В Зосиме я вижу невероятную чистоту души

Монахиня Зосима (Верховская)
Монахиня Зосима (Верховская) – праправнучатая племянница преподобного Старца Зосимы (Верховского). Сейчас она является насельницей основанной святым женской Зосимовой пустыни и продолжает исследовать биографию и духовное наследие великого предка. Журнал «Монастырский Вестник» поговорил с ней о том, как изучение своей родословной может привести к возобновлению целого монастыря

«Захар в монахах»

Мать Зосима, расскажите о себе: каков Ваш жизненный путь? Как в Вашей семье проявлялась, ощущалась память о великом предке – преподобном Зосиме? Что Вы знали о нем?

Двадцать пять лет назад я не имела ни малейшего представления о старце Зосиме, великом подвижнике Православия, заслужившем у человечества канонизацию в лике святых. Как выяснилось к настоящему времени, ни одна из моих родственных семей советской эпохи не сохранила о нем память. Так, может быть, и вам, дорогие читатели, не поздно покопаться в архивах?!

Родилась я в 1938-м году. Папа из дворянской семьи, мама – из священнической. Но они не рассказывали нам с сестрой в детстве, что познали их семьи в те страшные годы. Однако как-то исподволь при выборе профессии после школы я исключала всё, что может коснуться политики. Не пошла в университет ради любимой математики, чтобы не иметь шанса стать учительницей. Окончила радиофакультет Политехнического института. И только начав работать над техническими военными проблемами, поняла, что единственную жизнь посвятить «нелюбимому» делу невозможно. Полистав в библиотеке журналы по естественным наукам, нашла, что математическими методами начали пытаться пользоваться геологи.

И я перешла к ним работать. Чтобы понимать сущность решаемых проблем, закончила вечернее отделение геологоразведочного института. Мне удалось применить один из математических аппаратов для решения поисковых задач в геохимии. Получались очень интересные результаты. К сожалению, после моего выхода на пенсию кардинально поменялись типы компьютерного обеспечения и использование моих программ прекратилось. И всё-таки в начале 2000-х годов удалось установить программы, осуществляющие мою методику, на новой технике в том же институте. Предлагаемый метод был наилучшим математическим подходом к решению поисковых задач без априорных предположений. Однако нужно было проработать хоть какие-то примеры на реальных материалах. Мешало не столько то, что я уже была монахиней, сколько начавшиеся после семидесяти недуги. Не хватило пороха. Жаль до сих пор.

Как Вы впервые узнали о преподобном Зосиме?

Выйдя на пенсию, я серьезно взялась за восстановление своей родословной. Сначала – папина фамилия. Верховские оказались сугубо военной династией. Из архивных документов шла информация о Смоленской шляхте, потом в регулярной армии – о поручиках, генералах, был даже военный министр, а среди моряков – адмирал. Были, конечно, и коллежские асессоры, надворные советники, земские деятели и т.п. Военные участвовали в защите Родины на протяжении всех войн, которые пришлось вести России.

Наконец настало время поинтересоваться фамилиями, представители которых были в супружеских отношениях с моими Верховскими. И вот я открыла архивное дело Маневских – семьи матери преподобного Зосимы. Там среди прочего оказались следующие строки: «Дочери Ивана Федоровича Маневского: ...Анна замужем за Богданом Даниловичем Верховским, их сыновья – Филипп, Илья, Захар в монахах». Эти два слова «Захар в монахах» произвели громоподобное впечатление. Ничего монашеского не было в моей жизни даже в размышлениях. Шел 1990-й год.

Сейчас я считаю, что Господь ради информации о «Захаре в монахах» и послал меня на поиски родословной.

Прототип для Достоевского и заинтересованная монахиня

И какими стали ваши первые шаги, действия на пути знакомства с великим предком? Какие сведения о нем были доступны на тот момент?

