«Он противостоял порожденному властями расколу»

Патриарх Кирилл

4 декабря 2018 года, в праздник Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и 101-ю годовщину со дня интронизации святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил молебен в Большом соборе Донского ставропигиального мужского монастыря г. Москвы, где покоятся честные мощи святителя. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к верующим с Первосвятительским словом. 

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Досточтимые отцы, дорогие братья и сестры!

В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, отслужив Божественную литургию в Московском Кремле, мы всякий раз устремляемся сюда, в Донской монастырь, к гробнице святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Потому что это день особой памяти о святителе, который взошел на Патриарший престол в тяжелейшую годину нашей национальной истории.

Весь мир словно обрушился в то время. Все законы были попраны и вычеркнуты из человеческой жизни, все традиции попытались искоренить и с нового листа построить новый мир, который казался прекрасным тем, кто разрушал мир старый. Это было действительно некое безумие, но люди отдавали все силы разума, воли, чувств этой мечте, не понимая, что невозможно, разрушив до основания все, что было до тебя, построить новый мир. Что это будет за новый мир, который не знает прошлого, не знает истории, не знает традиции, не знает всего того, чем питалась душа народа? И мы знаем, что страшный эксперимент, который был поставлен над нашей страной, над нашим народом, только по милости Божией не привел к окончательному разрушению Руси и к исчезновению нашего народа. Впрочем, никто ни о Руси, ни о народе и не думал — думали лишь о гигантском интернациональном объединении людей, принадлежащих к одному классу, и на этом объединении пытались построить новый, справедливый и счастливый мир.

Сейчас мы можем говорить обо всем этом открыто, спокойно, анализируя ошибки тех самых мечтателей, которые разрушили историческую Россию. Но Патриарх Тихон не мог говорить так же спокойно, он не мог говорить так, как мы сегодня говорим, потому что он был внутри этого водоворота истории, этой страшной воронки, которая засасывала в себя все живое и все разрушала в своем безумном движении.

Патриарх Тихон был в глубине этой бездны. У него не было сил для сопротивления, его окружали только люди верующие, которые были лишены власти и любых возможностей повлиять на политический процесс в стране. Но они оставались со Святейшим Тихоном, который пребывал здесь, в Донской обители, и тысячи и тысячи людей приходили, чтобы обратить свое сердце, свои мысли и свои руки под благословение к находившемуся здесь под домашним арестом Первосвятителю.

Трудно себе представить, что переживал Патриарх Тихон — человек просвещенный, укорененный в нашей церковной, национальной традиции, человек высокой культуры и прекрасных знаний, потому что именно такие знания давали дореволюционные высшие духовные учебные заведения. Что переживал он, как воспринимал эту страшную картину вокруг себя? Конечно, всего понять мы не можем, но попытаемся хотя бы представить себе, насколько велик был подвиг Первосвятителя. Он оставался верным своей Церкви, своему народу, своей присяге. Он не поддался ни на какие посулы, ни на какие угрозы. Он противостоял порожденному властями расколу и, не вступая в прямой конфликт с властью, — потому что это вне традиции русского Православия, — через взаимодействие с властью пытался, насколько только возможно, защитить Церковь и защитить свою паству.

Святитель скончался в больнице. До сих пор неизвестно, была ли эта смерть естественной или насильственной, — один только Бог знает. Но мы понимаем: даже если это была естественная смерть, то ей предшествовало горячее, искреннее исповедание веры не на словах, а на деле; подлинный жизненный подвиг. Поэтому мы вспоминаем святителя Тихона как Первосвятителя земли нашей и как исповедника веры православной.

Его молитвами да хранит Господь Церковь нашу, и сегодня терзаемую многими противоречиями и привнесением очень опасных стихий мира сего! Особенно мы молимся сегодня об Украине, о нашем народе, который подвергается там дискриминации. Мы просим Господа остановить руку гонителей, с тем чтобы они не повторили страшных ошибок, которые совершили гонители времен Патриарха Тихона. И мы знаем, где сейчас гонители тех времен — где-то на задворках истории, я бы даже сказал совсем жестко: на помойке истории. Пусть задумаются те, кто поднимает руку на Православную Церковь нашу на Украине. Нельзя повторять ошибки тех, кто совершил преступление против Церкви. Бог поругаем не бывает. Церковь не поднимает народные волнения, не призывает к политическим выступлениям, но Церковь молится, и ее молитва достигает престола Божия — как во времена Патриарха Тихона, так, верим, и в наше время.

Поэтому сегодня наше молитвенное воздыхание к святителю Тихону соединяется с горячей просьбой о его заступничестве за Церковь нашу пред лицом Божиим, за всех тех, кто в России, на Украине, в других местах составляет единое тело Русской Православной Церкви, недавно отпраздновавшей 1030-летие своего исторического бытия. И верим, что эти молитвы сильнее человеческой воли, особенно злой. Его молитвами да хранит Господь Церковь нашу в единстве, в духовной силе, а в народе нашем да хранит крепко веру православную. Аминь.