«Любой труд, который посвящается Богу, связан с духовной бранью»

Монастырь Новая Шуамта в честь Хахульской иконы Божией Матери

В этом постоянно убеждается настоятельница женского монастыря Новая Шуамта в честь Хахульской иконы Божией Матери схиигумения Иоанна (Николашвили) с сестрами. Но сколько бы невидимые духи злобы не нападали на них, отражая нападки врага, из года в год они с молитвой продолжают делать то, что помогает монастырю укреплять свое духовное воинство. К этим трудам относятся переводческая и издательская деятельность. Сюда же можно отнести и принятие огромного числа туристов и паломников, стремящихся увидеть один из красивейших в Грузии памятников церковного зодчества XVI века. И многие другие послушания выполняют сестры, благословленные возрождать православную святыню на родной земле.

В поисках монашеского пути, или на греческом острове Тасос

Думается, рассказ об обители в честь Хахульской иконы Божией Матери – Новая Шуамта следует начать с событий, памятных для первых насельниц, пришедших сюда в 90-х годах прошлого века, когда в монастырях, закрытых в советский период богоборчества, еще царила «мерзость запустения», но в стране уже появилась молодежь, тянущаяся к монашеству. Вот только разрыв монашеской традиции, начавшей формироваться в Грузии еще в первые века христианства, ощущался. Было понятно, что желание «избрать благую часть» – это одно, и это лишь крохотный росточек в душе, а первые верные шаги на этом пути – уже другой этап. Качественно новый, очень ответственный. Кто поможет, подскажет, наставит, показав глубину и красоту монашеской жизни? И тогда владыка Давид (ныне – митрополит Алавердский) благословил недавно воцерковившихся девушек поехать в древнейший женский монастырь святой равноапостольной Нины в Самтавро, который никогда не закрывался и где жил в то время старец Гавриил (Ургебадзе), прославленный через 17 лет после своей кончины Грузинской Православной Церковью в лике святых (Хочется процитировать слова настоятельницы Горненского женского монастыря в Иерусалиме игумении Георгии, обращенные к грузинским верующим: «У вас истинный старец. Вы в раю…»!) В таком раю побывала и будущая настоятельница обители в честь Хахульской иконы Божией Матери, пусть всего лишь две недели, так как дома ждали родители, противившиеся уходу дочери в монастырь. Однако беседы старца с монахинями после повечерия не могли не взволновать. Вспоминая преподобноисповедника Гавриила, матушка Иоанна скажет: «Я благодарна Господу, что и в моей жизни было соприкосновение с ним». Потом Господь так устроил, что ей надо было съездить в Ригу. Владыка благословил ее побывать в соседней с Латвией Эстонии, в Пюхтицком женском монастыре, который тоже никогда не закрывался. Там, как и в Самтавро, будущая игумения тоже прожила две недели. Теперь она уже смотрела на монашество живым заинтересованным взглядом, и все-таки это пока еще это был взгляд со стороны. Глубокое погружение в монашескую среду, постижение азов монастырской жизни произошло на греческом острове Тасос.


Интересна предистория поездки в страну, где православие закреплено в Конституции как государственная религия. В 90-е годы прошлого века Грузию стали посещать афонские отцы. Как-то приехал настоятель Ксиропотамского Афонского монастыря отец Иосиф с братией, и, увидев бедственное положение во всех сферах (политической, экономической, духовной), святогорцы стали спрашивать, чем они могут помочь братьям и сестрам во Христе. Проблем, конечно, было в избытке, вплоть до того, что монашествующие просто-напросто замерзали в стенах монастыря, однако никто не уходил. Все же владыка Давид (Махарадзе) решил, что самой существенной помощью в данной ситуации может стать содействие гостей в том, чтобы его духовные чада, жаждущие монашества, смогли увидеть женский монастырь с непрерывавшейся монашеской традицией. Об этом Владыка и попросил афонитов. Просьба грузинского архипастыря вскоре была исполнена. Причем дивным образом его подопечные попали на остров Тасос в монастырь Архангела Михаила, являющийся женским подворьем Филофейского монастыря Святой Горы, в канун Пасхи. Вот как вспоминает матушка Иоанна некоторые моменты, заложившие прочный фундамент монашеской жизни в ее родном монастыре, где она подвизается с 1995 года: «Удивительно, как действует Промысл Божий: мы туда приехали, не зная ни одного греческого слова. Общались с сестрами с помощью английского языка, потому что среди них были гречанки, жившие прежде в Америке, и прекрасно говорившие на английском. Так продолжалось целый месяц. А потом матушка-схиигумения Ефремия сказала, что должен приехать духовник, отец Ефрем, и что тогда? Он не поймет, что мы хотим ему сказать, мы не поймем его ответы и духовные наставления. Словом, надо учить греческий. Матушка благословила своих сестер больше не говорить с нами на английском языке. После чего появилось ощущение, будто нас бросили в воду и надо было во что бы то ни стало выплыть. Конечно, нелегко нам тогда пришлось. Мы даже пытались объясняться с помощью жестикуляции, но матушкино благословение ­– учить греческий, общаться только на нем – привело к тому, что когда прибыл старец Ефрем, то мы, прожившие в монастыре два месяца, уже могли с ним объясниться на его родном языке».