Отложив все родословные дела, я погрузилась в поиски информации о монахе Верховском, в миру Захаре. Эта сфера человеческой жизни была тогда для меня за семью печатями. Где что искать – ни малейшего понятия! Но Господь вел. Как-то взяла давно рекомендованные мне книги «Некрополей». И вот в «Провинциальном некрополе» нахожу по фамилии: «(Верховский) Зосима, см. схимонах». И далее по ссылке: «Схимонах Зосима (Верховский) ум. 24 октября 1833 года, похоронен под плитами Троицкого собора Троице-Одигитриевского монастыря Верейского уезда Московской губернии». Дана ссылка на «Жизнеописание схимонаха Зосимы» в октябрьском выпуске серии «Подвижники Православия», издававшейся Пантелеимоновым монастырем на Афоне в начале 1900-х годов. Это жизнеописание (особенно более полное издание, найденное впоследствии) стало путеводной нитью для дальнейших поисков и биографических подробностей в жизни старца Зосимы и истории основанного им монастыря.

Позвонила моей родственнице Верховской. Она намного старше меня, помнит дореволюционные разговоры в семье. Сначала она ответила мне, что ничего о монахе в нашей семье не слышала. Но вскоре перезвонила и взволнованно сообщила: «Кто-то из наших Верховских был прототипом старца Зосимы в романе Достоевского "Братья Карамазовы"», – естественный уклон памяти у литератора по профессии. В Петербургском музее Достоевского мне удалось связаться с исследователем, занимавшимся именно старцами. Он подтвердил, что литературоведы считают Зосиму Тобольского одним из прообразов старца Зосимы у Достоевского.

Довольно сложная проблема заключалась в том, что ни о каком «Троице-Одигитриевском монастыре Верейского уезда Московской губернии» никто не знал даже в приемной Управления Московской епархии. Единственный дореволюционный справочник о монастырях, в котором оказалась заметка о подмосковной Зосимовой пустыни, – «Всеобщий иллюстрированный путеводитель по монастырям» (сост. А.А. Павловский, Нижний Новгород, 1907). Там приведена гравюра внешнего вида монастыря 1870- х годов, но не уточнено местоположение. Найти монастырь под Москвой помог один из руководителей воскресных туристических походов, исходивший всё Подмосковье и Смоленщину «по путям армий и сражений 1812 года». Я ему безмерно благодарна! Поездка нашей семьи туда состоялась 23 мая 1992 года. Территория бывшего монастыря оказалась очень далеко от Вереи и числилась в Наро-Фоминском районе. Там тогда располагался пионерлагерь Московского метрополитена.

Как дальше продвигалось восстановление утраченной памяти о преподобном Зосиме?

Работа в архивах была достаточно понятной и успешной. Фонд Московской консистории для меня, живущей в Москве, – «под рукой». Ездила в архивы Санкт-Петербурга по четным годам, а по нечетным в Смоленск. Летом 1992 года семьей же съездили на Конвец. Там только-только начиналась монашеская жизнь. О Зосиме (Верховском) помнили.

На родине преподобного Зосимы в сельце Буловицах под Смоленском побывала несколько раз. Первый раз в 1989 году, когда о святом Зосиме еще ничего не знала. Привела меня туда информация о родине декабриста Повало-Швейковского, матерью которого была Верховская. Теперь-то известно, что мать декабриста приходилась родной сестрой преподобному. Жила она после замужества со своей семьей Повало- Швейковских в том самом доме Верховских, в котором сама родилась и в котором родился ее брат Захария.

Много позже поработала я и в Тобольском архиве. Естественно, оригиналы документов дают богатую информацию не только о фактах каких-то событий, но и о сопровождающих эти факты настроениях, трудностях, несправедливостях и т.п. Нестроения в Туринском монастыре, основанном старцами Зосимой и Василиском в Сибири, подробно отражены в сохранившихся документах Тобольской консистории.

Непросто было выяснить, как же восстановить подмосковный монастырь Зосимову пустынь. В приемной епархиального Управления мне было сказано, что никаких попыток восстановить Троице-Одигитриевский монастырь пока не предпринимается. Посоветовали обратиться к благочинному Наро-Фоминского района. Оказалось, что районный благочинный в первый раз услышал о существовании старинного монастыря на своей территории. По его словам, возвратить монастырь в лоно Церкви чрезвычайно трудно по двум причинам. Во-первых, эта территория, видимо, собственность Метрополитена. За нее надо либо заплатить, либо предоставить другой пионерлагерь. Во-вторых, для восстановления монастыря необходима заинтересованность хотя бы одного священника и хотя бы одной монахини. Желательно организовать общину из мирян, и тогда появится право на какие-либо действия.

Необходимость найти заинтересованную монахиню – для меня буквально шок! Где я ее найду? Решила для себя: создать общину и узнать в администрации Метрополитена их условия передачи территории пионерлагеря в ведение Церкви. В администрацию Метрополитена ходила несколько раз. На мое предложение преобразовать пионерский лагерь в православный мне прямо отказали, но со словами: «Если церковные власти будут просить вернуть территорию монастыря Церкви, то Метрополитен уступит этой просьбе». Потом я эту фразу писала во всех вариантах своих писем к митрополиту Коломенскому и Крутицкому Ювеналию. 

Через знакомого удалось выяснить, что Зосимова пустынь является памятником архитектуры и внесена в так называемые «Списки вновь выявленных памятников в 1982 году». В этом документе Зосимова пустынь обозначена как «интересный пример небольшого провинциального монастырского комплекса середины XIX – начала XX веков». Однако никаких документов по оформлению этого памятника подписано не было никем и нигде. Тогда же организовали необходимую юридическую процедуру, и 22 сентября 1995 года администрация Метрополитена вынуждена была подписать «Охранные обязательства». Эти подписанные «Охранные обязательства» сыграли в дальнейшем существенную роль в принятии решения дирекцией Метрополитена освободить территорию монастыря.

В конце мая 1996 года у меня приняли письмо на имя правящего архиерея в его канцелярии. К письму были приложены фотографии зданий бывшего монастыря с кратким описанием состояния строений; также приведены архивные справки о трех юбилейных датах монастыря в 1996 году (170 лет со дня основания, 155 лет со дня утверждения общежития и 140 лет со дня получения статуса монастыря) и о факте исцелений от воды из Отчина колодца, вырытого старцем Зосимой. Но никакого ответа на письмо я не дождалась.

В сентябре 1996 года у меня появилась «соработница» Галина – помогла связь через местных жителей. У нее был опыт работы в церковных общинах, и она предложила организовать молебен о восстановлении обители. Очень многое и после этого мы стали организовывать вместе; очень она мне помогла, во многом была инициатором. Появились и другие помощники. Составили мы и список из местных жителей, готовых создать общину и просить о восстановлении монастыря.

Решили приурочить молебен к 170-летию со дня основания монастыря 3 декабря 1826 года. На нашу просьбу откликнулся новый благочинный Наро-Фоминских храмов. Объявления о предстоящем молебне мы с Галиной развешивали в электричках, на станциях Киевской дороги. Первый молебен после 65 лет забвения состоялся в ближайшую к празднику субботу 7 декабря 1996 года – в бывшем Троицком храме, на территории монастыря (для этого брали разрешение в Управлении Метрополитена). Пришли жители соседних селений, приехало много туристов из Москвы – всего было человек 150.

Лето 1997 года было посвящено восстановлению Отчина колодца в лесу, где когда-то проводил отшельнические дни старец Зосима в последние годы своей жизни. Второй для нас молебен с водосвятием прошел около Отчина колодца при большом стечении народа в канун праздника Иконы Божией Матери «Одигитрии» 9 августа 1997 года.

Отсутствие информации о реакции епархии на мое письмо делало совершенно неясным, что же еще можно предпринять. «Прыгать» через голову правящего архиерея было невозможно. Да и куда прыгать? Всю зиму 1997–1998 годов я ездила в Хотьково к монахине Анне (Тепляковой), где меня понимали, и я всё ныла-ныла о своей беде. Наконец Тепляковы решили отвести меня к старцу Науму в Лавре. Батюшка подумал и благословил меня ехать в Коломну к матушке Ксении и просить именно ее передать митрополиту мое письмо из рук в руки. День тот, с которого начались реальные шаги в сторону возобновления Зосимовой пустыни, был 8 февраля 1998 года. Благословение старца Наума открыло дорогу.

