Главное в жизни сестер – обретение Бога

Женский монастырь в честь Всех святых, в земле Русской просиявших, Читинской епархии

 О монастыре в честь Всех святых, в земле Русской просиявших, – единственной женской обители в Забайкальском крае – рассказывает настоятельница монастыря игумения Ольга (Василькова).

Монастырь Всех святых, в земле Русской просиявших, Русской Православной Церкви основан на новом месте, заложен в 2001 году.

Забайкальский край особенно пострадал от безбожия, в годы Советской власти было разрушено, стерто с лица земли буквально все, что было связано с Церковью. С 1940-х до 1990-х годов на всю область действовал один храм – небольшая деревянная церковь в Чите.

В 2001 году в 20 километрах от города Читы, на окраине поселка Атамановка, на месте заброшенных совхозных полей было положено основание первой после восьмидесяти лет безбожия обители на Забайкальской земле.

В Собор святых Русских, которому посвящена наша обитель, в 2000 году вошел великий сонм новомучеников и исповедников Церкви Русской, пострадавших в годы гонений от безбожной власти. И мы, конечно, чтим их как своих покровителей, совершаем службы в дни их памяти, размещаем материалы об их подвиге на монастырском сайте. Мне и еще четырем сестрам нашего монастыря в монашеском постриге были даны имена в честь святых Царственных страстотерпиц. Также две сестры нашего монастыря в иноческом постриге носят имена новомучениц ХХ века. Чтим их память, воссылаем молитвы.

Как внешнее строительство монастырских стен, так и духовное основание монашеской жизни нашей обители было заложено Высокопреосвященным Евстафием, ныне архиепископом Александровским и Юрьев-Польским, в 2000-2014 годах управлявшим Читинской епархией. При владыке Евстафии на Забайкальской земле началось духовное возрождение. Многие из нас пришли в обитель, привлекаемые примером его подвижнической жизни, сугубо монашеского устроения, напитанности святоотеческим духом. Приняв постриг в обители преподобного Сергия, Владыка впоследствии нес служение в Даниловом, Толгском, Спасо-Яковлевском монастырях, его наставниками были приснопамятные архимандрит Кирилл (Павлов) и архимандрит Павел (Груздев), которых он глубоко почитал. Своим духовным опытом Владыка щедро делился с нами, духовно собирая обитель.


В основание нашего монастыря были положены частицы мощей преподобного Сергия Радонежского и преподобных Дивеевских жен – Александры, Марфы и Елены – духовных чад преподобного Серафима Саровского. Так зарождающаяся обитель была поручена покровительству двух великих русских Преподобных.

Когда было начато строительство, Владыка часто приезжал, служил молебны в строящемся храме, делал замечания по стройке, беседовал со строителями, окроплял все святой водой. Потом, когда в монастыре был построен архиерейский дом, Владыка переехал в монастырь. Участвуя в нашей жизни, интересовался всеми ее сторонами – духовной, богослужебной, хозяйственной. Он наставлял, ободрял, укреплял, утешал и обличал нас, где это было нужно. При этом он наставлял нас более даже не словами, а образом своей жизни, своей любовью к богослужению. Часто Владыка служил в монастыре в будние дни – без диакона, без иподиаконов, иерейским чином. Когда позволяли епархиальные дела, он старался возглавить крестный ход, который мы ежедневно совершаем вокруг монастыря, часто приходил на утреннее правило, сам читал полунощницу. Бывало, вечерами Владыка ходил вокруг храма, и было спокойно: «Владыка молится». Однако если кто-то из сестер или паломников подходил к нему с вопросом, он неизменно уделял внимание, и слово его всегда было исполнено особой духовной силы, святоотеческой мудрости и отеческой заботы.

Мы счастливы тем, что Господь дал нам эти 14 лет пребывания под омофором архиепископа Евстафия. Мы видели, как Владыка живет в Церкви, как он беззаветно, радостно и бодро служит, как относится к людям, и это возгревало в нас желание так же самоотверженно служить Богу и людям.


Одним словом, наша обитель родилась и возросла не на пустом месте. Точнее, на пустом, но молитвы, труды и попечение ее основателя наполнили эту пустоту и внешне, и внутренне, привлекли сюда милость Божию, освятили это место, сделав его местом особого Божиего присутствия, «лесенкой на Небо», как отмечают многие паломники, приезжающие в монастырь.

Наш храм – домовый, расположен в одном здании с трапезной, библиотекой и сестринскими кельями. Также в монастыре есть дом для паломников и мастерские, колокольня, архиерейский дом, дом для духовенства, хозяйственные постройки. Несмотря на то что наша обитель довольно молодая, в монастырском храме много чтимых святынь: Распятие с частью Древа Креста Господня, иконы с частицами мощей святителей Николая Чудотворца, Иоанна Тобольского, Димитрия Ростовского, Иннокентия Иркутского, Феофана Затворника, Афанасия Ковровского, преподобных Антония Великого, Сергия Радонежского, Варлаама Чикойского, Софии Суздальской, преподобномучениц великой княгини Елисаветы и Рафаилы, игумении Чигиринской, праведного Симеона Верхотурского, а также – как некий знак духовной преемственности – ковчег с частью Древа Креста Господня и частицами мощей святых, переданный в обитель родственниками одной из насельниц читинского Покровского женского монастыря, разрушенного в 20-е годы ХХ века. Сия святыня благоговейно хранилась в семье инокини в течение всех богоборческих лет и Великим постом 2015 года была передана в обитель. В ковчеге пребывают частицы мощей великомученика и целителя Пантелеимона, святого Косьмы Бессеребреника, преподобномучеников Афонских Евфимия, Игнатия, Акакия, Иакова и святых Исаакия и Иулиании.


