Почему молчат прокаженные?

Игумен Тихон (Борисов)

Почему молчат прокаженные? Почему с их уст, как с прекрасных садовых клумб, не срываются цветы благодарности? Почему их сердца окаменели равнодушием к чуду? Как получилось, что их жизненный маршрут проложился мимо Того, Кто совершил их исцеление? И где гарантия, что за неблагодарность болезнь не возвратится вновь?

Если ты – прокаженный, значит, ты не можешь близко подходить к людям. Одежда твоя должна быть разодрана, чтобы была видна проказа. Ты должен громко кричать: «Нечист! Нечист!», чтобы кто-то случайно не подошел к тебе. А ночью бубенчики на твоей одежде предупреждают всех – ты рядом. Ты рядом – как болезнь, как чудовище. Ты рядом – как смерть!

Так было во времена Спасителя по закону пророка Моисея. Прокаженный считался живым мертвецом, изгоем, маргиналом, осколком человека. Одежда его – гной! Перспектива одна – смерть! «Он должен жить отдельно, вне стана жилище его», – указывала книга Левит.

Проказа – это болезнь, современное название которой – лепра, хроническое инфекционное заболевание. В 90-е годы прошлого века число больных проказой снизилось с 10 млн. до 2 млн. человек. В 2012 году в мире лепрой болело 180 тыс. человек. Из них – около 500 человек в России. Болезнь более всего распространена в Индии, Бразилии, Бирме, в Восточной Африке.

И какая же радость должна быть у человека, какое сердечное ликование, какая вдохновенная благодарность, если случится чудо и Господь исцелит его от этой напасти? Но происходит странное: из десяти приходит поблагодарить за исцеление только один. «Иисус рече: не десять ли очистишася? да девять где? Како не обретошася возвращшеся дати славу Богу, токмо иноплеменник сей?»

Святой евангелист Лука даже с какой-то горечью, неким разочарованием, досадой говорит: «и это был Самарянин», то есть еретик и сектант. Самаряне – это классическая секта внутри иудаизма. Они молились на горе Гаризим, вдали от Иерусалима, имели свое священство и свой искаженный текст Пятикнижия. Девять правоверных получили здоровье физическое, но здоровье духовное их осталось неисцеленным. Они не посчитали нужным поблагодарить Бога, и поэтому духовно остались прокаженными!

Почему же произошла эта страшная трагедия равнодушия, чёрствости, какого-то невиданного окаменения сердца? Почему они не пали ниц к ногам Врача душ и телес, как это сделал самарянин? Почему молчат прокаженные? Гордость, самодостаточность, эгоизм, потребительское отношение даже к явному чуду – вот причины этой проказы неблагодарения.

Плохо тебе? Прижало жизнью, как каменной плитой? Все отвернулись? Работу потерял? Онкология постучалась в дверь? И ты кричишь: «Иисус, наставник! Помилуй мя!» Пришел в храм, поставил свою ритуальную свечку, что-то пошептал, глядишь, все потихоньку налаживается: и жена вернулась в семью, и дети выздоровели, и на работе всё устроилось, и долги тебе простили... Ну и ладно. Так и должно быть. И воспринимает человек случившееся – как само собой разумеющееся. И уходит в свою непроглядную ночь неблагодарения!

А бывает и так, что человек говорит: «А вообще, за что мне благодарить Бога? Что особенного Он сделал для меня?» А ты забыл ту страшную аварию много лет назад, когда трупы вырезали автогеном, а ты отделался легким испугом? А помнишь, врачи тебе поставили неизлечимый диагноз и сказали, что жить тебе осталось около года, и вот ты живешь уже много лет, и болезнь не возвращается? И сколько еще было таких случаев, исцелений, больших и маленьких чудес, «ихже вемы и ихже не вемы, явленных и неявленных благодеяний бывших на нас», как говорится в одной из священнических литургийных молитв.

Чувство благодарения, которое должно быть в каждом из нас – это очень важное, творческое, вдохновенное чувство. «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За всё благодарите», – восклицает апостол Павел. А что значит: за всё? За этот прекрасный удивительный мир, созданный Господом! За то, что каждого из нас Он призвал из небытия – в поток бытия, жизни, спасения! За тех удивительных, интересных людей, которые окружают нас! За наших детей, за стариков, за мир, небо и солнце!

Святитель Николай Сербский говорит, что «благодарность человеческая не сделает Бога ни более великим, ни более могущественным, ни более славным, ни более богатым, ни более живым; но она сделает более великими, могущественными, славными, богатыми и живыми самих людей. Благодарность человеческая ничего не прибавит к миру и блаженству Бога, но она прибавит мира и блаженства самим людям. И благодарность Богу нисколько не изменит существования и бытия Божия, но изменит существование и бытие благодарящего!»

И мы видим сейчас, как уходит из сердец людских благодарение Творцу. Неблагодарность – это трагедия, беда и несчастье! Владыко Амфилохий, современный сербский богослов, говорит, что мы заражены свинской психологией. Он говорит, что мы похожи на свиней, которые, наевшись, валяются в грязи и не способны поблагодарить хозяина, который приготовил пищу.

И если человечество будет дальше и дальше терять чувство благодарения, то весь мир очень скоро превратится в огромный гноящийся лепрозорий. А Церковь учит нас жить в пространстве благодарения Бога, учит жить евхаристично. На Литургии мы все вместе восклицаем: «Благодарим  Господа!» Какое величайшее благодарение должно быть у христиан за Таинство Причащения. «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем».

Великомученице Варваре молятся о том, чтобы перед смертью не остаться без напутствия Святых Христовых Тайн. Порой бывают страшные случаи. Преподобный Варсонофий Оптинский в одной из своих бесед рассказывал о подобном случае. Он произошел со священником из Петербурга. Батюшку вызвали на дом для причастия больного. К нему вышел пожилой, на вид совершенно здоровый, человек и рассказал, что он не был на исповеди и Причастии 20 лет и вдруг он услышал какой-то внутренний голос: «Ты сегодня умрешь!» Человек испугался и позвал священника. Исповедь была страшной. «Душа его, – вспоминал батюшка, – как проказой, была покрыта всевозможнейшими грехами». После разрешительной молитвы у больного внезапно так сжимаются зубы, что причаститься было невозможно. Тогда человек берет клещи и пытается ими разжать рот, но, увы... «Так и умер, не приняв Святых Таин, – рассказывал священник, – грехи ему прощены, но отчего Господь не сподобил его причащения – неисповедимая тайна Божия».

Преподобный Зосима Верховский напоминает, что тем, кто собрался и соединился жить вместе ради Бога, т.е. монашествующим, нужно иметь всё общее и не говорить: это твоё, это моё. «Паче же подобает тщатися, – говорит святой, – дабы не токмо вещественное имущество, но даже спасение и грехи почитались общими, через то, прилежа друг ко другу истинною любовию, якоже о своем, тако и о братнем исправлении и успеянии вседушно будут пещися».

То есть Церковь – это единая кровеносная система. Все мы взаимосвязаны. Добродетели одного ложатся в общую копилку, и наоборот, чьи-то грехи мы должны нести вместе, помогая друг другу. «Посему, страдает ли один член, – говорит апостол Павел, – страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены». Церковь – это пространство преодоления одиночества. Отшельник один, но не одинок. Он вместе с Богом и вместе со всем миром. А житель современного многомиллионного мегаполиса может страдать от тоски и жуткого одиночества. Одиночество и безысходность – смерть прежде смерти. А в Церкви мы все вместе!

Одна женщина, посетив монастырь св. Иоанна Предтечи в Эссексе, очень хотела сфотографировать старца Софрония и спросила его благословения. Старец быстро согласился и сказал: «Конечно, идите сюда все, и мы вместе сфотографируемся». Женщина возразила: «Нет, отче, я хочу, чтобы вы стояли один». Тогда старец покачал головой и ответил: «Один – только диавол. Я не могу быть один!»

Мы видим, как диавол хочет разделить мир. Хочет внести раздор между народами. Хочет, чтобы люди забыли Небо, забыли Христа, разучились благодарить своего Творца. И противостояние, которое сейчас буквально висит в воздухе, – это не только противостояние экономики и политики. Это – противостояние мировоззрений. «Россия для того только и живет, – говорил Достоевский, – чтобы хранить христианство!» Через вселенский безбожный хохот так называемого цивилизованного общества слышны шаги нашей русской трагической мудрой грусти! И те, кто пытаются поставить Россию на колени, не понимают, что она уже на коленях. Перед Богом!

Один четырехлетний мальчик по имени Даниил придумал сказку: «Росло дерево с чудесным дуплом. Там было чудо в дупле – муравьи. Влетела Сова в то дупло и одних муравьев съела, а других – распугала. И стала Сова жить в том дупле. И вдруг она услышала: стучит кто-то. Выглянула из дупла – нет никого. Все равно кто-то стучит... Выглянула за березку – никого нет. А это стучало её сердце! Потому что Сова была злая, а сердце было доброе. Оно стучало и говорило: «Отпусти муравьев! Отпусти муравьев!»

Надо, чтобы наше сердце было доброе, и чтобы оно стучало любовью и благодарением! Благодарением за что? За цветы у входа в наш дом. За глаза и улыбки стариков и детей. За мирное небо над головой. За то, что Господь дал нам веру. За спасение нашей души. За наше исцеление от проказы!

Ведь, если душа наша не научится благодарить, то она так и останется покрытой лепрой и гноем. И бубенчики на нашем сердце будут предупреждать об этом. А нам нужно вернуться. Пасть ниц к ногам Христа. И услышать благословенное: «Встань, иди. Вера твоя спасла тебя!»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Митрополит Антоний Сурожский
Игумен Кронид (Карев)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Игумен Тихон (Борисов)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Митрополит Антоний Сурожский
Игумен Кронид (Карев)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)
Игумен Тихон (Борисов)
Архимандрит Алексий (Поликарпов)