Первого мая по благословению Владыки состоялась поездка в Зосимову пустынь благочинного епархиальных монастырей и игумении Ксении. В августе было подано письмо от епархии в Управление Метрополитена с просьбой о содействии в передаче монастыря верующим. Ответ оказался неожиданным: «Выше упомянутый комплекс бывшего монастыря не принадлежит Метрополитену на правах собственности, а лишь передан в управление для организации в нем летнего отдыха детей сотрудников. В этой связи вопрос о передаче комплекса Русской Православной Церкви должен решаться на уровне Правительства Москвы».

Полтора года длилась переписка благочинного монастырей Московской епархии с Департаментом государственного и муниципального имущества города Москвы. Только 25 апреля 2000 года вышло Постановление Правительства Москвы о передаче Московской Епархии Русской Православной Церкви комплекса зданий и сооружений бывшего Троице-Одигитриевского монастыря «Зосимова пустынь».

Мысль о подготовке прославления старца Зосимы до открытия монастыря была подана новым благочинным Наро-Фоминского района. Я сдала благочинному написанный для этой цели материал, частично заимствованный из известного «Жизнеописания схимонаха Зосимы (Верховского)», частично из моих архивных находок. На заседании Комиссии по канонизации 15–16 сентября 1999 года было принято решение о причислении старца Зосимы к лику святых Московской епархии, утвержденное 11 ноября того же 1999 года Святейшим Патриархом Алексием. Праздник прославления старца Зосимы (Верховского) в лике преподобных состоялся 23 июля 2000 года. К этому времени монашеская жизнь в Зосимовой пустыни уже началась.

Не быть безродным

Как складывалась Ваша личная жизнь за эти годы? Жизнь Вашей семьи?

Монашеская жизнь в Зосимовой пустыни текла, а я была как-то рядом, но не в ней. При этом я так глубоко прикипела к пустыньке, к ее истории, к памяти дорогого Зосимы, что решилась подать заявление о постриге. Митрополит подписал заявление моментально, снизойдя также к моему желанию получить имя Зосимы после прославления старца.

На занятия в архивах с целью написания и издания книги об истории монастыря у меня было благословение благочинного епархиальных монастырей. Да и духовник всё последующее время меня поддерживал в необходимости выполнять ту работу, на которую у меня были способности и силы. Удалось найти автографы старца Зосимы, а из творений – рукопись «Поучения о послушании». Именно с этой не опубликованной ранее рукописи началась кропотливая работа в издательском отделе Троице-Сергиевой лавры по сбору творений преподобного старца Зосимы (Верховского). Прекрасная книга была издана в 2008 году.

Довольно мучительно проходило свой путь к выпуску в свет первое мое детище. Три раза мне его возвращали с требованием переделать. Наконец в 2008 году книга «Женская Зосимова пустынь» вышла. Опыт у меня появился, и вторая книга «Монашество Зосимовой пустыни» не заставила себя ждать и вышла в 2010-ом. Жаль, что редакция не решилась дать предложенный мною чисто монашеский заголовок «Единомыслием исповемы». Когда книги о монастыре были закончены, мой духовник благословил меня доделать свои родословные. Эти родословные как по отцовской, так и по материнской линиям я издала книгами.

Оправдание моим генеалогическим изысканиям я нашла не у кого-нибудь, а у отца Павла Флоренского: «Себя чувствовать надо не затерявшимся в мире, пустом и холодном, не быть бесприютным, безродным; надо иметь точки опоры, знать свое место в мире – без этого нельзя быть бодрым. Надо чувствовать за собою прошлое, культуру, род, Родину. У кого нет рода, у того нет и Родины, и народа. Без генеалогии нет патриотизма: начинается космополитизм – "международная обшлыга", по слову Достоевского. Чем больше связей, чем глубже вросла душа в прошлое, чем богаче она обертонами, тем она культурнее, тем более культурная масса личности: личность тем более носит в себе то, что более ее самое» [Флоренский Павел, священник. У водоразделов мысли (Черты конкретной метафизики). Т. 2. – М., Академический проект, 2013. С. 29].