Престольный праздник обители, день Всех святых земли Русской (второе воскресенье после Троицы), собирает уже до 800 человек. Божественная Литургия, возглавляемая правящим архиереем, митрополитом Читинским и Петровск-Забайкальским Димитрием, и торжественный крестный ход традиционно завершаются общей праздничной трапезой.

Сейчас в обители 17 насельниц – 8 монахинь, 7 инокинь, 2 послушницы. Монастырь управляется игуменией и Духовным собором, в который входят 4 монахини, «старейшие» по постригу.

День в обители начинается в 6 часов утра.

В 6:30 – утреннее правило в храме: утренние молитвы, полунощница, если не совершается Божественная Литургия – акафист по дню.

7:30 – Божественная Литургия;

9:00 – завтрак, далее послушания;

12:00 – обед;

12:30 – 14:00 – келейное время;

14:00 – послушания;

16:00 – чай;

17:00 – вечерняя служба, состоящая из вечерни, утрени и первого часа.

По окончании службы – крестный ход вокруг обители, ужин и вечернее правило в храме: повечерие, три канона, вечерние молитвы.

После правила оставшееся до сна время (до 23-24 часов) сестры могут распределить по своему усмотрению: молитва, чтение, отдых, рукоделие, келейные занятия.

Обед и ужин являются уставными трапезами, на которых необходимо быть всем, а завтрак и чай – по желанию.

Келейное правило сестер состоит из одной кафизмы, одной главы Евангелия, двух глав Апостола и Иисусовой молитвы. В кельях сестры живут, как правило, по двое.


Суточный круг богослужения совершается в обители ежедневно. В нем участвует большая часть сестер, насколько позволяют послушаня. На Литургии присутствуют практически все, кроме несущих череду в трапезной (они вынуждены уходить на послушание после Евангелия), и тех, кто трудится в коровнике (они уходят по окончании утреннего правила).

Среди послушаний, которые несут сестры нашего монастыря:

– клиросное, церковное, алтарница, звонарь;

– просфорня, иконописная, швейная, вышивальная (машинная вышивка);

– экскурсовод, воскресная школа для детей и взрослых, сайт монастыря, фотограф, социальная и просветительская деятельность (посещение Детского дома, Дома ребенка, детей-инвалидов, реабилитационного центра и др.);

– трапезная, хлебопекарня, молочный цех;

– огородное, садовое, коровник, птичник, цветники;

– церковная флористика, водитель, бухгалтер, архивариус (работа в архивах по сбору материалов по истории православного Забайкалья).

Естественно, что при таком количестве послушаний каждая сестра совмещает несколько видов деятельности. Большинство сестер несут череду на трапезе по 2 дня. На огородное послушание в сезон выходят почти все, кроме немощных. На коровнике меняются сестры, которые могут нести это послушание. Остальные послушания достаточно постоянны. Всего послушания занимают около 5 часов в день, кроме, конечно, трапезной и некоторых других, где сестры заняты большее количество времени.

В нашем монастыре есть несколько наемных рабочих, помогающих нам в тяжелых трудах, есть паломники-помощники, желающие пожить в монастыре и помочь в необходимых сезонных работах, есть паломники-добровольцы, помогающие нам в проведении занятий в воскресной школе, праздничных спектаклей, летнего лагеря для девочек, в других социальных и просветительских проектах. В основном организацией этих мероприятий занимаются 1-2 сестры и помощники-добровольцы.


Приход сестер в обитель – это, конечно, дело Промысла Божия. Господь полагает на сердце желающему подвизаться в иноческом звании, и человек приходит. Бывает, что сразу несколько человек приходит – один за другим. Бывает, в течение года-двух Господь никого не приводит – по-разному бывает. Мы всегда предлагаем желающим пожить, посмотреть, чтобы они сами поняли, близок ли им такой образ жизни, готовы ли они так жить до конца своих дней, и в то же время сами смотрим, не расстроят ли они все сестричество.

Поскольку наш монастырь небольшой, я живу той же жизнью, что и сестры: живу в одном корпусе с ними, хожу со всеми на общие сезонные послушания, на клирос, поэтому доступна для сестер. Каждая может подойти, задать вопросы, попросить о беседе, и я стараюсь уделить столько времени, сколько нужно. То же и с откровением помыслов – по необходимости сестра обращается, и мы находим время для беседы. Или же, видя, что сестра не подходит, будучи в состоянии смятения или уныния, я стараюсь сама уделить ей внимание, расспросить, сугубо помолиться о ней. Конечно, 7 лет игуменства – это не очень большой срок, и мой относительно молодой возраст может тоже кого-то смущать: какой тут духовный опыт, какое откровение помыслов? Но я верю, что Господь, «умудряющий слепцы», за истинное послушание и доверие подаст вопрошающему все необходимое и через неопытного и недостойного наставника. Конечно, очень важна духовная деликатность, важно советовать, а не повелевать, предлагать, а не давить.


Главное во внутренней жизни сестер, думаю, – обретение Бога, приближение к Богу, преодоление в своем сердце ветхого человека, изменение своей жизни – через молитву, участие в таинствах, терпение, внутренний труд над своей душой. Возможно, что это актуально пока не для всех сестер нашего монастыря, но мне бы хотелось, чтобы мы все к этому стремились. И еще очень важно – достижение единства внутри сестричества, чтобы мы жили вместе и дышали единым духом, «единым сердцем и едниными усты…»

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Иоанно-Богословский Череменецкий монастырь
Монастырь Новая Шуамта в честь Хахульской иконы Божией Матери
Староладожский Свято-Успенский девичий монастырь
Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Иоанно-Богословский Череменецкий монастырь
Монастырь Новая Шуамта в честь Хахульской иконы Божией Матери
Староладожский Свято-Успенский девичий монастырь