Как благословение старшего поколения…

17 апреля, на Радоницу, в день особого поминовения усопших, в Белом зале Московского архитектурного института (МАРХИ) открылась выставка, на которой часть экспозиции посвящена возрождению Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

 Это семейная выставка, и называется она так: «Четыре поколения. Архитектура. Живопись. Графика». Приурочена к 100-летию Александра Рочегова и Марии Энгельке – представителей героического поколения, прошедших войну, ставших высококлассными профессионалами и воспитавших детей, внуков и правнуков в любви к своей профессии. По удивительному Промыслу Божию столетний день рождения Марии Энгельке – она родилась 17 апреля 1918 года – совпал с Пасхальной Радоницей!


Внучка Александра Григорьевича и Марии Александровны Полина Гридасова вот уже девятнадцать лет живет рядом с мужским монастырем Успения Пресвятой Богородицы Калужская Свято-Тихонова пустынь и является монастырским архитектором. Пять планшетов на выставке представляют ее работы – проекты реконструкции Преображенского собора обители с нижним храмом преподобного Тихона Калужского, музейного комплекса «Великое стояния на Угре», храма в честь иконы Божией Матери «Владимирская». Шестой планшет иллюстрирует разные моменты монастырских строительных будней; отдельно экспонированы рисованные шаблоны резьбы иконостаса и клиросов Успенского собора монастыря. (О своем духовном и профессиональном пути, приведшем ее в обитель на Калужской земле, Полина рассказала порталу «Монастырский вестник» в интервью «Я считаю, что меня преподобный Сергий к преподобному Тихону прислал»).

На открытии выставки звучала живая классическая музыка – любимые произведения Александра Григорьевича Рочегова, который когда-то прекрасно их исполнял. Большой интерес у посетителей вызвали живописные произведения художественно одаренных потомков Александра Григорьевича и Марии Александровны: их младшей дочери художницы Анны Рочеговой, внука Александра Ионова, правнуков Федора и Луки. А также представленный на планшетах архив старшего поколения и современные проекты «Творческой мастерской архитектора О. Гридасова», в которой трудятся отец и мама Полины, ее брат Петр и она сама.

 О своих дедушке и бабушке монастырский архитектор вспоминала тепло, уважительно, с воодушевлением, приведя множество интересных фактов, которые нельзя обойти вниманием:


– Дед проектировал Волго-Донской канал, гостиницу «Ленинградская», универмаг «Московский», посольство СССР в Гаване, работал над типовым жилищем. Занимал руководящие должности, в свои 75 лет он создал Российскую академию Архитектуры и Строительных Наук и стал ее первым президентом. А одной из последних его работ было участие в возрождении храма Христа Спасителя в Москве. Умер дед внезапно – 2 декабря 1998 года, полный физических сил и творческих планов, продолжая до последних дней полноценно работать и созидать заделы на будущее, которые живы и по сей день. На меня произвело огромное впечатление то, что произошло на отпевании деда в храме «Большое Вознесение». Дежурный священник, подойдя ко гробу и спросив имя усопшего, вдруг ахнул, узнав его: «Александр Григорьевич!» Дальше он сказал удивительные слова, обращаясь к пришедшим в храм родственникам и толпе сослуживцев, которые даже не знали, как наложить на себя крестное знамение: «Вы знаете, кого мы хороним?! Мы праведника хороним! Я имел счастье работать с Александром Григорьевичем в Комиссии по восстановлению храма Христа Спасителя! Праведника хороним!» – повторил он. После чего отец Геннадий вдохновенно совершил чин отпевания. Я была потрясена. Деда – коммуниста с огромным стажем, никогда не ходившего в храм, назвал праведником неожиданно узнавший его священник! Именно после кончины деда я впервые в жизни по совету диакона Георгия (Савина), с которым мы познакомились незадолго до этого, полностью прочла Псалтирь. Можно сказать, что с этого момента началось мое воцерковление.