Очень естественно и осознанно произошло воцерковление всей моей семьи. Внучка получила высшее образование в Свято-Тихоновском богословском институте. Дочь с 2007 года посещала занятия на курсе богословских наук в системе второго образования при Московской духовной академии. Увлеклась философией. Теперь у нас достаточно обычны разговоры между собой на духовные темы. Иждивением дочери поставлен памятный крест на родине преподобного Зосимы в Буловицах под Смоленском. Первого октября 2015 года поклонный крест был освящен тремя священниками Смоленской епархии. Приезжала игумения Фаина из Зосимовой пустыни в сопровождении сестер и паломников. Теперь родина святого Зосимы – не забытый людьми край.

«Я – обыкновенный человек»

В чем, по Вашему мнению, главный урок, оставленный нам преподобным Зосимой?

В преподобном Зосиме я вижу невероятную чистоту души. Никаких компромиссов в принципиальных вопросах. Никаких разбирательств и споров с теми, в которых не чувствуется стержня правдивости.

Что касается творений старца Зосимы, то ясно видятся его основные мысли, воспринятые у Василия Великого, Исаака Сирина, Иоанна Лествичника. Сам преподобный Зосима всегда подчеркивал, что он следует учению великих Отцов Церкви. Помню, как ждали монахи публикации «Записей о 75 действиях Иисусовой молитвы на старца Василиска, сделанных старцем Зосимою»! Да и сам он, конечно, сподобился этого Божиего дара. Великий опыт! Щедрое откровение.

Вы чувствуете какую-то повышенную ответственность в связи с тем обстоятельством, что Ваша биография переплетена со святым старцем Зосимой?

Когда я общаюсь с людьми верующими и знающими мое плотское родство со старцем Зосимой, то вижу в них нескрываемую потребность видеть и во мне что-то особенное. Но я – обыкновенная, как и все. Лучше бы все это видели, так как в этом – правда.

А когда я чувствую, как близок преподобный Зосима ко мне, как помогает, как добр, – вот тогда мне становится страшно за свою безответственность перед Богом и перед ним.

Если давать краткую характеристику женской Зосимовой пустыни, как бы Вы ее описали?

Территория Зосимовой пустыни вошла в 2012 году в состав расширенной Москвы, и монастырь стал ставропигиальным. Во время своего посещения монастыря Святейший Патриарх Кирилл с радостным удивлением отмечал, что окружающий лес оставил Зосимову пустынь именно «пустынькой». Это действительно выделяет Троице-Одигитриевский монастырь в ряду столичных. Троицкий храм очень красиво возобновлен и внешне, и внутри. Территория тоже украшается – у пустыньки есть преданный и ответственный благодетель. Один за другим ремонтируются монастырские корпуса. Остается пока в мечтах восстановление разрушенного до основания Одигитриевского храма. Ведь монастырь – Троице-Одигитриевский!

Сестер немного, но читается Псалтирь в течение всего дня с поминанием имен и из записок, и по довольно большому монастырскому помяннику. Службы в храме идут чинно, сестры поют слаженно и по-монастырски. Сестричество чтит память своего святого Зосимы. Ежегодно ходят крестные ходы к Отчину колодцу в лес и на праздник иконы Одигитрии. Теперь уже есть хорошая дорога к монастырю и люди приезжают на службы и на экскурсии.

Поэтому обязательно съездите в Зосимову пустынь.

Беседовал Никита Богатов


 


 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Игумения Серафима (Шевчик)
Игумения Иннокентия (Попова)
Митрополит Владимирский и Суздальский Евлогий (Смирнов)
Иеродиакон Роман (Огрызков)