В Москве состоялось представление книги «Мать Мария (Скобцова). Святая наших дней»

24 ноября 2015 года  в большом конференц-зале Дома Русского Зарубежья им. А. Солженицына состоялась презентация книги Ксении Кривошеиной «Мать Мария (Скобцова). Святая наших дней».

Данное мероприятие стало свидетельством растущего интереса как к самой книге, так и к личности монахини Марии (Скобцовой). Выступавший на нем представитель крупнейшего российского издательства ЭКСМО Андрей Богословский сказал, что XX век может научить нас многому: прежде всего своей трагической историей и тем огромным переломом, что произошел в христианском сознании после известных миру событий. Он назвал книги серии «Религия. Великие люди  XX века», в которую вошел и новый значимый труд о матери Марии, посланием XXI веку – напоминанием о том, что должно стать сегодня  нашим ориентиром. Не слова и идеи, пусть даже самые хорошие, а истинное свидетельство любви к миру, подтвержденное самой жизнью, подвигом жертвенности.

Такой подвиг – любви и жертвенности – совершила мать Мария (Скобцова). Приехавшая из Парижа на презентацию своей книги известный русско-французский публицист, художник Ксения Кривошеина назвала ее фигурой сложной, типично «российско-европейской».

Лиза Пиленко родилась в конце XIX века в аристократической семье, глава которой  был левых взглядов. И дочь унаследовала бунтарский характер отца, вошла в партию эсеров – партию социалистов-революционеров. Затем в эмиграции она написала повесть-хронику «Равнина русская» – воспоминания о том, что пережила во время кровавой революции, гражданской войны, ужасы которых отрезвили не только ее, но и многих  русских интеллигентов, жаждавших перемен. До принятия монашеского сана она прошла тернистый путь – действительно «горний и долгий». Господь уврачевал язвы прошлого, и, как египетская блудница, она пала ниц и обнажила перед Богом всю свою душу – «обнищала до конца». По словам Ксении Кривошеиной, и в своих статьях, предшествующих созданию этого объемного 600-страничного труда (который ей два года назад предложило сделать издательство ЭКСМО), и в самой книге она старалась показать, что монашество матери Марии не было сиюминутным порывом – оно было выстраданным. И очень осознанно был выбран ею путь деятельной христианской любви. Мать Мария основала благотворительное и культурно-просветительское общество «Православное дело», открыла несколько приютов для обездоленных в Париже. Она  помогала тем, кому негде жить и некуда пойти, кто никому не нужен. Во время войны православная монахиня – участница французского Сопротивления – укрывала бежавших военнопленных, евреев. И так, страдая вместе со страдающими, утешая и радуясь, жила до самого конца, который настал в концлагере Равенсбрюк, где ее ждала газовая камера.

Дополнил рассказ своей жены Никита Кривошеин – русский переводчик и писатель, общественный и политический деятель русской эмиграции, который в детстве видел мать Марию, и ее образ навсегда остался в его памяти ярким, живым, впечатляющим. Во время оккупации Франции отец Никиты Игорь Александрович тоже активно участвовал во французском Сопротивлении. И вот Никита со своей мамой  дважды ездил к монахине в 15-й округ Парижа, в ее келию. «Эта удивительная сила духа, исходящая от человека, произвела на меня, восьми- или девятилетнего мальчика,  неизгладимое впечатление», – сказал Никита Игоревич, добавив, что Муниципальный совет 15-го округа Парижа и Совет Парижа единодушно проголосовали за то, чтобы назвать одну из новых улиц округа именем Марии (Скобцовой) (матери Марии).

В 2004 году монахиня Мария (Скобцова) была канонизирована Константинопольским Патриархатом как преподобномученица. Но ее личность по-прежнему вызывает дискуссии в России. Ксения Кривошеина, создавшая сайт http://mere-marie.com/, посвященный матери Марии, дала на нем комментарий московского пастыря – ректора Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерея Владимира Воробьева, члена Синодальной комиссии по канонизации святых. Там говорится: «Святые, канонизированные в одной Поместной Православной Церкви, являются святыми всей Церкви. Поэтому пока у нас есть единство с Вселенским Патриархатом, пока между нашими Церквами есть Евхаристическое общение, святые, канонизированные Вселенским Патриархатом, являются и нашими святыми. Пока святой не канонизирован, могли быть сомнения, но после канонизации сомнения должны быть отложены в сторону... Канонизация святого – это деяние церковного соборного разума, и мы не можем ставить под сомнение благодатную силу этого деяния. Это принцип нашего церковного единства. Так что не следует говорить: мать Мария там канонизирована, а у нас не канонизирована. Если были сомнения, можно сказать по-другому: мы сомневались в возможности канонизации, но теперь мы должны ее признать». В конце комментария читаем: «Не на словах, не по видимости, а по сердцу своему она стала христианкой, и Господь прославил ее мученической кончиной». 

Многие из участников этого вечера своими рассказами подтвердили тот факт, что сегодня в России к матери Марии приходит поистине народное почитание. Потому-то в серьезной монографии Ксении Кривошеиной «Мать Мария (Скобцова). Святая наших дней» они увидели кирпичик, который важен для процесса рассмотрения вопроса о канонизации героической монахини Русской Православной Церковью.

На вечере также было объявлено, что экспозиция, посвященная матери Марии, займет достойное место в будущем музее Дома Русского Зарубежья. Здание музея только начинает строиться, но Ксения и Никита Кривошеины уже сегодня принимают активное участие в формировании большого «московского архива» матери Марии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