А бабушка Маша является автором художественного оформления интерьеров вестибюля и холлов гостиницы «Ленинградская» (высотного здания на Комсомольской площади), интерьера метро «Арбатская», интерьеров представительских помещений Белого дома, гостиницы «Россия», посольства СССР в Гаване. Последняя ее работа ‒ роспись большой трапезной палаты в храме Христа Спасителя. Она выиграла этот закрытый конкурс в возрасте 80 лет! Жюри попало в затруднительное положение, узнав, кем является автор-победитель. Как художница преклонных лет сможет осуществить роспись такого масштаба?! Плохо они знали мою бабушку... Прилетевшая на помощь из Швеции младшая дочь (моя тетя) художница Анна и около 60 студентов московских художественных вузов забирались на высокие подмостки и под бабушкиным руководством, по ее эскизам осуществляли проект. Я приезжала со стройки храма преподобного Тихона в монастырском пальто, забрызганном черным битумом (как раз в 2000 году делали гидроизоляцию нижнего храма), в храм Христа Спасителя и видела тех бодрых художников, почти сплошь забрызганных так же, как и я, но только не битумом, а белой краской, служившей фоном трапезного зала.

Бабушка с дедушкой в конце жизни обвенчались. Им было уже по 75 лет, и тогда, в середине 90-х годов, дед вдруг дал согласие на венчание в храме Ризоположения на Донской улице. Наверное, православные семейные корни, питавшие их в далеком детстве, дали свои благодатные плоды. А их знакомство, начавшееся в Санкт-Петербургской Академии художеств, продолжившееся в военные годы в эвакуации, сложилось в семейные отношения в 1944 году на территории Троице-Сергиевой Лавры! Монастырь оказал тогда большую помощь – предоставил студентам и преподавателям Академии художеств, партиями возвращавшимся из эвакуации, свои помещения для временного размещения. Именно там они приняли решение о дальнейшей совместной семейной жизни. Бабушка пережила деда на 13 лет, и, к счастью, успела неоднократно побывать в нашей Свято-Тихоновой пустыни. Причащалась за Божественной литургией. Для меня это было как благословение старшего поколения.

 Полина убеждена, что ее дедушка и бабушка наверняка послужили бы верою и правдою церковному зодчеству, родись они в другое время.

 – Но Промыслом Божиим эти ровесники октябрьского переворота, посвятив свой талант Родине, все же успели поучаствовать и в Божием деле. А я в какой-то мере чувствую себя даже обязанной восполнить то, что они хотели бы сделать и просто не смогли, – заключает она.

 Совершаем дальнейшее «путешествие» по выставке, которое можно назвать путешествием во времени длиною в 100 лет. Полина продолжает рассказ о других членах своей семьи.


–– Вклад моих родителей и брата представлен в экспозиции работ архитектурной мастерской. При этом главным делом жизни мамы – Натальи Рочеговой – является педагогическая практика. 53 года – целую жизнь! – она провела в стенах Московского архитектурного института. Сначала как студентка, потом как аспирантка, потом как преподаватель кафедры Основ архитектурного проектирования, потом доцент, профессор, советник Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), директор Учебно-научного центра «Архитектура и компьютерная графика». И остается безмерно любимым и вечно молодым талантливым человеком и педагогом. Примечательно, что на протяжении двенадцати лет мамина творческая мастерская, через которую прошло несколько поколений студентов, располагалась в одной из келий Богородице-Рождественского монастыря на улице Рождественка. Первое мое сознательное присутствие на Пасхальном богослужении в только что отреставрированном и открывшемся в середине 90-х годов Рождественском храме было именно там. Служил тогда пасхальную заутреню тот самый отец Геннадий, что отпевал дедушку... В 1997 году все помещения, включая «мамину келью», были переданы монастырю, и мы плавно переехали в уже ставшую общесемейным пространством дедову мастерскую на Тверской.

