ния по бо­го­сло­вию, ис­то­рии, гео­гра­фии, вла­де­ние ла­тин­ским, немец­ким, фран­цуз­ским, древ­не­гре­че­ским и древ­не­ев­рей­ским язы­ка­ми рез­ко от­ли­ча­ли его сре­ди со­курс­ни­ков. Был он за­ме­чен и рек­то­ром ака­де­мии ар­хи­манд­ри­том Фила­ре­том (Дроз­до­вым), ко­то­рый так по­лю­бил та­лант­ли­во­го вос­пи­тан­ни­ка за его бла­го­че­стие, вы­со­кую и доб­рую нрав­ствен­ность, что всю жизнь был ду­хов­ным на­став­ни­ком и по­кро­ви­те­лем о. Ма­ка­рия. Пре­по­доб­ный Ма­ка­рий так­же до кон­ца сво­ей жиз­ни со­хра­нил пре­дан­ность сво­е­му учи­те­лю.На 27 го­ду жиз­ни – 24 июня 1818 г. у Ми­ха­и­ла Глу­ха­ре­ва про­изо­шло со­бы­тие, ко­то­рое рез­ко из­ме­ни­ло всю его даль­ней­шую жизнь. Он был по­стри­жен в мо­на­ше­ство в до­мо­вой ар­хи­ерей­ской церк­ви, по­лу­чив имя Ма­ка­рия, 25 июня 1818 го­да он был ру­ко­по­ло­жен в иеро­ди­а­ко­ны, а еще через три дня – 28 июня – в иеро­мо­на­хи. В 1821 г. отец Ма­ка­рий был воз­ве­ден в сан игу­ме­на, за­тем ар­хи­манд­ри­та и по­лу­чил в управ­ле­ние Ко­стром­ской Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь. Но уже в кон­це 1825 г. был уво­лен на по­кой в Ки­ев­скую Лав­ру с ма­ги­стер­ским окла­дом. К это­му вре­ме­ни здо­ро­вье от­ца ар­хи­манд­ри­та бы­ло так по­до­рва­но, что он не мог про­дол­жать де­я­тель­ность на сво­ем преж­нем по­при­ще. В 1826 г. он пе­ре­во­дит­ся в Глин­скую Бо­го­ро­диц­кую пу­стынь, что в Кур­ской епар­хии. Это бы­ло же­ла­ние са­мо­го ар­хи­манд­ри­та Ма­ка­рия, ко­то­рый, про­слы­шав о ду­хов­ных по­дви­гах на­сто­я­те­ля пу­сты­ни игу­ме­на Фила­ре­та (Да­нилев­ско­го), по­же­лал стать ее уче­ни­ком.«Неуди­ви­тель­но, – го­во­рит­ся в Глин­ском па­те­ри­ке, – учить­ся неопыт­но­му у опыт­но­го, неуче­но­му – у уче­но­го, но уди­ви­тель­но, ко­гда опыт­ный и уче­ный че­ло­век идет под на­ча­ло учить­ся у неуче­но­го и млад­ше­го се­бя са­ном. Это слу­чи­лось с от­цом Ма­ка­ри­ем. Он, бли­ста­тель­но окон­чив­ший Ду­хов­ную ака­де­мию, хо­ро­шо изу­чив­ший язы­ки, ма­гистр бо­го­сло­вия, быв­ший рек­тор Ко­стром­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии и на­сто­я­тель Бо­го­яв­лен­ско­го мо­на­сты­ря, про­фес­сор бо­го­слов­ских на­ук, в сане ар­хи­манд­ри­та пе­ре­хо­дит в бед­ную глухую Глин­скую пу­стынь, под ру­ко­вод­ство неуче­но­го, но опыт­но­го в ду­хов­ной жиз­ни от­ца Фила­ре­та, воз­об­но­ви­те­ля Глин­ской об­ще­жи­тель­ной пу­сты­ни Кур­ской епар­хии. Ка­кая ве­ли­кая ред­кость не толь­ко в на­сто­я­щее, но и в ре­ли­ги­оз­ное вре­мя! Не имей отец Ма­ка­рий ра­нее на­став­ни­ков на путь спа­се­ния, та­кой по­двиг его не вы­хо­дил бы из ря­да обык­но­вен­ных. Но уче­ный ар­хи­манд­рит с мо­ло­до­сти и до по­след­не­го вре­ме­ни по­сто­ян­но был под ру­ко­вод­ством: сна­ча­ла у сво­е­го бла­го­че­сти­во­го род­но­го от­ца – свя­щен­ни­ка, по­том, в Санкт-Пе­тер­бург­ской ду­хов­ной ака­де­мии – у от­ца рек­то­ра, ар­хи­манд­ри­та Фила­ре­та (Дроз­до­ва), впо­след­ствии неза­бвен­но­го мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, ко­то­ро­му «от­кры­вал свои по­мыс­лы и без во­ли его ни­че­го не на­чи­нал».В Ека­те­ри­но­сла­ве в долж­но­сти ин­спек­то­ра ду­хов­ной се­ми­на­рии отец Ма­ка­рий имел стар­ца Ли­ве­рия, «че­ло­ве­ка свя­той жиз­ни, уче­ни­ка зна­ме­ни­то­го Па­и­сия (Ве­лич­ков­ско­го)». В ти­шине этой «шко­лы Хри­сто­вой» о. Ма­ка­рий, из­ну­ряя те­ло свое воз­дер­жа­ни­ем и по­стом, «глуб­же всмат­ри­вал­ся в тай­ни­ки сво­ей ду­ши, бес­при­страст­но раз­уз­на­вал свои недо­стат­ки, обо­зре­вал еще неумерщ­влен­ные гнез­дя­щи­е­ся стра­сти и, «ни­что­же сум­ня­ше­ся», ис­по­ве­до­вал их опыт­но­му на­сто­я­те­лю. Ему пре­дал се­бя, дабы со­кру­шить преж­де все­го свое­во­лие, – «эту мед­ную сте­ну, от­лу­ча­ю­щую ду­шу от ис­тин­но­го про­све­ще­ния», и на­вык­нуть Хри­сто­ву по­слу­ша­нию, ко­то­рое он на­зы­вал «вра­чеб­ным кро­во­пус­ка­ни­ем, в ко­то­ром ду­ша очи­ща­ет­ся от чер­ных, нечи­стых и гни­лых кро­вей свое­во­лия и глу­по­сти». С со­кру­шен­ным чув­ством соб­ствен­но­го бес­си­лия, с на­деж­дой на ми­ло­сер­дие Бо­жие стал схо­дить он в «слез­ную юдоль сми­ре­ния».Кро­ме по­дви­гов мо­на­ше­ских, отец Ма­ка­рий в Глин­ской пу­сты­ни, пре­иму­ще­ствен­но по празд­ни­кам, об­ще­по­нят­но и убе­ди­тель­но го­во­рил в хра­ме по­уче­ния, а в ке­ллии пе­ре­во­дил Биб­лию с ев­рей­ско­го язы­ка на рус­ский. Оп­тин­ский ста­рец иеро­мо­нах Ма­ка­рий (Ива­нов) пи­сал свя­ти­те­лю Иг­на­тию (Брян­ча­ни­но­ву), то­гда еще ар­хи­манд­ри­ту, что, на­хо­дясь «в Глин­ской пу­сты­ни на уеди­не­нии, ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий (Глу­ха­рев) пе­ре­во­дил «Ле­стви­цу» на рус­ский язык: на­ме­ре­ние его бы­ло из­дать оную». Од­новре­мен­но он срав­ни­вал уже су­ще­ству­ю­щие пе­ре­во­ды «Ле­стви­цы». Луч­шим о. Ма­ка­рий при­знал пе­ре­вод стар­ца Па­и­сия. В Глин­ской пу­сты­ни ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий пе­ре­вел на рус­ский язык так­же бе­се­ды св. Гри­го­рия Двое­сло­ва и «Ис­по­ведь» бла­жен­но­го Ав­гу­сти­на. По бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Фила­ре­та ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий по­дал про­ше­ние в Св. Си­нод о же­ла­нии быть мис­си­о­не­ром на Ал­тае, об­ра­щать в пра­во­сла­вие жи­ву­щие там тюрк­ские на­ро­ды. Как Си­нод, так и свет­ские вла­сти удо­вле­тво­ри­ли эту прось­бу и 27 мая 1829 г. пред­пи­са­ли о. Ма­ка­рию ехать мис­си­о­не­ром в Си­бирь.В То­боль­ске о. Ма­ка­рий и два его по­мощ­ни­ка в мис­си­о­нер­ской служ­бе (вос­пи­тан­ни­ки мест­ной ду­хов­ной се­ми­на­рии Алек­сей Вол­ков и Ва­си­лий По­пов) по­лу­чи­ли мис­си­о­нер­ские пас­пор­та. С об­ще­го со­гла­сия у них бы­ло об­ра­зо­ва­но брат­ство, один из пунк­тов ко­то­ро­го гла­сил: «Же­ла­ем, да бу­дет у нас все об­щее: день­ги, пи­ща, оде­я­ние, кни­ги и про­чие ве­щи, и сия ме­ра да бу­дет для нас удоб­ной в стрем­ле­нии к еди­но­ду­шию». Для уча­стия в мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти тре­бо­ва­ния по­движ­ни­кам бы­ли очень вы­со­кие: они долж­ны бы­ли вла­деть глу­бо­ки­ми зна­ни­я­ми ос­нов хри­сти­ан­ско­го ве­ро­уче­ния, сво­бод­но го­во­рить на ино­род­че­ском язы­ке, быть зна­ко­мы­ми с ме­ди­ци­ной, пе­да­го­ги­кой, раз­би­рать­ся в есте­ствен­ных и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных на­у­ках. Для под­го­тов­ки та­ких спе­ци­а­ли­стов су­ще­ство­ва­ли со­от­вет­ству­ю­щие учеб­ные за­ве­де­ния, та­кие, как Санкт-Пе­тер­бург­ская, Ки­ев­ская, Ка­зан­ская ду­хов­ные ака­де­мии; Ир­кут­ская, То­боль­ская цер­ков­но-учи­тель­ские се­ми­на­рии и дру­гие.Ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий был на­зна­чен в Бий­ский округ, на­се­лен­ный языч­ни­ка­ми те­ле­ута­ми. 3 ав­гу­ста 1830 г. прео­свя­щен­ный Ев­ге­ний от­слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в То­боль­ском Со­бо­ре пе­ред от­прав­ле­ни­ем мис­си­о­не­ра к ме­сту его тру­дов. По­лу­чив по­ход­ную цер­ковь, 990 руб­лей ас­сиг­на­ци­я­ми на про­езд и со­дер­жа­ние, с дву­мя се­ми­на­ри­ста­ми о. Ма­ка­рий от­пра­вил­ся из То­боль­ска в Бийск, где оста­но­вил­ся в до­ме бий­ско­го свя­щен­ни­ка о. Пет­ра Син­ки­на. До при­бы­тия пре­по­доб­но­го на Ал­тай при­ход­ски­ми свя­щен­ни­ка­ми бы­ло кре­ще­но не бо­лее 300 языч­ни­ков, по­это­му по­чти все жи­те­ли Бий­ско­го и Куз­нец­ко­го окру­гов бы­ли языч­ни­ка­ми.Вот как опи­сы­ва­ет ос­но­ва­ние Ал­тай­ской Ду­хов­ной Мис­сии про­то­и­е­рей Ва­си­лий Вер­биц­кий, один из са­мых за­ме­ча­тель­ных про­дол­жа­те­лей апо­столь­ско­го слу­же­ния пре­по­доб­но­го Ма­ка­рия на Ал­тае: "Пер­вый вы­езд о. Ма­ка­рия из Бий­ска был 4 сен­тяб­ря 1830 г. в улуз Ула­лу, во 100 верст к юго-за­па­ду от Бий­ска, меж­ду гор Ал­тай­ских, ку­да он при­был 6 чис­ла, по при­гла­ше­нию од­но­го кре­щено­го ино­род­ца, ула­лин­ско­го жи­те­ля, и кре­стил здесь жи­ву­ще­го у него, ино­род­ца, ко­че­во­го та­та­ри­на Елес­ку, 17 лет, ко­то­рый на­звал во Свя­том Кре­ще­нии Иоан­ном. Об­ра­ще­ние се­го пер­вен­ца бла­го­да­ти Бо­жи­ей, ко­ей име­нем он за­пе­чат­лен, пре­ис­пол­ни­ло прео­свя­щен­ней­ше­го Ев­ге­ния жи­вей­шею ра­до­стию. При­вет­ствуя о. Ма­ка­рия от всей ду­ши, прео­свя­щен­ней­ший мо­лил Гос­по­да, да от­верзнет и дру­гим мно­гим дверь сво­е­го ми­ло­сер­дия сло­вом и мо­лит­вою от­ца ар­хи­манд­ри­та.О. ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий по всем со­об­ра­же­ни­ям ви­дел, что Ула­ла есть са­мое удоб­ное ме­сто для учре­жде­ния ста­на мис­сии, и осо­бен­но по­то­му, что по ле­вую сто­ро­ну се­го се­ле­ния не в даль­нем рас­сто­я­нии на­хо­дит­ся об­ласть чер­не­вых та­тар, а по пра­вую – ал­тай­ских кал­мы­ков; но не мог на зи­му пе­ре­се­лить­ся сю­да, хоть и же­лал, по­то­му что не бы­ло воз­мож­но­сти иметь здесь квар­ти­ру. В то вре­мя здесь жи­ли три рус­ских пче­ло­во­да и се­мьи че­ты­ре кре­щен­ых ино­род­цев из ко­че­вых та­тар, и некре­ще­ных те­ле­утов се­мейств до пят­на­дца­ти, быв­ших то­гда в ко­че­вом со­сто­я­нии.По от­кры­тии зи­мы отец Ма­ка­рий пред­по­ла­гал от­пра­вить­ся с ис­прав­ни­ком в те се­ле­ния, в ко­то­рые та­та­ры бу­дут со­би­рать­ся для от­да­чи яса­ка. И до по­ло­ви­ны этой пер­вой зи­мы имел при­ста­ни­ще в Бий­ске. Осталь­ную часть зи­мы про­вел он с Алек­се­ем Вол­ко­вым в Сай­дып­ском ка­за­чьем фор­по­сте. Вес­ною, в мае 1831 го­да, о. Ма­ка­рий пе­ре­ехал в Ула­лу, ку­пив здесь из­бу у рус­ско­го пче­ло­во­да Аще­уло­ва. Но вско­ре, узнав, что ула­лин­цы, опа­са­ясь быть кре­ще­ны­ми, хо­тят от­ко­че­вать от­сю­да в Куз­нец­кий округ, уда­лил­ся от них, пе­ре­се­лясь в Май­му (в вось­ми вер­стах), где пред­став­ля­лось бо­лее удобств, ко­их в Ула­ле мис­сия то­гда не мог­ла иметь.Сна­ча­ла ди­кие ино­род­цы не хо­те­ли иметь сно­ше­ний с от­цом Ма­ка­ри­ем и из­бе­га­ли хри­сти­ан­ства. Но по­том при­гля­де­лись, и о. Ма­ка­рий из Май­мы на­чал зна­ко­мить­ся с ула­лин­ски­ми те­ле­ута­ми и при­об­ре­тать честь Хри­сто­вой Церк­ви из чер­но­вых та­тар и ал­тай­ских кал­мы­ков, по­се­ляя их осед­ло в Май­ме и дру­гих де­рев­нях. Меж­ду тем ула­лин­цы бо­лее и бо­лее вду­мы­ва­лись, все дей­ствия о. Ма­ка­рия, ис­пол­нен­ные люб­ви, ми­ло­сер­дия и со­стра­да­тель­но­сти к бед­ным ино­род­цам, убе­ди­ли их в том, что он – че­ло­век во­все не опас­ный, но до­стой­ный вся­ко­го ува­же­ния и люб­ви, пол­но­го до­ве­рия и по­кор­но­сти, и боль­шая часть их, бу­дучи про­ник­ну­ты мно­го­крат­но слы­ши­мым от него сло­вом ис­ти­ны, при­ня­ли Св. Кре­ще­ние (1834 г.) и пре­да­лись ему, как де­ти от­цу. То­гда о. Ма­ка­рий об­рат­но пе­ре­се­лил­ся к ним в Ула­лу; впро­чем, по вре­ме­нам жил и в Май­ме. В это вре­мя он имел два сна­ря­да по­ход­ной церк­ви, один в Ула­ле, а дру­гой в Май­ме; и, упо­треб­ляя один св. ан­ти­минс, дан­ный для церк­ви Все­ми­ло­сти­вей­ше­го Спа­са, от­прав­лял бо­го­слу­же­ния по­пе­ре­мен­но в обо­их ста­нах до при­бы­тия к нему со­труд­ни­ков (в 1836 г.) и по­лу­че­ния вто­ро­го св. слу­жи­те­ля для церк­ви в честь Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри (в 1840 г.). Вско­ре кре­сти­лись и осталь­ные ула­лин­цы (1835 и 1836 гг.), а по­том воз­вра­ти­лись и те, ко­то­рые сна­ча­ла, убо­яв­шись быть кре­ще­ны­ми, от­ко­че­ва­ли от­сю­да и так­же при­ня­ли Св. Кре­ще­ние. С то­го вре­ме­ни, имея глав­ное ме­сто­пре­бы­ва­ние в Ула­ле, о. Ма­ка­рий по­се­щал от­сю­да ко­че­вых та­тар и кал­мы­ков и те­ле­утов Куз­нец­ко­го окру­га в про­дол­же­нии 13 лет и 8 ме­ся­цев. Все­го пре­по­доб­ный окре­стил око­ло 700 взрос­лых и столь­ко же де­тей".Уди­ви­тель­но, как стра­да­ю­щий те­лес­ны­ми неду­га­ми отец Ма­ка­рий пе­ре­но­сил дли­тель­ные пе­ре­хо­ды и пе­ре­пра­вы через гор­ные ре­ки, как он пе­ре­но­сил ли­ше­ния стран­ни­че­ской жиз­ни, ис­пол­няя свой пас­тыр­ский долг: огла­шая, кре­стя, на­ве­щая ду­хов­ных чад. В это вре­мя он на­чи­на­ет ду­мать об обу­че­нии гра­мо­те ко­рен­ных на­ро­дов. Ведь ина­че они не мог­ли вник­нуть в смысл его про­по­ве­дей, участ­во­вать в бо­го­слу­же­ни­ях. Так бы­ла на­ча­та огром­ная ис­сле­до­ва­тель­ская ра­бо­та по со­зда­нию ал­тай­ской пись­мен­но­сти и сло­ва­ря (бук­ва­ря) от­дель­ных фраз и слов объ­е­мом в 3000 слов. Ос­но­вой этой пись­мен­но­сти был рус­ский ал­фа­вит. Гра­мо­те и пись­му ал­тай­цы обу­ча­лись в мис­си­о­нер­ской шко­ле в се­ле Ула­ла при глав­ном стане мис­сии.Пер­вый пе­ри­од мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти о. Ма­ка­рия был са­мым труд­ным, несмот­ря на это, бы­ли до­стиг­ну­ты и неко­то­рые по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты: об­ра­ще­но, хо­тя и неболь­шое, ко­ли­че­ство языч­ни­ков в пра­во­сла­вие, со­зда­ны пер­вые по­се­ле­ния но­во­кре­ще­ных ино­род­цев, от­кры­ты пер­вые мис­си­о­нер­ские шко­лы. Отец Ма­ка­рий по­ни­мал, что в пер­вые го­ды жиз­ни но­во­кре­ще­ные нуж­да­ют­ся во все­сто­рон­ней по­мо­щи и не мо­гут быть предо­став­ле­ны са­мим се­бе. Эту идею он впер­вые и стал про­во­дить в жизнь в мис­сии.Он стро­ил для но­во­кре­ще­ных до­ма, при­об­ре­тал скот, зем­ле­дель­че­ские ору­дия тру­да, се­ме­на зер­но­вых куль­тур для по­се­ва, – сло­вом, все, что необ­хо­ди­мо бы­ло для осед­ло­го об­ра­за жиз­ни. На эти нуж­ды он рас­хо­до­вал свой ма­ги­стер­ский оклад, кро­ме то­го, пре­по­доб­ный пер­вым из си­бир­ских мис­си­о­не­ров стал при­ме­нять По­ло­же­ние Го­судар­ствен­но­го Со­ве­та от 17 июня 1836 г. «О льго­тах ино­род­цам, при­ни­ма­ю­щим Свя­тое Кре­ще­ние». Со­глас­но ему вновь окре­щен­ные осво­бож­да­лись от вся­ких по­да­тей и по­вин­но­стей, вклю­чая ясак и ре­крут­чи­ну, на три го­да по­сле Кре­ще­ния. Он так­же до­бил­ся то­го, что, на­чи­ная с 1836 г., мис­сия финан­си­ро­ва­лась учре­жде­ни­ем по хри­сти­а­ни­за­ции ко­рен­ных на­ро­дов. А сам про­дол­жал зна­ко­мить сво­их па­со­мых с ос­но­ва­ми куль­тур­но­го зем­ле­де­лия, ого­род­ни­че­ства, аг­ро­тех­ни­ки, для че­го вы­пи­сы­вал из Санкт-Пе­тер­бур­га зем­ле­дель­че­ские жур­на­лы, се­ме­на ово­щей, ле­кар­ствен­ных трав, кни­ги об ов­це­вод­стве и зем­ле­дель­че­ской хи­мии.При Ула­лин­ском стане учре­жде­на жен­ская об­щи­на, впо­след­ствии пре­об­ра­зо­вав­ша­я­ся в жен­ский мо­на­стырь.Та­ким об­ра­зом, за го­ды слу­же­ния на Ал­тае – со дня ос­но­ва­ния Ал­тай­ской Ду­хов­ной Мис­сии по 4 июля 1844 г. – бы­ли за­ло­же­ны ос­но­вы де­я­тель­но­сти мис­сии на полсто­ле­тия впе­ред.В 1844 г. ар­хи­манд­рит Ма­ка­рий был уво­лен из мис­сии и опре­де­лен на­сто­я­те­лем Бол­хов­ско­го Тро­иц­ко­го Оп­ти­на мо­на­сты­ря, ку­да и от­был 4 июля. Скон­чал­ся пре­по­доб­ный 18 мая (по ст. сти­лю) 1847 го­да в Бол­хов­ском мо­на­сты­ре. Был по­хо­ро­нен в мо­на­стыр­ском со­бор­ном хра­ме по пра­вую сто­ро­ну ал­та­ря. На ме­сте его по­гре­бе­ния бы­ли уста­нов­ле­ны два при­де­ла — Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и Вос­кре­се­ния Пра­вед­но­го Ла­за­ря.В 1983 го­ду пре­по­доб­ный Ма­ка­рий при­чис­лен к ли­ку свя­тых, и его имя вне­се­но в Со­бор Си­бир­ских свя­тых.

Молитвы

Тропарь преподобному Макарию (Глухареву) Алтайскому и Болховскому глас 4

Христовою любовию подвизаемь, благовестити веру истинную пришел еси народом Алтайским, преподобне, отче наш Макарие, словом и житием тех наставляя, привел еси многих ко спасению,/ егоже сподоби и нас молитвами твоими.

Кондак преподобному Макарию (Глухареву) Алтайскому и Болховскому глас 3

Языческаго зловерия избегше, проповедию твоею Творца светов познахом. Ему же в Троице покланяющеся,/ молим тя, равноапостольне Макарие, сохраняй чада твоя в истинней вере Христовой предстательством твоим пред Богом.

Почитание святого в Троицком Рождества Богородицы Оптином женском монастыре

Самым известным настоятелем Троицкого Оптина монастыря в XIX веке был любимый ученик святителя Филарета Московского, переводчик священных ветхозаветных книг, воспитанник Глинской пустыни, просветитель и миссионер Алтая, архимандрит Макарий ( Глухарев), почивший в обители 18/31 мая 1847 г. и погребенный в склепе под сводами Троицкого собора; ныне причисленный к лику святых Божиих.