Нам нужно подготовить себя к тому, чтобы Бог вошел в нашу жизнь

Игумен Иона (Займовский)

К Дню трезвости в России:

Иона (Займовский), насельник Данилова ставропигиального мужского монастыря, уже почти два десятилетия занимается помощью людям, страдающим от алкогольной и наркотической зависимости. В содружестве с врачами и психологами им разработана православная программа «Метанойя», которая во многом опирается на опыт групп самопомощи сообщества Анонимных алкоголиков. Главной своей задачей создатели «Метанойи» видят воцерковление страждущих – в  ответ на их собственный духовный запрос. Интересно, что изучение истории Сообщества подтверждает: данная цель не только не противоречит его изначальным духовным установлениям, но практически им соответствует. Об этом и многом другом шла речь в беседе с игуменом Ионой

 – Отец Иона, сообщество Анонимных алкоголиков, которое работает по программе «Двенадцати шагов», считается  внеконфессиональным, а Вы часто говорите о том, что эта программа является миссионерской. Почему?

 – Она так создана авторами-алкоголиками. Конечно, программа изначально создавалась  с целью помочь людям выздоравливать от алкоголизма. В то время (1930-е годы) невозможно было в научной среде говорить о Боге. Это сейчас в науке вовсю обсуждается область духовности, религиозности,  Божественного вмешательства… А тогда медицина могла назвать вмешательство Бога только «фактором Икс». На самом же деле в сообществе Анонимных алкоголиков все построено на том, что именно Бог исцеляет человека. Но нужно подготовить себя к тому, чтобы Бог вмешался, вошел в нашу жизнь. И необходимо помогать Богу, сотрудничать с Богом. Человек не может быть пассивным орудием в этой истории: он должен сам добиваться помощи Божией. Недаром заветом первых Анонимных алкоголиков была цитата из Послания апостола Иакова: «Вера без дел  мертва» (Иак. 2, 20). Они, собственно говоря, ею руководствовались. И само Сообщество изначально было христианским: читали Библию,  цитаты из Нового Завета висели на стенах в виде табличек.

 – Читали Библию на собраниях алкоголиков?

 – Да,  на первых собраниях читали Библию. И препоручали себя именно Богу, Христу. Тогда в программе «Двенадцати шагов» еще не было нынешнего определения «Высшая сила», Христа называли Его именем. А потом, когда в Сообщество стали во множестве вливаться неверующие, атеисты, агностики, возник раскол. Неверующие алкоголики хотели видеть первую книгу, где был описан опыт выздоровления (она так и называлась – «Анонимные алкоголики»), сугубо психологической. Их оппоненты – католики,  протестанты – хотели сделать ее религиозной. И для того чтобы могли выздоравливать все люди, основоположники программы – «отцы-основатели» Билл Уилсон и Роберт Смит – использовали довольно-таки размытый термин: «Высшая сила», «Бог, насколько каждый Его понимает». То есть сделали именно то, к чему в общем можно придраться с позиции православного мировоззрения. Но это было сделано с миссионерской целью. Алкоголику – любому алкоголику – предлагается   программа динамического развития,  предлагается поверить во что-нибудь, что выше него. И дальше «Двенадцать  шагов» очень мудро ведут его к принятию, познанию Бога.

 – То есть, это своего рода снисхождение к состоянию человека?

 – Можно сказать, что это некий миссионерский прием. Церковь всегда этим занималась, с самого начала, ведь в христианство всегда вливались люди совершенно разных религиозных взглядов…  Евангелие от Марка, как известно, написано для язычников.

 – Можно было бы сказать: «Ну, раз ты не веришь, то вряд ли ты и выздоровеешь...»

 – Точнее было бы сказать: верь так, чтобы выздороветь! Наша «Метанойя», программа при Даниловом монастыре, родилась естественным образом. Мы не сидели, не выдумывали, как бы нам послужить ближнему. Сначала двенадцатишаговые группы – Анонимные алкоголики, группа Ал-Анон для родственников, созависимых; сейчас есть и «Взрослые дети алкоголиков», Анонимные игроки… При монастыре у нас ежедневно проходят собрания, иногда по два раза в день. И постепенно стало ясно: люди из этих групп хотят узнавать о Боге, о Церкви все больше, хотят стать полноценными членами православного сообщества. Собственно говоря, программа «Метанойя» – это ответ на их просьбы. Органичный ответ. У нас сейчас есть и храм при наркологическом диспансере № 11. Вообще эта программа предполагает целостный взгляд на человека, на болезнь и на процесс исцеления.

