«Жить по примеру отцов»

Митрополит Липецкий и Задонский Никон

Ваше Высокопреосвященство, сердечно благодарим Вас за то, что согласились ответить на вопросы портала «Монастырский вестник» Синодального отдела по монастырям и монашеству.

Вы прошли большой и сложный путь, став монахом еще в советские годы, окормлялись у духоносных старцев, были свидетелем возрождения духовной жизни на постсоветском пространстве. Расскажите, пожалуйста, какими запомнились Вам монахи того времени, у которых Вы сами учились монашеству?

Первой моей наставницей была схимонахиня Антония (Овечкина). Физически немощная, матушка была настоящим гигантом духа. Перед ее молитвой и жертвенной любовью отступала даже сатанинская сила. Духовно недугующие люди шли к ней за помощью нескончаемым потоком. Сидя в инвалидной колясочке, матушка возлагала Евангелие на головы страждущих, стоявших вокруг нее на коленях, и молилась о них. Она стремилась помочь каждому, не жалея себя: исцеляла, изгоняла бесов, приводила страждущих к покаянию, учила молиться, бороться с грехами и страстями. Благодаря ее молитвам и действительно евангельскому содержанию жизни многие обретали крепкую веру.

Важнейшем из событий в моей жизни стала встреча с митрополитом Зиновием (Мажугой) и схиархимандритом Виталием (Сидоренко). Они были удивительными старцами – «послушниками Христовыми» в самом глубоком понимании этих слов. Владыка Зиновий и отец Виталий шли путем жертвенной любви: несения болезней и страданий ради того, чтобы укрепить своих чад на пути послушания Богу. Для нас они стали живым примером истинного монашества.

Сегодня о них написаны книги, опубликованы воспоминания духовных чад. Владыка Зиновий прославлен в лике святых. И многие люди, не знавшие их прежде, обращаясь к ним в молитвах, получают утешение и благодатную помощь.

Владыка, а видите ли Вы сегодня в монашеской среде подвижников, которые так же любили бы Бога и, неся свои послушания, хотели бы отдать Господу все свои силы, как Ваши духовные наставники?

Такие подвижники есть. По их молитвам Отец Небесный милует нас, продляет время на покаяние. Как в Ветхом Завете Господь пощадил Израиль ради семи тысяч мужей, сохранивших верность Ему (3 Цар 19:18), так и наш мир стоит пока есть ходатаи за него.

Но есть и те, которые ведут внешне подвижническую жизнь, но не стяжали плодов духа (см. Гал 5:22). И стоит только где-то задеть их самолюбие, как все их «благодушие» тут же «испаряется». Поэтому надо очень внимательно относиться к прохождению иноческого пути, чтобы внешние подвиги и достижения способствовали очищению сердца от страстей, а не самопревозношению.

Ваше Высокопреосвященство, Вы стояли у истоков возрождения Задонского Рождество-Богородицкого мужского монастыря, прославленного трудами великого подвижника и чудотворца святителя Тихона Задонского. Несомненно, это требовало огромной как физической, так и духовной отдачи. Поделитесь, пожалуйста, в каких условиях начиналось созидание монастырской жизни?


В советское время монастырь был передан овощесушильному заводу Грязинского пищекомбината, кроме того часть зданий занимали районный больничный комплекс и женское общежитие культпросветучилища.

Когда в 1990 году обитель передали Церкви, Владыка Мефодий, митрополит Воронежский и Липецкий, благословил мне взять на себя труды по его восстановлению.

Впервые переступив порог монастыря, я увидел жуткую картину: собор был огорожен забитыми в асфальт металлическими кольями с натянутой на них панцирной сеткой. Внутри Владимирского собора – разруха. Другие монастырские храмы представляли собой еще более печальную картину.

Ограда монастыря была полностью разрушена, коммуникации сгнили, территория невероятно захламлена. Во дворе – шум, гам, сквернословие.


Для нашего жилья было отведено всего три комнаты в здании разрушенной колокольни. Мы отгородили в коридоре уголок – получилась кухня, здесь же трапезная.

В таких условиях надо было полагать начало: и строить, и служить, и общину собирать. Конечно, хотелось, чтобы монастырь стал образцовым, как прежде: многочисленная братия, полноценные службы, красивые облачения, ухоженные здания… Но важнейшей задачей было возродить духовную жизнь.

С чего Вы решили начать?