Духовные чада владыки Давида ехали в Грецию с приличным багажом знаний, почерпнутых из святоотеческих творений. Читали они, что называется, запоем, и были настолько увлечены книжной мудростью, что Владыка в конце концов сказал: «Не благословляю вас больше читать! С вас хватит!» В греческом монастыре к этому багажу добавился другой – багаж опытного познания живой монашеской жизни. «Мы повстречались с людьми, через которых еще больше возлюбили монашество, монашеское житие», – произнесла матушка Иоанна. В прошлогоднем интервью порталу «Монастырский вестник» («Нам всегда есть чему поучиться друг у друга – было бы желание») она рассказала, что в основу устава монастыря Новая Шуамта был положен один из древних грузинских уставов – устав Петрицонского монастыря XI века, а также чин греческого монастыря Архангела Михаила на острове Тасос. Сейчас же добавила, что духовная связь с женским подворьем Филофейского монастыря Святой Горы Афон не ослабевает. С энтузиазмом искавшие преемственности монастырских традиций, первые сестры возрождающегося монастыря Новая Шуамта «зацепились» за греческую школу монашеского делания и все эти годы держатся ее. Занимаясь по благословению митрополита Давида переводческой деятельностью, они чувствуют внутреннюю обязанность переводить труды великого старца Иосифа Исихаста и старца Ефрема, написавшего о своем духовном отце удивительную книгу «Мой Старец Иосиф, Исихаст и Пещерник», получившую сегодня широкую известность (В русском переводе книга известна под названием «Моя жизнь со старцем Иосифом» – Примеч. Ред.).


 «Я должна была сделать выбор как настоятельница»

Часто рассказывая о послушаниях в своем монастыре, игумен или игумения называют хозяйственные послушания в числе основных. Как известно, они требуют большой затраты физических сил, определенных знаний, сноровки и выносливости. В монастыре в честь Хахульской иконы Божией Матери хозяйство как таковое имеется: есть скотный двор, огород, яблочный сад, а также посевы. Однако, по словам матушки Иоанны, приходится прибегать к помощи наемных рабочих. Хотя, по ее признанию, порою так хочется попасть на огород, потрудиться на земле, порадоваться плодам своего труда! Но все упирается в нехватку времени… Монастырь выбрал Типикон, по которому его насельницы в два часа ночи встают на молитву. Папус, по-русски «дедушка», как называют преподобного Иосифа Исихаста матушки монастыря на острове Тасос (ведь он духовный отец их духовного отца старца Ефрема), учил молиться ночью. Это благословенное для монаха время. «Я точно знаю, что если наши сестры будут заниматься тяжелым физическим трудом, их на молитву не хватит, – произнесла матушка Иоанна. – Я должна была сделать выбор как настоятельница. Отказаться от Типикона, который мы давно выбрали, в пользу, допустим, огорода? Оно того не стоит. И так нелегко нам вставать в два часа ночи, молиться. Такая духовная борьба идет! Это нельзя сравнить ни с каким огородом, ни с каким хозяйством». Позиция твердая и понятная. Но в то же время возник вопрос: разве интеллектуальный труд, которым занимаются сестры (серьезные переводы, издательская деятельность), – не требует усилий? Разве на него не уходит много времени? И на этот вопрос схиигумения Иоанна ответила со всей определенностью: Конечно же, требует. Конечно, много времени на него уходит. И духовная брань восстает сильнее. Любой труд, который посвящается Богу, связан с духовной бранью. Причем над переводами и их редактированием трудится целая группа сестер. Получается коллективная творческая работа, и она, настоятельница, несмотря на свои многочисленные обязанности, тоже в нее включена. Не потому, что знает греческий язык лучше других подвизающихся, нет. Есть сестра с более глубокими знаниями языка. Но группе нужны равновесие и внутренний баланс. Поэтому настоятельница в одной связке с теми, кто, ведя серьезную духовную борьбу на этом послушании, продолжает столь важное дело. И радуется, получая благодарные отзывы. «Ну, сами осудите, когда мы переводим старца Иосифа Исихаста, это больше помогает нам в молитве или мешает?» – спросила матушка Иоанна. Ответ может быть только один: еще как помогает!

В основном сестры занимаются переводами с греческого языка. Хотя определенные статьи, предназначенные для публикации в журнале «Алаверды», переводятся сестрами с русского. С журналом связан ряд интересных моментов. В издании есть редакторы-миряне, и все же основная нагрузка ложится на плечи насельниц монастыря. Они непосредственно работают над текстами самых разных авторов. Журнал делается на монастырском подворье святого Иоанна Предтечи в Тбилиси, где находится издательство. Любопытный штрих истории создания подворья: по словам матушки Иоанны, строил его в начале нынешнего века духовник обители митрополит Алавердский Давид. Бывший архитектор, он сумел сделать современную постройку настолько уникальной, что сегодня ее трудно отличить от древней. А что касается журнала, то издается он с 2013 года раз в квартал, тиражом тысяча экземпляров и распространяется в разных церквах. При этом большую часть тиража раздают бесплатно. Когда берешь это издание в руки, особое внимание обращает на себя его оформление – обложка и иллюстрации. По словам матушки, абсолютно эксклюзивное. Оказывается, все это рисует владыка Давид, несмотря на колоссальную загруженность делами Церкви. С обложкой иногда, правда, «затягивает» из-за катастрофической нехватки времени, и тогда члены редколлегии говорят ему, что весь номер готов, только обложки нет. Что делает Владыка? Всю ночь рисует, а утром готовый рисунок для обложки появляется на столе редактора…


Еще одно монастырское послушание – это изготовление свечей для всей Алавердской епархии. Когда первые сестры пришли сюда, разорение обители было вопиющим. Как поднять монастырь? Где найти средства? И Владыка распорядился, чтобы в обители, особо значимой для всей Восточной Грузии, изготавливали церковные свечи из чистого воска. Без каких бы то ни было механических примесей или парафина. То есть выбрал правильную финансовую политику. Во-первых, свечи – это неотъемлемый атрибут православной культуры, церковной, да и домашней молитвы. Во-вторых, покупка свечей становится добровольным пожертвованием христиан на то, чтобы в порядке содержать храмы. Понятно, что сестрам монастыря пчелиного воска требуется очень много. Поэтому, кроме приобретаемого в Грузии (который, поведала матушка Иоанна, имеет уникальные качества, поскольку пчелы собирают пыльцу с цветов в чистых горных районах, а также там, где буйно цветет акация или королева медоносов липа), приходится закупать воск и в Болгарии. Воск высокого качества входит в, образно говоря, золотой фонд монастыря. Из него делают большие свечи для богослужений. И просфоры для всей епархии пекут здесь, в монастыре...


Также одним из важных послушаний как самой настоятельницы, так и сестер обители (тут матушка улыбнулась) является…гостеприимство. Весь, можно сказать, туристическо-экскурсионный период приходится стоять на воротах – встречать гостей, паломников, туристов, экскурсионные группы. Водить, показывать, рассказывать. Много детей приезжает. Было интересно услышать ответ на вопрос, насколько это сложно, да и приемлемо ли для монастыря со строгим уставом, где молитва и сокровенная духовная жизнь ставятся на первое место? Матушка-настоятельница вспомнила слова старца Амвросия Оптинского о том, что надо «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать и всем мое почтение». И добавила: «Гости – слава Богу. Переводы – слава Богу. Нужно делать всё, на что благословит Господь и что есть возможность делать. Главное – мы должны трудиться во славу Божию».

 Послеобеденный час ­– время духовного общения с матушкой Иоанной


В монастыре подвизается 15 сестер, еще две сестры несут послушание в митрополии и три ­– на подворье. Таким образом монашеская семья насчитывает 20 человек. После обеда те, кто находится в обители, собираются вместе для духовного общения с матушкой-настоятельницей. Даже в Типиконе записано, что никто пусть не позволит себе в это время пропустить беседу с настоятельницей. Одна из основных тем бесед – духовная брань, происходящая с человеком на путях спасения души. Слава Богу, сейчас доступно много источников, дающих духовную пищу для обсуждения вопросов борьбы со страстями, греховными привычками и наклонностями. И в последнее время для монашествующих одним из таких источников стали выступления архипастырей и пастырей, игуменов и игумений (в том числе и гостей-святогорцев) на Международных Рождественских образовательных чтениях в Москве, в которых схиигумения Иоанна тоже принимает участие. Кстати, сестрам, знающим русский язык, она раздает тексты выступлений, звучавших на Чтениях. Тем, кто не знает, излагает их суть на грузинском. Часто пересказывает материалы из журнала «Монастырский вестник». Чувствует, что сестрам это интересно, что для них это важно. Готовясь к беседам с сестрами, матушка Иоанна также выбирает из огромного информационного потока необходимую информацию. Ведь нельзя не учитывать, что насельницы монастыря – это современные люди, вышедшие из мира с большим информационным багажом. И о событиях, происходящих в родной стране, о событиях в России им хочется знать. Обсуждается во время такого теплого, в полной мере можно сказать, семейного общения и вопрос создания небольшого монастырского музея, призванного рассказать не только об истории древней обители, но и об истории российско-грузинских отношений сквозь призму их христианского понимания. Наши страны, объединенные общей верой, пережили разные этапы этих отношений – и хорошие, и грустные, о чем, по убеждению схиигумении Иоанны, надо говорить откровенно, чтобы взгляд на историю был непредвзятым и объективным. И тогда «зомбировать» людей, манипулировать их сознанием будет сложно.

Сама схиигумения Иоанна, «дитя советского времени», российскую историю – не фальсифицированную, не переписанную в угоду кому-то, – узнала через церковные источники. До глубины души ее потряс труд священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского «Грех против Церкви (Думы о русской интеллигенции)». Вдохновенный проповедник, богослов, прирожденный монах, как отзывались о владыке Иларионе его современники, он сильно переживал из-за болезненной раздвоенности русской души и писал следующее: «Когда эта болезнь началась, как она развивалась, в чем ее сущность, как от нее избавиться? – на все эти вопросы нельзя не ответить себе, если хочешь послужить родной земле». Будущий новомученик и исповедник Церкви Русской, положивший свою жизнь за Церковь Христову, с болью приводил рассуждения славянофила Константина Аксакова о разнице между публикой и народом. Вот один из множества примеров той страшной пропасти, образовавшейся в русском обществе: «Часто, когда публика едет на бал, народ идет ко всенощной; когда публика танцует, народ молится. Средоточие публики в Москве – Кузнецкий Мост. Средоточие народа – Кремль». Архиепископ Иларион соглашается с историческим фактом, выделенным Аксаковым: раскол в русском народе произошел под влиянием Запада и случился тогда, когда этому влиянию Россия была покорена Петром. И в то же время Владыка идет дальше, называя пробным камнем для русского человека отношение к Церкви: «Русский народный характер воспитался в течение целых веков под руководством Церкви, а потому отпадение от Церкви для русского человека и является почти непременно отпадением от России. Россию можно представить без парламента, без университетов, но Россию нельзя представить себе без Церкви». Эти размышления священномученика многое дали матушке Иоанне для понимания причинно-следственных связей многих событий, происходивших как в России, так и в Грузии, имевших общие страшные беды с кровавым следом. И делая первые шаги по созданию монастырского музея, она видит его миссию (на это настраивает и сестер) прежде всего в просветительской деятельности. Не может не печалить то обстоятельство, что в обеих наших странах сегодня встречается немало людей необразованных, плохо знающих или совсем не знающих историю. Отсюда и вопрос, который изумленная матушка-настоятельница услышала от кого-то из русских туристов последнего времени: «А вы христиане разве?»   

***

В последние годы все больше паломников из России приезжает в Грузию, чтобы увидеть древние христианские святыни страны, поклониться им. О том, как их здесь принимают, есть немало добрых искренних отзывов в Интернете. Но матушка вспомнила простой житейский пример, который, на ее взгляд, тоже может пополнить копилку современных свидетельств. Семья москвичей – муж и жена с маленькими детьми – добралась сюда на машине через Владикавказ. Они погостили, осмотрелись и уже в последний день своего пребывания на грузинской земле откровенно поведали матушке, как отговаривала от этой поездки главу семейства теща, остро переживавшая, что в Грузии с ними может случиться что-то нехорошее, вплоть до убийства. Мол, не те отношения сейчас, чтобы туда ехать… Супруги признались, что действительно на первых порах у них была какая-то настороженность, но уезжали они домой с совсем другим настроением. Особенно тронул их случай на базаре в Телави, о чем они с теплотой рассказали матушке-настоятельнице. Хотелось купить арбуз, и выбрали спелый, полосатый. Продавец спросил: «Вы откуда?» – «Из Москвы», – ответил мужчина. – «Ну, если вы из Москвы, возьмите еще один арбуз в подарок!» – сказал продавец. К этому по-человечески теплому факту хочется добавить другой. Из монастырской жизни. Около 20 лет в монастыре во имя Хахульской иконы Божией Матери подвизается насельница из России. Вся ее семья – потомственные ученые. Отец был известным геологом, да и сама она была по профессии геологом, а работала в Эрмитаже старшим научным сотрудником. Темой своей кандидатской диссертации выбрала такой аспект: минеральный состав красок грузинских фресок. Много лет ездила в Грузию. Воцерковилась в Санкт-Петербурге, пела в хоре грузинского храма. Духовно окормлялась у замечательного пастыря протоиерея Владимира Цветкова – руководителя и основателя Общества православной культуры имени святителя Игнатия (Брянчанинова). Однако задумавшись о монашеском пути, москвичка по рождению, санкт-петербурженка по месту проживания отправилась именно в Грузию. С митрополитом Давидом (Махарадзе) мать Елпида познакомилась еще когда лавра преподобного Давида Гареджeли в Гареджийской пустыне была музеем-заповедником, а он, будущий архиерей, начинал там работать архитектором-реставратором. Став насельницей грузинской женской обители, россиянка хотела выучить грузинский язык основательно. Современный и церковный. Основательно – не получилось. Возможности такой не было. К тому же церковный грузинский язык чрезвычайно сложный. А с монастырем, – с тем, чтобы почувствовать его своим родным домом на всю оставшуюся земную жизнь, – с этим все получилось. Что можно сказать? Для матери Елпиды одинаково дороги Россия и Грузия – два ее земных Отечества. Но еще более дорого ей Отечество Горнее, к которому она с сестрами и матушкой-настоятельницей устремляет свой внутренний взор. Сакральное – выше земного.


Материал подготовили: Екатерина Орлова, Нина Ставицкая

Фото: Владимир Ходаков

Также представлены снимки из архива монастыря

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Свято-Покровский женский монастырь г. Верхотурье
Свято-Иоанно-Предтеченский мужской монастырь Луганской епархии
Подворье Покрова Пресвятой Богородицы Свято-Пафнутьева Боровского мужского монастыря
Антониево-Дымский мужской монастырь
Костомаровский Спасский женский монастырь
Свято-Покровский женский монастырь г. Верхотурье
Свято-Иоанно-Предтеченский мужской монастырь Луганской епархии
Подворье Покрова Пресвятой Богородицы Свято-Пафнутьева Боровского мужского монастыря
Антониево-Дымский мужской монастырь
Костомаровский Спасский женский монастырь