«Стоять на Предании и отразить собственный опыт»

Архимандрит Порфирий (Шутов)

Архимандрит Порфирий (Шутов), руководитель рабочей группы Комиссии Межсоборного Присутствия по вопросам организации жизни монастырей и монашества, ответил «Монастырскому вестнику» на вопросы о том, какие задачи стояли перед составителями проекта документа «Внутренний устав монастырей» и как проходила работа над типовым уставом.

Отец Порфирий, в профильной Комиссии Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви Вы руководили работой над проектом документа «Внутренний устав монастырей».  В настоящее время работа завершена и документ отправлен в аппарат Присутствия. 23 сентября 2016 года на Собрании игуменов и игумений монастырей Русской Православной Церкви проходило обсуждение концепции типового устава. Комиссия также получила отзывы на документ из епархий. Скажите, помогло ли обсуждение документа улучшению его качества?

Обсуждение вопросов монастырской жизни и стало началом работы над формированием церковной позиции по теме устава. И, прежде всего, потому, что монастырские уставы – это живая насущная  проблема, которая была зафиксирована. Действительно, в наших монастырях есть либо уставы, которые лежат на полке и не работают, либо их вообще нет. Но ведь монастырь – это уставная организация. Монастырский устав – фундамент, основание монашеской общины. Его значение трудно переоценить. Монах лишь тогда в полной мере может называться монахом, когда он не монах вообще, а насельник какого-то конкретного монастыря. Для него устав имеет такую же ценность, как Священное Писание и творения святых Отцов.

Необходимость в уставах назрела в монастырях давно, и дальше решение вопроса надо было лишь перевести в практическую плоскость. Были предложены разные подходы. Обсуждалась сама возможность проектирования уставов для разных  монастырей. Отстаивалось мнение, что есть смысл создать один типовой устав и именно таким образом решить эту проблему. Но, очевидно, что исполнять такой устав в полной мере монастыри не смогут хотя бы потому, что условия жизни разных монастырей в нашей стране сильно отличаются друг от друга. К самому факту этого разнообразия нужно отнестись с уважением, так как оно есть не что иное, как проявление действия Промысла Божиего в нашей жизни.

Монастыри Сибири и Дальнего Востока отличаются от монастырей в Крыму или Краснодарском крае, как отличаются друг от друга монастыри мегаполисов и удаленных от городской суеты поселений. Одни находятся в исторических местах, другие построены в новейшее время. Но каждый из них являет собой  действие Промысла Божия, творящего жизнь Церкви.

Вот почему членами Комиссии единогласно был принят такой подход: устав должен, во-первых, основываться на Священном Предании, а во-вторых, быть «работоспособным» в конкретных условиях жизни каждого монастыря. Если задаться достижением этих двух целей, то мы приходим к выводу, что у каждого монастыря должен быть свой устав. А задача на общецерковном уровне заключалась в том, чтобы снабдить монастыри неким пособием, которое могло бы помочь им в том, чтобы, во-первых, поставить разработку устава на почву церковного предания и, во-вторых, предложить формат устава, то есть системный перечень вопросов, по которым устав обозначает некую норму.

В результате нашей рабочей группой был создан документ объемом около 300 страниц. Почти половину составляют святоотеческие высказывания  по основным вопросам уставного регулирования. Они размещены в Приложении. Именно благодаря Приложению документ получился  настолько содержательным. Мы прочитывали его в монастырях за трапезой как полезное чтение. На наш взгляд, важно, чтобы в общем документе были отражены лучшие образцы устроения монашеской жизни. Монастырский устав должен вдохновлять братию к устроению общины. Но именно живое обсуждение и  поиск правильного решения помогали нашей Комиссии находить единомыслие при работе над проектом этого документа.

Широкое общецерковное обсуждение также показало, что документ состоялся. Мы получили положительные отзывы из епархий. Конструктивные предложения были рассмотрены и учтены в последней редакции.

Другими словами, все, кто хотел поучаствовать в обсуждении типового устава, так или иначе могли это сделать. Какой формат, по Вашему мнению, является наиболее эффективным для  обсуждения подобных документов? Есть ли польза от дискуссий на официальных площадках Межсоборного присутствия и Синодального отдела по монастырям и монашеству в Интернете?

Польза, конечно, есть, и обсуждение вопросов монастырской жизни должно проходить в разных форматах, чтобы люди могли выбрать для себя наиболее удобные. Но могу сказать, что самые содержательные отзывы на проект документа мы получали в виде писем, адресованных Комиссии Межсоборного  присутствия и Синодальному отделу по монастырям и монашеству. Очевидно, что их авторы выделили время на то, чтобы продумать и обстоятельно изложить свои замечания и предложения.

Кроме того, живая дискуссия, где бы она ни проходила, почти всегда перерастает из обсуждения документа в обсуждение вообще всех злободневных проблем монастырской жизни и тем самым удаляется собственно от обсуждаемого вопроса. Но ведь все вопросы сразу обсудить невозможно, сколько бы ни было выделено времени на дискуссию. Как невозможно, впрочем, предусмотреть и прописать в уставе все проблемы монашества. Многие из наиболее часто поднимаемых во время дискуссий тем требуют специального изучения, в некоторых случаях – богословского исследования и только потом – принятия по ним церковных решений, если таковые возможны. Бывает, что общего решения и быть не может, когда объективно  есть некий диапазон для творчества, так как один и тот же вопрос можно решать в разных монастырях по-разному.

Если создавать единственный для всех устав, то он, конечно же, не отразит красоты и разнообразия жизни наших монастырей. С другой стороны, чтобы во множестве не потерять единства и стройности, мы рекомендуем всем разработчикам создавать устав, твердо встав на почву Церковного предания и лучших образцов устроения монашеской общины. Это путь сложный. Но кто обещал, что путь спасения должен быть простым?

 

                                                                        Беседовала Екатерина Орлова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