Наше поколение студентов употребляло такую терминологию: «Ты в институт или в монастырь?» В годы моей учебы в МАРХИ на территории Богородице-Рождественского монастыря располагались кафедры промышленного проектирования, скульптуры, живописи и находились мастерские преподавателей. А в храме Николы в Звонарях (Московском подворье Пюхтицкого монастыря) на той же Рождественке была кафедра рисунка. Теперь мне в голову приходит мысль: несмотря на то, что в советское время храмы и монастыри были закрыты и приспособлены под разного рода светские учреждения, благодать святых мест творила свое невидимое чудо.

 …Совсем недавно, в среду Светлой седмицы, 11 апреля 2018 года, исполнилось 70 лет отцу Полины – Олегу Гридасову.

– Это юбилей настоящего мастера-архитектора, руководителя нашей семейной архитектурной мастерской, моего основного консультанта и непосредственного участника монастырских проектов последних десяти лет, – говорит любящая дочь. – Крестился папа очень неожиданно для нас (и для него самого) в праздник Преображения Господня в 1991 году в Ферапонтовом монастыре Вологодской области, куда он ехал на свою традиционную рыбалку. А мой старший брат Петр Гридасов осуществляет сейчас основную проектную и организационную деятельность нашей семейной мастерской. Одной из последних церковных тем было участие в конкурсе на проект храма Всех святых в Московском Сретенском монастыре. В последние три года Петр также, как и отец, стал участвовать в моих монастырских проектах, связанных с Калужской Свято-Тихоновой пустынью.

В завершение нашего разговора рассказчица, представитель династии архитекторов, архитектор монастыря произносит:

– Я чувствую, что мне чем дальше, тем интереснее видеть столетие архитектурного и художественного наследия нашей страны на узком примере своей семьи.

***

…Прекрасная идея – почтить память старшего поколения и показать преемственность в профессии – обрела зримые формы. Как сказал открывавший выставку президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин, поколение Александра Григорьевича и Марии Александровны было поколением созидателей, которое привыкло все брать на себя, не переваливать дела и заботы на кого-то другого. И одной из главных заслуг Александра Григорьевича Рочегова, помимо многих других, тоже важных, масштабных, является создание Союза архитекторов России. По словам А.В. Кузьмина, в Советском Союзе было 14 республиканских Союзов архитекторов, но своего Союза в Российской Федерации не было. И именно маститый архитектор Рочегов взялся за создание такой организации, которая сегодня объединяет тысячи специалистов в области архитектуры и градостроительства – теоретиков, практиков, педагогов.

Выставка в МАРХИ, на Кузнецком мосту, продлится до 27 апреля.  На второй день выставки ее посетил наместник Калужской Свято-Тихоновой пустыни архимандрит Тихон (Завьялов). У него это событие, связанное с трудами замечательной московской семьи, которая стремится своим талантом и профессиональными знаниями помогать развитию древней обители, вызвало живой отклик в душе. А прихожанин Свято-Тихоновой пустыни кузнец Константин Мухин (он тоже вместе с собратьями по кузнечному ремеслу вот уже более десяти лет помогает в благоукрашении обители) приехал на открытие выставки из деревни Ефремово Шатурского района, где сейчас проживает семья Мухиных, с сыновьями. Многодетный отец, он сказал, что для его детей было важно увидеть такую преемственность и услышать высокую оценку трудов представителей четырех поколений.      

 


Подготовила Нина Ставицкая

Фото автора

Также представлены снимки монастырским архитектором Полиной Гридасовой

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Сергей Григорьев
Подворье Новоспасского монастыря в Милюково
Успенский Второ-Афонский Бештаугорский мужской монастырь
Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь
Сергей Григорьев
Подворье Новоспасского монастыря в Милюково
Успенский Второ-Афонский Бештаугорский мужской монастырь
Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь