Настоятельницы ставропигиальных монастырей приняли участие в вечере памяти Патриарха Алексия II в МДА

6 декабря в Большом зале Московской духовной академии прошел вечер памяти, посвященный 10-летию со дня преставления Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. 

Ректор Московских духовных школ архиепископ Верейский Амвросий и гости Академии поделились своими воспоминаниями о приснопамятном Патриархе Алексии II.

Открыл мероприятие владыка Амвросий.

Во встрече приняли участие настоятельницы ставропигиальных монастырей.

Настоятельница Кресто-Воздвиженского Иерусалимского ставропигиального женского монастыря игумения Екатерина (Чайникова), в прошлом – комендант Московской Патриархии, поделилась своими воспоминаниями о Святейшем, его заботе и архипастырском попечении.

Многочисленные улыбки вызвал у слушателей рассказ матушки Екатерины о том, как она вместе с другими сестрами Пюхтицкой обители попала в Патриархию прямо со скотного двора. Юные монахини не всегда знали, как себя вести, и с ними случались смешные нелепые ситуации. Например, однажды они трапезничали со Святейшим. В тот день на столе было вино. Патриарх произнес тост и поднял бокал. Все тоже подняли бокалы и по примеру Святейшего пригубили вино. Только одна сестра залпом выпила весь бокал. Потом она от стыда спрятала бокал и не знала, что делать дальше. Святейший заметил это и сказал: «Если у кого-то уже освободилось, мы еще нальем». Матушка призналась: «Мы думали, что что-то из себя представляем. А ведь мне было только 23 года! Теперь спустя десятилетия я вижу, что  лишь мудрое терпение Святейшего позволяло нам быть рядом с ним».

Сильнейшее впечатление на зал произвел  рассказ о том, как Святейший Патриарх просил у матушки Екатерины прощения. Она тогда уже несла послушание коменданта Патриархии. В городе случилась авария, и вверенную ей территорию затопило горячей водой. Патриарх был в отъезде и, не вникая в ситуацию, незаслуженно поругал матушку Екатерину по телефону. «Конечно, мне было очень обидно. Когда Патриарх вернулся, меня позвали в его кабинет. Я прихожу, и Святейший Патриарх мне говорит: “Прости меня, я был не прав”. А мое сердце – ледяное. Я говорю ему: “Ну почему Вы были не правы? Вы руководитель, Вы поступили так, как считаете нужным”. И он мне второй раз говорит: “Прости меня, я был не прав”. Но меня снова не трогают его слова. Я говорю: “Конечно, Ваше Святейшество, я прощаю Вас”. И он обращается ко мне в третий раз, как трижды обращался Господь к апостолу Петру, говоря: “Симоне Ионин, любиши ли Мя?” Святейший Патриарх говорит мне: “Прости меня!” И добавляет такую фразу: “В твоих глазах нет прощения”. А после… встает на колени. Тут упала на колени и я. Естественно, я разрыдалась. Он меня по-отечески обнял, успокоил и растопил лед в моем сердце! Вы знаете, я думала, что только в каких-то древних патериках можно было такое прочесть. Но когда это происходит с тобой, это изменяет тебя полностью!

Вспоминая этот случай, я всегда плачу. Это был момент, когда Патриарх, руководитель Церкви, спас одну единственную душу, которая что-то о себе возомнила и пошла совершенно неправильным путем. Наверное, с того самого момента и появилась какая-то такая искренняя дочерняя доверчивость этому святому человеку».

В качестве наставления будущей игумении Святейший Патриарх говорил: «Никогда не говори с людьми в утвердительной форме. Мы можем только предложить, а выбор они должны сделать сами». «Он всегда так делал сам», – добавила матушка.

Игумения Екатерина зачитала несколько личных писем будущего Патриарха времен его студенчества в Ленинградской академии. В своих письмах Алексей делился с родителями своими учебными успехами, грустью о том, что любимые преподаватели болеют, зато самый строгий «здоров как бык» . Эти письма, пронизанные тоской по дому и радостью учебных открытий, вызвали бурные обсуждения у студентов Московской духовной академии, потому что оказались очень близкими их жизни.

Затем своими воспоминаниями о Святейшем поделилась игумения Иулиания (Каледа), заместитель председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству, настоятельница Зачатьевского ставропигиального женского монастыря. «Десять лет прошло. Но, действительно, Святейший Патриарх жив, и мы всё время ощущаем его отеческое попечение, его отеческую любовь и его молитвы пред Престолом Божиим за всех нас. Восемнадцать лет мы имели возможность греться в лучах его любви и получать наставления из его уст».

Матушка Иулиания рассказала собравшимся о том, как узнала, что ее иноческий постриг будет совершать Патриарх. «Мне позвонили и сказали заготовить большой Агнец, потому что, возможно, на мой постриг приедет Патриарх. А еще сказали, что он ждет меня у себя на приеме. Я, честно сказать, испугалась и огорчилась. Мне казалось, что иноческий постриг – это что-то сокровенное, где почти никого не должно быть. А на Патриарших службах всегда многолюдно. Стала думать, что я буду говорить и что он у меня будет спрашивать. Сначала я по своей наивности взяла “Лествицу“, решила всё выучить и запомнить, чтобы прийти к Святейшему Патриарху и иметь ответы на все вопросы. Но потом поняла, что это бессмысленно. Если Господу будет угодно, меня постригут. Когда я пришла к Святейшему, я дрожала как осиновый лист. Но он сразу, как он всегда это делал, вышел из-за стола, пошел ко мне навстречу и сказал: “Будущая матушка идет. Вы проходите сюда, садитесь”. И говорит: “Ну что, вы готовы к постригу?” Я говорю: “Нет, Ваше Святейшество, не готова. И чем ближе к постригу, тем я больше понимаю, что не готова”. “Ну, тогда хорошо. Давайте мы с вами обсудим, как будет проходить постриг, что там надо петь”, – сказал Патриарх. Потом стал спрашивать, сколько сестер, как мы живем. И в тот момент я почувствовала, что передо мной сидит отец, который меня, такую никчемную и маленькую, вдруг решил сам постричь… Когда он приехал на постриг, он с такой любовью, с таким сопереживанием смотрел на меня, что я не чувствовала внешнего страха – только трепет перед Господом. Даже когда у меня от волнения тряслись руки, он так спокойненько начинал застегивать все пуговки и говорил: “Вы не волнуйтесь, не волнуйтесь. Всё хорошо!” Святейший всегда и во всем нас подбадривал».

Патриарх Алексий никогда не оставлял попечения о монастырях и монашествующих. Матушка Иулиания припомнила случай, когда Святейший Патриарх, рассматривая прошение одной из настоятельниц монастыря, позвонил ей в половине двенадцатого ночи, чтобы уточнить, все ли нужды монастыря она изложила в своем прошении: «Матушка, Вы же забыли написать, что у вас и крыша не сделана, и то-то нужно...» .

«Патриарх был такой отец, которому можно всё сказать. Я ему как-то в шутку сказала, что мои сестры любят мороженое. Можно им дать это мороженое и больше ничего не давать. На следующий день – звонок в дверь. На пороге стояла одна из сестер из Патриархии и держала в руках сумку с мороженым. И сказала, что Святейший передал мороженое, чтобы хоть немного сестер утешить и поддержать. Я тогда чуть не расплакалась.  Я подумала, что как же Господь через Святейшего нас любит. Святейший как любящий отец о нас заботится, что даже передал нам мороженое, без которого мы могли бы обойтись», – вспоминала игумения Иулиания.

Помимо воспоминаний, на вечере был показан фильм о Святейшем, в который вошла и запись одного из последних его интервью.

Камерный состав хора МДА под управлением чтеца Серафима Мороза исполнил особо близкие Алексию II песнопения: сочинение протоиерея Иоанна Соломина на слова апостола Павла «Кто ны разлучит от любве Божия» и гимн Валааму, с которым у Святейшего были связаны детские воспоминания.

Воспитанницы Регентской школы при МДА под управлением Ксении Тарелкиной исполнили песню на слова Патриарха Пимена «Есть в далекой земле небольшой монастырь…». Эта песня напоминала Святейшему о его родине – Эстонии и Свято-Успенском Пюхтицком ставропигиальном женском монастыре.

В заключение хор исполнил тропарь Воскресения «Христос воскресе» и «Вечную память» приснопоминаемому Святейшему Патриарху Алексию II.

По окончании вечера памяти гости имели возможность посетить выставку в фойе Большого зала МДА, посвященную Святейшему Патриарху Алексию II. В качестве экспонатов были представлены личные вещи Патриарха, его письма разным лицам, памятные медали, а также памятные вещи из личного собрания архиепископа Верейского Амвросия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