Даниловский звон. Страницы новейшей истории

Иеродиакон Роман (Огрызков)

Поводом для нашего разговора с иеродиаконом Романом (Огрызковым), старшим звонарем Данилова монастыря и руководителем колокольного центра, стал десятилетний юбилей возвращения ансамбля исторических колоколов из Гарвардского университета в родную обитель. За эти годы в колокольной деятельности Данилова произошли значительные изменения. Студенты Гарвардского университета берут мастер-классы по колокольному звону у наших звонарей; открыт Колокольный центр; вот уже более двух лет наши литейные мастерские принимают заказы на изготовление колоколов.

Отец Роман, в 2018 году исполняется десять лет со дня возвращения исторического ансамбля Даниловских колоколов. Какое значение имело это событие для монастыря и, возможно, для нашей страны в целом?

Возвращение Даниловских колоколов на Родину – историческое событие. Согласитесь, довольно редко в Россию возвращают крупные реликвии. В нашем случае это произошло во многом благодаря тому, что профессор Диана Экк и Дороти Остин – преподаватели Гарвардского университета, где колокола находились 77 лет и стали неотъемлемой частью студенческой жизни – услышали и поняли нас. Именно они первыми восприняли идею о необходимости возвращения исторических колоколов в Россию. Сегодня связь между Даниловым монастырем и Гарвардом сохраняется, американцы звонят, пишут, приезжают к нам. Их интерес к России не ослабевает, что само по себе тоже необычно. По приглашению университета мне доводится бывать в Гарварде с мастер-классами колокольного звона. Десять лет пролетели быстро, и хорошо, что люди, которые принимали непосредственное участие в возвращении колоколов, по-прежнему трудятся на своих местах. Очень хочется их увидеть, вместе порадоваться тому, что в свое время всех нас объединило: Данилову монастырю был возвращен его исконный голос. Этот голос считался лучшим в Москве до того, как в 1930 году наши колокола были проданы американскому предпринимателю Чарльзу Ричарду Крейну по цене бронзы. Теперь москвичи снова могут слышать голос Данилова монастыря.


Известно, что в конце Второй мировой войны в Гарварде появилось Общество русских звонарей. В одном из интервью вы рассказывали, что на церемонии прощания с Даниловскими колоколами в Гарварде присутствовали совсем древние дедушки, члены этого Общества, которые звонили в наши колокола еще в 40–50­е годы, как со слезами на глазах они провожали колокола в Россию. Поддерживают ли сегодня студенты традиции предшественников?

Первая группа студентов побывала у нас еще в 2004 году. Тогда ребята стремились как можно больше узнать о русских колоколах и традициях нашего звона. Мы рассказали и показали им, какое место занимает колокол в церковном богослужении; посетили разные монастыри и храмы, поднимались на колокольни, участвовали в звонах. Эта поездка, как я позже узнал, потрясла их. После нее и было принято решение регулярно устраивать подобные курсы для студентов Гарварда. К настоящему времени у нас сложилась определенная схема обучения: один год я еду в Гарвард, на следующий – мы принимаем американцев у себя в Даниловской обители. Надо сказать, что год или два назад ребята, пожалуй, более глубоко интересовались звонарным мастерством. Сейчас башня Лоуэлл Хаус переживает период реставрации, поэтому колокола недоступны для звона. Сняли лишь небольшую часть колоколов, в которые можно звонить. Но именно поэтому студенты стараются чаще приезжать в Россию. Во время их визитов мы устраиваем совместные чаепития с нашими звонарями, представляем ребят друг другу. На десятилетие возвращения Даниловских колоколов мы тоже ждем гостей из Гарварда.


Напомним нашим читателям, что курсы звонарского мастерства при Даниловом монастыре доступны не только для американских студентов, но и для соотечественников. Расскажите о них, пожалуйста.

Наши курсы имеют двухуровневую систему обучения. Есть базовый курс, когда в течение трех месяцев мы преподаем достаточный объем теории и практики, которая позволяет выпускнику ориентироваться в традиции церковного звона, исполнять все виды церковных звонов, разные трезвоны, подобрать набор колоколов, настроить их на колокольне, смонтировать на звоннице. Кроме базового есть полный курс, где в течение четырех месяцев, иногда это занимает и больше времени, ребята, которые достигли определенного уровня и хотят развиваться дальше, изучают традицию в более полном объеме. Мы предлагаем им материал по теории и практике освоения разных звонов – это старейшие образцы звонов, включающие очепную традицию, столичные, ростовские и более поздние звоны. У нас есть возможность дополнить редкую практику не менее редкими теоретическими знаниями.


Расскажите, пожалуйста, о людях, которые поступают на курсы в Данилов монастырь.

С нашими учащимися интересно общаться, поскольку людьми движут самые разные мотивы для обращения к практике русских звонов. Они приходят, зачастую имея какие-то свои цели, но в процессе обучения открывают для себя важные вещи духовного характера. Кого-то интересует внешняя сторона дела: православная культура и искусство звона. Кто-то приходит к нам после жизненной драмы, желая побольше узнать о Церкви или просто переключиться на что-то хорошее. В последнее время все больше женщин с удивлением узнают, что и у них есть возможность освоить звонарское дело. Сейчас на наших курсах женщин обучается даже больше, чем мужчин. Одного юношу привела к нам мама, очевидно руководствуясь намерением приобщить сына к церковной жизни. А сейчас он настолько искусно научился звонить, что бывает на всех наших службах и часто подменяет монастырских звонарей. Его звон знают и любят даниловские прихожане.


Еще одна интересная история связана с человеком, которого, казалось, совершенно не интересовало Православие. Он считал себя буддистом, а колокола, видимо, занимали его как атрибут обеих религий. Благодаря знакомству с творчеством Константина Сараджева, человек этот захотел научиться колокольному звону и обратился к нам за помощью. После того, как он освоил программу, стал звонить в колокола в храме святителя Николая на Китайском Патриаршем подворье в Голутвине. Самостоятельно обустроил там замечательный колокольный набор, получил должность старшего звонаря, устраивает колокольные концерты, на которые приглашает китайцев и фактически уже ведет свою колокольную деятельность при храме. Еще можно вспомнить одну художницу, чело-века искусства... В какой-то момент жизни она решила помогать восстанавливать храм в степи под Волгоградом. Храму потребовались колокола, и эта женщина обратилась к нам с просьбой изготовить колокольный набор. Так мы познакомились. В процессе общения она узнала, что при Даниловом монастыре есть курсы звонарей. Женщина закончила их, и сейчас звонит сама. Так, приобретая колокола для храма, она приобрела еще и навыки обращения с ними. А когда Данилов монастырь передавал через нее колокола восстановленному храму, устроила замечательный праздник, приурочив его к Пасхе. Теперь звоны изготовленных у нас колоколов слышны по всей округе, и в храм приходят люди, которые раньше не знали о его существовании.

Литейное производство колоколов вы открыли на подворье Данилова монастыря в Долматове более двух лет назад. В новостном сообщении о фестивале «Пасхальный дар» в апреле 2017 года говорилось, что на Площади Революции, где даниловские литейщики давали тогда мастер­класс, все этапы изготовления колоколов были продемонстрированы Святейшему Патриарху Кириллу и мэру Москвы С.С. Собянину. Интересно ли вам заниматься этим делом или литье колоколов – это в большей степени коммерческий проект?

Благодаря тамбовскому мастеру Николаю Дмитриевичу Стольникову, который довольно долго сотрудничал с Даниловым монастырем, мы оказались причастными к уникальному опыту восстановления старинной технологии литейного искусства, позволяющему создавать аутентичные по звуку колокола с учетом современных наработок – обмеров, расчетов, исследований. В процессе сотрудничества мы смогли многому научиться. Литье колоколов – интересное и творческое дело. Фактически мы ставим голос церковному колоколу, голос той церкви, где он будет звонить, и наша задача заключается в том, чтобы этот голос был красив и впечатлял всех, кто его будет слушать. К тому же, как правило, отливается не один колокол, а набор колоколов, и самое интересное в этом процессе – как раз достичь гармонии колокольного ансамбля, добиться, чтобы колокола красиво звучали вместе и по отдельности. С самых первых дней работы, наблюдая рождение колокольной формы в глине и земле, мы вспоминаем библейские истории – дни творения, когда из земли был создан человек, которому часто уподобляют колокол.


Какие требования предъявляют к вашей работе заказчики? Какие задачи они ставят перед литейщиками?

Каждый заказ по-своему уникален, хотя в большинстве случаев заказчик просит отлить набор колоколов определенного веса, определенного количества, который бы звучал гармонично. Вместе мы формируем техзадание, описываем заказчику будущие колокола, рассказываем, что можно сделать для церкви, в которой они будут находиться. Свою задачу мы видим в том, чтобы порекомендовать оптимальный вариант звучания. Ведь колокола не могут быть одинаковыми в домовом храме и на колокольне в сельской местности, и литейщики должны учитывать все особенности расположения звонницы, как должны учитывать и финансовые возможности заказчика.

Время от времени мы получаем уникальные заказы, например, отлить колокола древнейших профилей. Нам доводилось делать копии колоколов XII, XV веков. Иногда нас просят отлить какой-то особый колокол с необычным звучанием, оригинально украсить его или придать ему необычную форму. Однажды мы изготовили колокол в прежней его форме и с прежним звучанием по сохранившемуся в храме осколку утраченного старинного кампана. Как считают прихожане и настоятель храма, заново отлитый колокол стал одним из самых красивых голосов в наборе этой церкви.

Нередко перед нами ставят очень сложные и интересные задачи по включению новых колоколов в имеющиеся исторические колокольные ансамбли. Над такими заказами работать интересно еще и потому, что оказывается востребованной накопленная нами научная база, которая редко задействуется в стандартных проектах.

Из чего состоит эта научная база? Как она была сформирована?

В процессе многолетнего изучения колоколов и их особенностей – звучания, акустики – мы довольно плотно сотрудничали с различными музеями. Доводилось атрибутировать когда-то неправильно опознанные колокола. Мы – это специалисты Колокольного центра при Даниловом монастыре – дизайнеры, архитекторы, расчетчик по динамике, монтажники, литейщики. Самому мне доводится проводить исследования колоколов, обмеряя их, изучая форму, орнаментацию, состав сплава, звук. Мы производим акустические замеры, анализ которых позволяет делать полезные для работы выводы. Наш специалист по динамике проводил интересные исследования, касающиеся того, как звучит колокол, как формируется звук, как затухает, как мы его слышим... Современные методики, новейшие компьютерные приложения позволяют проанализировать многие вещи. Так что знаний накоплено уже довольно много, и мы воодушевлены, когда их удается применить на практике.

Очевидно, именно эти знания позволяют специалистам приблизить звучание современных колоколов к историческим?

Колокольная акустика – это, на мой взгляд, самая интересная часть научного знания о колоколах и колокольных звонах. Современные колокола действительно довольно сильно отличаются от старинных. Иногда они бывают ярче по звуку, но вместе с тем и резче, оглушительнее и в большей степени «бьют по ушам». Плотный резкий звук, к сожалению, не всегда эстетичен. По этой причине мы выбрали технологию литья колоколов, приближенную к старинной, и теперь имеем возможность возвращаться к аутентичному звучанию. Классические профили разрабатываются нами предельно тщательно, и звук получается очень интересным – лиричным, мягким. Хотя, при желании, мы придаем ему и остроту, и дикцию, и яркость. Зная некоторые закономерности литья колоколов, геометрические, литейные, можно управлять качеством звука, и это, пожалуй, самое интересное в творческом процессе. Иногда чувствуешь себя шеф-поваром на кухне, который не только знает оригинальный рецепт, но еще обладает знаниями и опытом, которые позволяют придать блюду неповторимый изысканный вкус. Мы знаем, каким должен быть состав сплава, технологию плавки и заливки, формовки – и на каждом этапе есть свои нюансы, которые могут иметь важное значение для достижения определенного звучания колокола.


Доводилось слышать, что благодаря современным технологиям литья колоколов, копии, изготовленные на воронежском заводе «Вера», которые получил Гарвардский университет в обмен на Даниловский ансамбль, звучат лучше исторических колоколов. Согласны вы с этим?

Копии исторических колоколов, которые были переданы Гарвардскому университету, более яркие по звуку, но даже американцы, которые, приезжая к нам, впервые слышат Даниловские колокола, остаются под сильным впечатлением от них и отмечают интересный и оригинальный звук нашего ансамбля. Исторические колокола не равнозначны по звучанию, но все вместе они составляют удивительно гармоничный ансамбль, который и был известен в Москве. Надо сказать, что все колокола исторического набора имеют свою неповторимую эстетику звучания, просто надо уметь пользоваться их возможностями, чтобы красиво их представить. Когда такой большой набор расположен на колокольне, довольно непросто бывает добиться гармоничного звучания. Особый шарм придают всему набору большие колокола.


Ежегодно мы устраиваем фестивали звонов, которые напоминают москвичам об этой удивительной реликвии, стараемся показать, насколько интересным и необычным может быть исполнение звонов. Большая программа запланирована нами в связи с десятилетним юбилеем возвращения на Родину исторических колоколов. В конце сентября нас ожидают встречи с дорогими гостями: с 27 по 29 сентября пройдет конференция, откроется выставка в монастыре, а 30 сентября состоится фестиваль звонов и юбилейный вечер, посвященный 10-летию возвращения Даниловских колоколов. Так что, всех ждем в гости на наш праздник!      



Беседовала Екатерина Орлова

Фото: Гавриил Григоров 

В материале также использованы снимки 

из фототеки Данилова монастыря Москвы

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