 – Чем именно «Метанойя»  отличается от программы «Двенадцать шагов»?

 – «Метанойя» – это православная программа помощи зависимым людям при Даниловом монастыре. Она не является частью какого-либо двенадцатишагового сообщества. Такая же православная программа с условным названием «Метанойя-2» работает в наркологическом диспансере № 11 рядом с метро «Полежаевская»; она создана по запросу главного нарколога этого диспансера Сергея Владимировича Долгова. Ведут программу православные священники: в Даниловом монастыре – я, в диспансере – протоиерей Алексей Гостев (настоятель храма Николая Чудотворца в селе Аксиньино в Подмосковье). На эти собрания приходят и участники групп самопомощи, таких,  как Анонимные алкоголики. Приходят люди для того, чтобы воцерковляться. Они хотят воцерковляться, и при этом они делятся своим опытом выздоровления, делают так называемый 12-й шаг, смысл которого – донесение до других страдающих идей духовного пробуждения, вести о возможности достижения трезвого образа  жизни. Это их миссия.

 – Это именно те зависимые люди, которые  хотели бы жить жизнью Церкви?

 – Да. Это и зависимые, и созависимые, их тоже немало; и наркоманы приходят. В группе бывает до пятидесяти-шестидесяти человек. Мы предлагаем  им дополнительно христианскую литературу.

 – Давайте подытожим,  что же все-таки происходит на программе «Метанойя» – воцерковление или выздоровление?

 – И то, и другое. Это и воцерковление, и выздоровление. Конечно, мы исповедуем принцип обретения трезвости, в первую очередь, прежде воцерковления. Для нас это принципиально: человек должен стать  физически трезвым, чтобы, освободившись, насколько это возможно, от алкогольного яда, от этого безумия, с более или менее здравыми душой и рассудком оказаться способным принять Христа. В этих группах многие, действительно, обретают трезвость, и тогда их трезвость, и рост по Двенадцати шагам неизбежно подводят к тому, что они сами хотят узнать о Церкви, о Христе. Знаете, в книге «Двенадцать шагов. Двенадцать традиций» есть такие слова: «Со временем каждый из нас, – это алкоголики пишут о себе, – назовет Его своим именем». Со временем выздоравливающий алкоголик называет «Высшую силу» – «Богом, насколько  каждый Его понимает», а затем, возможно, и Господом Христом.

 Недаром главный нарколог Москвы и Минздрава России Евгений Алексеевич Брюн создал храм в честь Преображения Господня при своем научно-практическом центре наркологии. Он поддерживает «двенадцатишаговое» отделение № 15, куда я периодически приезжаю, чтобы рассказать пациентам о Христе, о том, что программа «Двенадцать шагов», на основе которой они выздоравливают, вышла из Церкви и вся пронизана Евангелием, христианской истиной.

 –  Еще десять лет назад, когда в Церкви шли разговоры о том, достаточно ли православна программа «Двенадцать шагов» или она неприемлема для церковных людей в нашей стране, часто приходилось слышать такое мнение: это программа, которую надо воцерковить.  И  ответ: воцерковлять надо не программу, а человека. Означает ли создание «Метанойи» то, что двенадцатишаговую  программу,  наконец, воцерковили?

 – Я думаю, что нет. Потому что для меня очень важно с уважением относиться к традициям двенадцатишаговых сообществ. Они живут своей жизнью, и мы не вторгаемся на их территорию. Мы постоянно подчеркиваем, что наша программа «Метанойя» – православная. Но как «Двенадцать шагов» является площадкой, где Церковь и  наука, Церковь и медицина могут встречаться, вести диалог – и это происходит на протяжении многих десятилетий, – так и программа «Метанойя» при Даниловом монастыре – это то место, где встречаются и ведут диалог Анонимные алкоголики и Церковь. Двенадцатишаговое сообщество и Церковь встречаются и получают пользу. А мы получаем сознательных христиан.

 С Рождества этого года мы открыли школу оглашения, и это очень важная веха в жизни Программы, мы к этому шли годы. Люди воцерковляются. Уже будучи крещеными проходят оглашение по-настоящему, «с нуля»: у нас есть профессиональный катехизатор. Тридцать человек уже записалось в эту школу, так что на отсутствие народа жаловаться не приходится.

 – Вы сталкивались с обвинениями, что в основе вашей программы, или программы «Двенадцать шагов»,  лежит протестантизм…

 – Не могу сказать, что я часто слышу подобное мнение. Сейчас, слава Богу, и со стороны медицины, и со стороны Православной Церкви чаще можно встретить хорошее, внимательное отношение к программе «Двенадцать шагов». Но такая мысль и мне в голову приходила, вероятно, из-за стилистики, языка, которым изложена Программа. Недавно я прочитал статью православного священника, жителя Лос-Анджелеса, коренного американца, иерея Георгия (Джорджа) Акваро, который исследовал этот вопрос. Он пишет, что, если бы эта программа была протестантской,  она  не имела бы такого успеха и распространения. Истоки сообщества Анонимных алкоголиков  восходят к так называемым Оксфордским группам. Сообщество родилось как некая альтернатива – из недовольства протестантской миссией.

 – В чем выражалось это недовольство?

 – Оксфордские группы не хотели вливаться в протестантскую Церковь, а хотели оставаться как бы внеконфессиональной организацией. Но одновременно они использовали раннехристианский опыт (до разделения Церкви на Восточную и Западную),  старались читать святоотеческую литературу. Поэтому, как ни странно, иногда чувствуется, что «Двенадцать шагов» дышат Православием. Дело еще в том, что изначально в России был сделан плохой перевод. Сам язык американцев 1930-х годов и культура того времени совершенно отличны  от культуры русской, от русской литературы, от языка святоотеческих переводов, языка Евангелия. Но, на мой взгляд, безусловно, в Программе подспудно присутствует святоотеческая мысль. Так, например, в литературе АА говорится о семи смертных грехах, об опасности впасть в прелесть и т.д.

 – Как Вы пришли к такому смелому выводу?

 – Уже четвертый год я читаю спецкурс «Пастырское попечение об алкоголе- и наркозависимых» в Новоспасском монастыре. Занятия, в общей сложности, посещают не менее ста человек в год. Я рад, что священники спорят на эту тему, многим нравится наша Программа, кому-то нет. Мне же, благодаря курсу, удается углубить свои знания о проблеме. Для меня это было открытием, мне казалось, что я довольно много знаю, но выяснилось, что это иллюзия,  и я рад, что…

 – ...приходится отвечать на трудные вопросы?

 – Да, я пишу кандидатскую работу в аспирантуре Свв. Кирилла и Мефодия, и мне мое исследование помогло, в частности, познакомиться с упомянутой  статьей отца Георгия Акваро, изучить историю движения Анонимных Алкоголиков. Статья вышла в сборнике материалов Международной практической конференции Московского психолого-педагогического университета, состоявшейся в 2013 году. И отец Георгий там говорит, что и он,  и его окружение стали православными христианами благодаря участию в программе сообщества Анонимных алкоголиков. В 30-е годы, когда возникли Анонимные алкоголики, православная миссия была, в основном, неизвестна в Америке. Вот отсюда связь с Оксфордскими группами, которые пытались что-то такое найти в истоках христианства.

 – Каким Вы видите дальнейшее развитие «Метанойи»?  Все-таки  эта программа  предназначена  для помощи людям, страдающим от той или иной зависимости. И открыто говоря о том, что и ваша программа, и программа  «Двенадцать шагов» миссионерские по сути, не рискуете ли Вы услышать обвинение от медицины в том, что, вместо помощи алкоголикам, Церковь предлагает больным и их близким пополнить ее ряды?

 – Ну, Церковь и должна, я уверен,  этим заниматься. Одна из главных задач Церкви – это миссия, несение слова Божия, евангельской истины тем, кто хочет услышать, готов хоть в какой-то мере. Ведь на самом деле программа «Метанойя» самостоятельная, но не самодостаточная. Ее питают группы самопомощи, в основном, существующие при Даниловом монастыре. А сейчас нас все больше стали  посещать люди и из других московских групп. Мне кажется, очень важно, чтобы группы самопомощи, так называемые А-группы, работали бы при храмах. Я очень рад, что их много, что они находятся при всех наркологических структурах столицы благодаря стараниям Евгения Алексеевича Брюна, Олега Владимировича Зыкова – замечательных московских наркологов.

 Также для меня очень важно, что «Двенадцать шагов» – целостная программа, что она охватывает всю личность человека. То есть алкоголизм, наркомания, созависимость – это не духовно-религиозная проблема и не проблема физическая, медицинская. Это био-психо-социальная проблема, имеющая глубокую духовную природу. Духовность я понимаю именно с точки зрения православной антропологии, и это моя позиция. Поэтому когда алкоголик приходит в наркологический диспансер и видит, что там есть храм, он идет в храм и от священника может и должен получить совет воспользоваться профессиональной медицинской помощью. Это, кстати,  очень важный момент: программу «Метанойя» проводит, помимо священников, профессиональный психолог Наталья Миленина,  руководитель амбулаторной программы для алкоголиков «Алые паруса» (это наркологическая структура). Часть участников «Метанойи» лечится с помощью этой программы.

 – То есть вы идете рука об руку с медициной?

 – Такого сотрудничества мы добивались многие годы. Потому что, к сожалению, бывают недоразумения как со стороны медицины, так и со стороны Церкви. Иногда священники неправильно понимают это заболевание, рассматривая его как некую распущенность, видят причину в  безрелигиозности. Но человек должен сначала поверить в Бога, потом что-то узнать о Боге, о Церкви и идти к Церкви… Подавляющее большинство алкоголиков поверхностно религиозны. Они относятся к Церкви как к магии. Кроме ужаса перед смертью, алкоголик зачастую ничего не ощущает. У него нет страха перед Богом,  для «действующего» алкоголика Христа не существует. У него, правда, есть Высшая сила – как он ее понимает. 

 У алкоголика выздоравливающего есть Бог, и со временем он обязательно назовет «Высшую силу» настоящим именем. Так и наша программа  построена – мы лишь помогаем человеку совершить этот путь быстрее, качественнее. Используем принцип «пассивного миссионерства» – основополагающий принцип «Метанойи»: приглашаем  зависимого человека участвовать в работе нашей программы, и он со временем становится православным  христианином.

 

                                                                               Беседовала Екатерина Орлова

Краткая справка:

День трезвости был восстановлен в России в 2014 году, спустя 100 лет. Впервые его начали отмечать ежегодно с 1914 года. Дата 11 сентября была выбрана не случайно: в этот день православные христиане вспоминают Усекновение главы святого Иоанна Предтечи. Пророк был обезглавлен царем Иродом во время пьяного пира. В этот день соблюдается строгий пост. В России в этот день закрывались винные лавки и прекращалась продажа алкогольных напитков.

Решением Священного Синода 11 сентября в храмах Русской Православной Церкви священники будут совершать молебное пение о страждущих недугом винопития, а также произносить проповеди о важности сохранения трезвого образа жизни. В этот день со специальным посланием к верующим обратится Святейший Патриарх Кирилл.

Основные мероприятия в рамках Дня трезвости пройдут в Челябинской области, в Саратове, в Якутске, в Екатеринбурге, в Тюменской области, в Нижегородской области, в Удмуртии, в Башкортостане, Татарстане.

В России только на официальном учете числится более 2,1 миллиона алкоголезависимых. По данным министра здравоохранения РФ В.И. Скворцовой, повышается смертность среди молодых людей в возрасте от 30 до 45 лет. При вскрытии погибших пациентов в 70% случаев выявляется алкоголь в крови. В 2014 году в медучреждения с алкогольными проблемами впервые в жизни обратились 200 тыс. человек. По данным Минздрава, наиболее высокая смертность приходится на регионы с высоким уровнем распространенности хронического алкоголизма и алкогольных психозов.

В Российской Федерации реабилитацией алкоголезависимых занимаются 54 православных центра, действуют 232 проекта Русской Православной Церкви, в которых помощь получают алкоголезависимые и их родственники.



Материалы по теме

Предстоятель

Публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