Первые годы я ждал и молился, чтобы Господь из многочисленных паломников, которые тогда потянулись в обитель, выделил и сплотил тех, кто сможет проникнуться духом любви, пример которой оставил нам и сам святитель Тихон, и наши старцы: отец Виталий и Владыка Зиновий. Было понятно, что, пока не соберутся здесь единодушные люди, готовые и душу свою положить за Христа и за наш монастырь, будет очень сложно созидать полноценную духовную жизнь.

Следуя святоотеческой традиции, мы старались помогать каждому приходящему своей любовью, примером, трудолюбием, чтобы стало понятно – на пути к Богу надо трудиться во всем: и на послушаниях, и в молитве, – без ропота, недовольства, стремясь к восприятию христианского, а потом и монашеского духа. А для этого нужно понуждать, дисциплинировать себя, свою свободу.

Полагая начало возрождению монастыря, я обо всем подробно расспрашивал отца Виталия. Мне хотелось, чтобы любые наши начинания освящались его молитвой и благословением, и все, кто ищет спасения в стенах Задонской обители, шли бы ко Христу тем святоотеческим путем, на который наставлял нас наш старец: путем благодарения Бога, милосердия, жертвенной любви, покрывающей грехи, недостатки и тяготы ближних.

С самых первых дней устроения иноческой жизни в стенах Задонской обители было заведено, что каждый из его насельников мог обратиться ко мне лично по любому вопросу практически в любое время дня и ночи.

Владыка, а как устраивалась внешняя жизнь насельников, чтобы соответствовать внутренней сути иночества?

С первыми насельниками (а их было человек восемь) мы начали собираться в храме к шести часам. Читались утренние молитвы, полунощница, акафист Владимирской иконе Божией Матери, покрову и заступлению Которой мы вручали себя. Затем все расходились на послушания, а мне приходилось ездить по разным организациям «добывать» продукты, строительные материалы и все необходимое для того, чтобы прокормить и одеть братию, положить начало строительным и реставрационным работам. По возвращении в обитель старался уделить каждому время: побеседовать, поисповедовать, пройти по всем «послушаниям», чтобы подбодрить, утешить, укрепить насельников, которые трудились не покладая рук. Стремился также быть с братией на общих послушаниях: разгрузке стройматериалов, уборке урожая и других. В недолгие минуты отдыха мы утешались пением духовных кантов на крылечке нашего небольшого жилища.


Завершался день также молитвой. После вечернего правила все подходили ко кресту, прикладывались к иконам и расходились по кельям.

…Конечно, было очень трудно поднимать монастырь из руин, заново созидать в его стенах духовную жизнь, но в то же время была и большая радость от сознания того, что Господь сподобил нас потрудиться в возрождении святыни. Воспоминания о тех днях до сих пор отзываются в сердце светлой радостью.

Можете ли отметить какое-то особо значимое событие того времени?

Особо утешительное событие произошло 26 августа 1991 года: вернулся Небесный Покровитель нашего монастыря – святитель Тихон Задонский. Вернулся своими мощами в разоренную обитель, чтобы снова воскресить ее к жизни. Сложно описать словами тот духовный подъем, который с этого дня сопутствовал всем труждающимся в монастыре. Казалось, стало легче дышать, легче служить, рассеялась гнетущая обстановка, а неудобства внутренней и внешней монастырской жизни воспринимались уже совсем по-иному. Благодать Божия покрывала всех…

Владыка, расскажите, пожалуйста, немного о сегодняшних днях Задонской обители.

– Сегодня в нашем уже возрожденном монастыре появилось значительно больше тех людей, которые многими трудами и молитвами с самоотречением устремились к прохождению иноческого пути. Своим служением они стремятся быть верными послушниками Христу, ежедневно отдавая частичку своей души на созидание святой обители, ее духовной жизни и душ наших ближних.

Среди паломников приезжает все больше людей, которые желают не только помолиться в благодатном месте, поклониться мощам святителя Тихона, но и потрудиться здесь во славу Божию.

Вероятно, их привлекает и то, что в нашем монастыре имеют возможность получать духовное окормление не только насельники, но желающие вести внимательную духовную жизнь из мирян.


Наиболее важным послушаниями остаются богослужебная жизнь и молитвенное делание. В монастыре ежедневно совершаются утренние молитвы, полунощница, Божественная литургия, всенощное бдение, молебны с акафистом перед мощами святителя Тихона Задонского, читается неусыпаемая Псалтирь.

Келейное правило определяется каждому из насельников, согласно его внутреннему устроению и телесным силам. Но монах должен совершать не только келейное правило, – а учиться непрестанной молитве. Допустим, если я иду по грибы для нужд монастырской трапезной, то по дороге читаю Иисусову молитву. Так же советую поступать и нашей братии при несении послушаний.

А послушания могут быть самыми разными: у мощей святителя Тихона, на клиросе, в просфорне, в свечных лавках.


Немало послушаний связано с благоустроением обители, нуждами ее насельников: стройка (сейчас в монастыре строится новая гостиница для паломников), пилорама, монастырские поля и огороды, пасека, трапезная, мастерские, типография и другие. Все послушания благословляются с учетом духовной пользы, которую насельники могут получить, исполняя их со страхом Божиим и молитвой.   

Владыка, посоветуйте, пожалуйста, как сохранять внутренний мир и молитву, исполняя послушания, на которых общение с людьми является неотъемлемой составляющей.

Внутренний мир и молитва хранятся чистой совестью, жертвенной любовью и доверием Промыслу Божию. Такой жизненный завет нам оставили наши старцы. Матушка Антония, например, всегда была окружена людьми. Она не знала покоя ни днем, ни ночью: в ее келье на полу ночевали страждущие, больные и бесноватые. Но она никогда не роптала, не раздражалась. Несмотря на сильнейшую физическую боль, матушка никому не отказывала в помощи, никого не упрекала. За каждого, кто приходил, она полагала всю свою душу, просила Господа, чтобы он дал ей понести их тяготу.

Старцы стремились послужить каждому человеку как Самому Христу, поэтому в любых обстоятельствах они сохраняли внутренний мир и молитву. «Мне везде Рай!», – отвечал отец Виталий на все сетования о трудностях жизни, а тяготы старцы несли – не в пример нам.

Ваше Высокопреосвященство, Вы отметили, важность духовного окормления в иноческой жизни. Посоветуйте, пожалуйста, начинающим нести послушание духовничества: что важно учитывать в беседах с насельниками?


Понимать, что в духовной жизни не бывает мелочей; стараться направлять беседы на воспитание любви, жертвенности и внутренней свободы человека. Ведь жизнь во Христе – это школа, а цель обучения – познать Бога и в этом познании перерасти себя: научиться отрешаться своих желаний и разумений, научиться владеть собой, своей свободой, – то есть стать полноценной личностью, способной прожить свою жизнь, как того ожидает Господь: свидетельствуя умом, желанием и волей евангельскую Истину.

Владыка, как Вы видите, насколько в этом плане содействуют вставшим на иноческий путь монашеские конференции, которые организует Синодальный отдел по монастырям и монашеству?

Говоря о пользе таких встреч, надо отметить, что в настоящее время монастыри переживают период небывалого строительства. Но здесь встает важный вопрос: как сплотить ее насельников, чтобы они шли к Богу единой благодарной душой, единой семьей, учитывая, что в монастырь зачастую приходят люди, имеющие разные возраст, характер, воспитание, образование, неодинаковые жизненные установки и нравственные ориентиры?


Монашеские конференции дают возможность сообща выявлять современные проблемы, характерные для иноческой жизни, делиться опытом их решения; воодушевляют примером жизни подвижников, подвизавшихся в других обителях.

Какие наиболее важные задачи стоят сегодня перед насельниками монастырей? Какие проблемы предстоит, на Ваш взгляд, решать современным монахам?

Научиться правильно – в духе святоотеческого учения – воспринимать монашество как сораспятие Христу. Но, к сожалению, не всех приводит в монастырь желание стать послушником Господу, последовать за Ним и научиться от Него. Люди приходят в монастырь и по другим причинам: одни – от неизбежности, другие – не могут найти себя в жизни, третьи – из любопытства, четвертые – за тщеславными подвигами…

Изначально усвоенная ложная установка, приводит к тому, что человек, поступивший в монастырь в поиске более «легкой» жизни, очень быстро теряет ревность, начинает скучать на богослужениях, на послушаниях. Духовный подъем сменяется разочарованием и недоумением. «Вдруг» выясняется, что обитель не соответствует его внутренним требованиям. Потом он приходит к выводу, что и здешние монахи не соответствуют его представлению об «идеале». И если человек начнет доверять своим ошибочным мнениям, скрывать их от духовника, то такие заблуждения могут увести его с прежде избранного пути.

Еще одна ложная «стезя» – идти в монастырь в поисках «старцев». Такие люди ищут спасения в авторитетах человеческих, но забывают о Боге.

Важно помнить, что замкнувшись на доверии только себе, не имея даже навыка к послушанию, духовно преуспеть невозможно, а в погоне за «святостью», «старцами», «подвигами» и «чудесами» можно легко повредить рассудок.

Поэтому я всегда в беседах с насельниками обращал внимание на то, что главное для всех нас – это послушание заповедям Христовым через послушание духовнику. Через отречение своей воли человек начинает меняться, укрепляться в вере и доверии Промыслу Божию. Говорил о том, что мы здесь не старцы, мы – простые монахи, иеромонахи… Но стремимся жить по примеру наших отцов, которые и «старцами» себя не считали, но были истинными послушниками Христа.


Желающим подвизаться в иночестве, важно понять, что монастырь для монаха – это поле сугубой духовной брани, а не место санаторного отдыха. «Дай кровь, – прими дух», – учат святые отцы. Конечно, это болезненно для нашего ветхого человека, но иного пути стяжать благодать Святого Духа не существует.

Владыка, а почему у современных людей зачастую формируется довольно поверхностное представление о жизни в обителях?

Вероятно, это связано с тем, что посещая монастыри в качестве паломников, люди, вырвавшись из мирской суеты, чувствуют здесь особую благодать, молитвенное умиротворение. Но они не понимают, что все это есть плод напряженной внутренней жизни монахов-подвижников, в разные годы подвизавшихся в святой обители. И, поступая в число насельников, такие люди стремятся продолжать «брать» из сокровищницы монастырского духа, но не пополнять ее собственным трудом. А по отношению к ним начинают действовать уже совсем иные законы, нежели к паломникам, потому что из «тыла» духовной жизни они перешли на «передовую» внутренней брани. И здесь надо быть очень осторожным в своих чувствах, желаниях, потребностях.

Наставляя на путь послушания Богу, у кого Вы советуете учиться духовной жизни насельникам своего монастыря?

Духовной жизни советую учиться, прежде всего, у Самого Христа, Который «смирил Себя, быв послушным Отцу даже до смерти крестной» (ср.: Фил 2:8), и подражать подвижникам благочестия в их подражании Христу (ср.: 1 Кор 4:16).

Владыка, исходя из Вашего опыта, поделитесь, пожалуйста, что дает монастырь человеку? Почему так важно, чтобы монах жил в своей обители? И за что Вы любите свой монастырь?


Устав общежительной монастырской жизни создавали великие духоносные старцы по особому откровению Божию. Именно такая организация внешней жизни более всего способствует и духовному преуспеянию инока.

Святые отцы, опытно прошедшие невидимую брань, учат: если монах не желает остаться бесплодной смоковницей, то он не должен без нужды исходить даже из своей кельи, тем более покидать монастырь, переходя по своеволию из одной обители в другую.

…За что я люблю свой монастырь? Наша монашеская обитель – это драгоценная святыня, которая созидалась в течение многих веков подвизавшимися в ней иноками. Среди них были истинные Христовы послушники: подвижники, старцы, – здесь они несли подвиг своего служения, сюда притекали тысячи людей, многие души обретали радость, любовь, очищение, исцеление. Их молитвами Господь до сего дня не оставляет нас Своею милостью.


Ваше Высокопреосвященство, в наши дни открывается много новых монастырей. Наладить духовную жизнь в них бывает порой очень непросто. Что бы Вы посоветовали игуменам и игумениям, которые находятся в самом начале пути своего служения?

«Кто хочет быть большим, да будет всем слугою» (ср.: Мф 20:26), – учит Слово Божие. Поэтому необходимо прежде всего подавать личный пример христианского благочестия, усердия к монашеской жизни; быть строгими к себе и милостивыми к другим, понимая, что принуждение в духовной жизни неуместно, потому что любовь может быть только добровольной.

Важно, чтобы сам настоятель стремился к преображению своей жизни в Духе Христовом, тогда, по слову преподобного Серафима Саровского, «вокруг него тысячи спасутся».

Владыка, чтобы Вы пожелали читателям «Монастырского вестника» в завершение нашей беседы?

Дай Бог, чтобы побольше возрастало людей, желающих и способных душу свою положить «за други своя» (Ин 15:13), чтобы, восходя по лестнице христианского совершенства, мы все крепче усваивали свойства Христовы, жертвуя собою ради Его любви и ради спасения душ наших ближних.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»
Участники международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества»