Пюхтица: непрерванная традиция женского монашества

Игумения Филарета (Калачева)

8 февраля 2014 года Пюхтицкий Успенский ставропигиальный женский монастырь отмечает особую дату. Три года исполняется со дня кончины приснопоминаемой схиигумении Варвары (Трофимовой). Более сорока лет матушка несла возложенное на нее священноначалием послушание. В Патриаршем слове соболезнования о матушке сказано: «Во многом, благодаря трудам схиигумении Варвары, Пюхтицкая обитель стала настоящим форпостом Православия в Эстонии».

Как живет сегодня обитель, которая не закрывалась в советские годы и вырастила игумений для множества женских монастырей в разных епархиях Русской Православной Церкви? Сохраняет ли оставленное матушкой Варварой наследие? Об этом и о монашеской жизни вообще мы побеседовали с нынешней настоятельницей Пюхтицы игуменией Филаретой (Калачевой).

– Матушка Филарета, в чем сегодня проявляются особенности пребывания русского православного монастыря на эстонской земле?

– Пюхтицкий монастырь нередко называют Сионом Прибалтийского края. Место это, освященное явлением Божией Матери и обретением Ее чудотворной иконы, особенно благодатно и дорого сердцу каждого православного человека. Как и столетие назад, наш монастырь осуществляет в Эстонии служение Церкви и людям под Покровом Пречистой Богоматери. Пюхтицкий монастырь создавался как обитель любви и милосердия. Принимая гостей и паломников, мы чувствуем взаимную симпатию, уважение и любовь местных жителей к монастырю. Хочется и в дальнейшем сохранить традицию теплых, мирных отношений.

– Ваш монастырь, по нынешним меркам, довольно большой – более 100 насельниц. Есть развитое хозяйство: земля, скот. Недавно в интервью Вы говорили, что сейчас мало молодежи приходит в обитель, следовательно, мало и рабочих рук. В чем Вы видите выход – сокращать объем работ или, может быть, больше привлекать работников извне? Полезно ли последнее для монастыря, с Вашей точки зрения?

monasterium.ru-puhtica2014 18– Сокращать объем работ нам никак нельзя: мы живем тем, что выращиваем и получаем от нашего натурального хозяйства, а также принимаем и обеспечиваем всем необходимым многочисленных паломников, круглый год стекающихся в Пюхтицу. В настоящее время есть возможность более механизировать ручной труд, широко применять сельхозтехнику, и это позволяет существенно облегчить послушания сестер.

– Удается ли в связи с необходимостью привлекать наемную рабочую силу избегать потерь, упущений в духовной, молитвенной жизни сестер?

– Конечно, в монастыре есть постоянные рабочие, выполняющие работы, которые не могут делать сестры монастыря. Это обслуживание техники, работа в слесарных и столярных мастерских. Как правило, это верующие, семейные люди, и такая практика никак не может влиять на духовную или молитвенную жизнь насельниц обители, так как это разные плоскости, существующие отдельно друг от друга.

– Много ли паломников приезжает в монастырь сегодня? О чем сестры стараются рассказать гостям, кроме истории обители?

– Да, довольно много паломников приезжает сегодня в монастырь. Для них сестры проводят экскурсии, знакомят с историей обители, паломники посещают музейные комнаты. Кто хочет побыть в обители более длительное время, помогает на послушаниях, в саду, на огородах, в уборке территории. Сестры, обслуживающие паломников в гостиницах, могут ответить на их вопросы, помочь начинающим воцерковиться. Паломники имеют возможность обратиться с вопросами духовного характера к священникам на исповеди, а также побеседовать со старыми монахинями, имеющими большой жизненный и духовный опыт. Но паломникам и гостям обители необходимо помнить, что жизнь монашествующих сокровенна и должна быть наполнена молитвенным сосредоточением и телесным трудом, поэтому отвлекать сестер и быть настойчивым в желании общения – стремление греховное.

– Занимается ли обитель социальным служением?

– Конечно! В традиции Пюхтицкого монастыря как обители любви и милосердия всегда высоко ценилось самоотверженное служение Богу в лице ближних, нуждающихся в помощи. И в самые трудные времена богомольцы всегда получали в монастырских гостиницах место ночлега и питание, и эта традиционная монастырская благотворительность сохранилась в Пюхтице по сей день. Обитель всегда оказывала и продолжает оказывать посильную помощь неимущим, сложилась традиция делиться собранным урожаем с детскими домами, больницами, а в Рождественские и Пасхальные праздники доставлять книги и подарки детям-инвалидам.

– На монашеской конференции, которая проходила осенью 2013 года в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, в ходе дискуссии часто звучал вопрос о том, что насельники монастырей перегружены послушаниями, мало времени и сил остается для келейной молитвы. Как строится день у сестер в вашем монастыре?

– В основе пюхтицкого монастырского распорядка всегда было гармоничное сочетание молитвы и труда. Сегодня день строится так же, как и в первые годы становления обители. Святой праведный Иоанн Кронштадтский любил пюхтицких сестер и говорил о них: «Пюхтицкие сестры большими шагами идут в Царство Небесное». И действительно, труды тогда были почти непосильными, первым пюхтицким инокиням приходилось сочетать строительство, благоустройство новосозданной монашеской обители, трудоемкие сельскохозяйственные работы на более чем 100 гектарах земли и монашеское правило. В первый же год здесь был введен полный монастырский богослужебный круг и созданы два монашеских хора. Помимо этого, пюхтицкие инокини трудились в благотворительных учреждениях, ухаживали за больными в монастырской лечебнице, обучали детей-сирот грамоте и рукоделию в детской школе при монастырском приюте. Все это привожу для сравнения.

Как часто говорила наша покойная матушка схиигумения Варвара (Трофимова), и труд можно приравнять к молитве, если он выполняется с чувством особенной благодарности Богу, как бы в Его присутствии, и воспринимается как служение Господу на благо святой обители. Такой труд, совершаемый во Славу Божию, называют одухотворенным. Старейшие сестры говорили относительно молитвы: «Без труда не выловишь и рыбку из пруда», т.е. если не потрудишься до пота, то и молитва будет пустой. Наши сестры даже при самой большой занятости никогда не забывают о молитве.

monasterium.ru-puhtica2014 22– Может ли физически слабая сестра удержаться в обители?

– О какой физической слабости идет речь? О болезненности? Так здоровых монахов не бывает – это иллюзия. Болезни – это тот обязательный крест, который монашествующие несут.

Но в обители каждый человек, несмотря на свою немощь, важен и нужен на своем месте, подобно тому, как в сложном механизме и самый маленький винтик просто необходим. И для каждого в монастыре найдется нужное место и послушание при условии, если у него имеется любовь к Богу и твердая решимость жить и трудиться в святой обители.

История православного подвижничества показывает, что не физическая сила и здоровье обязательны для спасения. Сам апостол Павел говорит: сила Божия в немощи совершается (2 Кор. 12, 9).

– Матушка, ваш монастырь не закрывался в советские годы. Все, кто интересуется вопросами духовной жизни в женских обителях, наслышаны о пюхтицких старицах – матушке Любови, матушке Екатерине, матушке Сергии. Получается ли сохранять преемственность духа и монастырских традиций?

– Действительно, Пюхтицкий монастырь имеет большое преимущество – он не закрывался ни на один день, и это очень важно, так как здесь сохранилась преемственность иноческих традиций. Многие из первых пюхтицких сестер были духовными чадами святого праведного Иоанна Кронштадтского и передали его заветы, сохранили живую память о нем. В послевоенные годы многие наши сестры окормлялись у опытного богоносного старца Псково-Печерского монастыря иеросхимонаха Симеона (Желнина), ныне причисленного к лику святых, руководствовались его наставлениями. К тому же около восьми десятилетий из истории монастыря освящены духовными подвигами наших блаженных стариц инокини Елены (Кушаньевой) и монахини Екатерины (Малков-Паниной), несших в обители тяжелейший подвиг юродства Христа ради.

В Пюхтице подвизались духовно опытные монахини, и более молодые поколения имели возможность не только видеть их пример, но сподобились послужить им: живя в одной келье, общаться с духовно опытными сестрами, почувствовать, своими глазами увидеть и тяготы, и благодать монашеской жизни. Поэтому преемственность – это живая традиция, которая передается как духовный опыт умудренного жизнью поколения поколению молодому. Это всегда трогательно... Ведь жизнь старейших монахинь остается в памяти, потому что они сами отдавали нам и частицу своего сердца и души. Сколько переживаний, молитв и их участия было вложено в жизнь молодых послушниц. Это замечательные сестры – матушка схиигумения Варвара, схимонахиня Фотина, схимонахиня Любовь, схимонахиня Иона, монахиня Евфросиния и др. – которых невозможно забыть и чей духовный подвиг трудно переоценить. В сложных, неразрешимых, тяжелых для сердцаОбложка книги ситуациях невольно подумаешь о том, как бы они поступили на твоем месте.

– Расскажите, пожалуйста, немного о пюхтицких старицах.

– Только что вышла в свет книга «Игумения за святое послушание» - плод трудов сестер обители, посвященный памяти схиигумении Варвары (Трофимовой), более 40 лет управлявшей Пюхтицкой обителью. Книга была представлена на Вторых Пюхтицких чтениях в декабре минувшего 2013 года. Подготовлена и ждет своего издания книга о блаженной монахине Екатерине (Малков-Паниной), широко известной за пределами Эстонии. Так что у читателей будет возможность подробнее ознакомиться с подвижнической жизнью замечательных пюхтицких подвижниц благочестия ХХ-XXI вв.

– Занимаются ли сестры Иисусовой молитвой?

– При монашеском постриге сестры получают келейное молитвенное правило, и молитва вменяется каждой монахине в обязанность. В наше келейное правило входит так называемая пятисотница. Как известно, монашествующие – это молитвенники за весь мир, они молятся обо всех людях, и это тайна: монахи молятся сокровенно.

Надо отметить, что наш монастырь общежительный, трудовой, многолюдный. Опыта полного погружения в созерцательную молитву у нас на протяжении 120 лет не было. Заниматься умной сердечной молитвой надо с благословения и под руководством опытного делателя молитвы Иисусовой. Старейшие сестры говорили, что Господь слышит смиренного. Сначала смирению надо научиться...

– Современным людям часто приходится слышать о том, что в наши дни монашеский дух угасает. Что Вы думаете об этом?

– Людям свойственно наблюдать, оценивать, а порой и подвергать критике монашествующих, но есть такая поговорка: «Люди видят, как монах скачет, но не видят, как он плачет». Конечно, нас нельзя сравнивать с древними подвижниками Египта, которые могли поститься, к примеру, по многу дней, не вкушая никакой пищи, совершать многочасовые молитвенные бдения, – к сожалению, современным людям такие подвиги уже не по силам. Но во все времена монашество одно и то же, как и человек один и тот же.

monasterium.ru-puhtica2014 37-

Мне думается, каждому времени – свой подвиг. И современные монахи могут также подвизаться по мере своих сил и получать Божественную благодать подобно древним подвижникам. Так что, на мой взгляд, преждевременно говорить об угасании монашеского духа. Только Господу открыто, и только Господь может судить о трудах, подвигах и крестоношении каждого. Монашество – это тайна, это сокровенно.

– Матушка, нужно ли девушке, которая хочет стать монахиней, прежде получить светское образование? Востребованы ли в Пюхтице знания, полученные в миру?

– По-моему, эти вещи не взаимосвязаны, и светское образование не является условием или привилегией для поступления в монастырь. А знания, полученные сестрами в миру, безусловно, используются при необходимости, и тому множество примеров в нашей обители.

– Расскажите, пожалуйста, немного о том, как Вы стали монахиней. У кого учились монашеству, кто был для Вас примером в монашеской жизни?

– Мой путь к монашеству не был каким-то особенным, необычным. Во время летних студенческих каникул по благословению духовника посетила Пюхтицкую обитель, трудилась здесь совместно с сестрами в «горячее» время покоса, своими глазами увидела монастырскую жизнь и так прониклась всей этой благодатной атмосферой, молитвенной жизнью, одухотворенным трудом на послушаниях, чувством единой монашеской семьи, что к концу лета не хотела уже уезжать. А когда пришлось уехать, не находила себе нигде места и, как только закончила обучение и получила диплом, сразу приехала в монастырь уже на постоянное жительство, а всякая другая жизнь для меня была просто невозможна. Отношу это все действию благодати – только Божественная благодать может вырвать человека из его среды и привести в монашество.

– Как бы Вы посоветовали девушке, стремящейся к монашеству, выбирать обитель? Что необходимо учитывать, на Ваш взгляд (может быть, климат, послушания, дух обители), и что обязательно нужно знать о себе и о монастыре, принимая решение оставить мир?

monasterium.ru-puhtica2014 36– Человек может стать монахом только в одном случае: если есть призвание от Бога. Выражается это в сильном, непреодолимом стремлении к монашескому образу жизни. Все, что было дорого и мило сердцу в миру, становится нестерпимо тягостным. Сестры рассказывали: «Все хорошо, дома мама, папа, сестры, братья, все тебя любят, а тебе там быть невозможно, ты как без воздуха задыхаешься».

Что касается выбора обители, думаю, что сердце подскажет, не обманет, почувствует, что именно здесь твое место. Затем надо посоветоваться и получить благословение своего духовника.

Для желающих поступить в обитель важно знать, чего они ищут, когда идут в монастырь, чего ждут, когда обращаются ко Христу. Затем ли идут, чтобы найти цельность и полноту внутренней жизни, или для того, чтобы Христос разрешил им те или другие теоретические вопросы, которые их волнуют. Это очень важно. Идете ли вы ко Христу как к Избавителю от душевной скорби, от того бессилия воли, которые каждый из нас носит в себе, чтобы Господь дал силы на подвиг, или же как к философу для разрешения своих сомнений. Это нужно понять, потому что в том и другом случае получаются различные результаты. Кто-то из великих сказал, что область сомнений так же бесконечна, как и область мысли. Сейчас это одна из причин советовать желающим поступить в обитель еще и еще раз испытать себя и убедиться, что путь духовной жизни пролегает не от теории к жизни, а от жизни к теории, не от сомнений ко Христу, а от Христа к разрешению сомнений, не от ума к сердцу, а от сердца к уму.

Логика у желающих странная: «Я люблю Господа, хочу в монастырь, но боюсь и сомневаюсь»! А так не бывает! Если любишь Христа, то веришь крепко, а если веришь, то и доверяешь, а если так, то никаких сомнений быть не может!

Фото: Владимир Ходаков
Беседовала Екатерина Орлова


Материалы по теме