Мало-Пицкий женский монастырь во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» Нижегородской епархии

Святая обитель в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» была основана в конце XVIII века по благословению преподобного Серафима Саровского. Вначале община имела статус богадельни и находилась в селе Большая Пица Нижегородского уезда, а впоследствии продолжила свою жизнь в соседнем селе Малая Пица, с 1901 года –  как монастырь.

В годы безбожия и гонений на Православную Церковь Мало-Пицкая обитель разделила крестную судьбу большинства русских монастырей.

В ноябре 1918 года, накануне престольного праздника обители, иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», на нижегородском подворье монастыря сестры и прихожане молились за всенощным бдением. В это время мимо храма вели из острога в здание ЧК епископа Балахнинского Лаврентия (Князева), арестованного в сентябре того же года. Милостью Божией, конвой разрешил епископу остановиться у храма, где служилась всенощная. Узнав, что Преосвященный стоит на улице, народ стал выходить, чтобы получить его благословение, многие плакали. На следующий день владыка был расстрелян. Он стал одним из первых новомучеников Церкви Русской XX века. Благословение священномученика Лаврентия стало для сестер Мало-Пицкого монастыря укреплением в начале их собственного крестного пути.


Менее чем через два месяца, в конце декабря 1918 года, в обитель ворвался вооруженный отряд красноармейцев с намерением захватить хлеб, который хранился в монастырских амбарах. В монастыре успели ударить в набат. Прибежавшие на звон колокола крестьяне были готовы защищать монахинь. Игумения Поликсения и сестры сумели мирным путем отстоять имущество монастыря. Отряд красноармейцев ушел, но, спустя несколько дней, настоятельницу арестовали. В тюремном остроге, где матушка Поликсения провела несколько месяцев, от пережитых испытаний она тяжело заболела.

В 1919 году на Нижегородскую святительскую кафедру был назначен архиепископ Евдоким (Мещерский). Сохранился его запрос в Нижегородский Епархиальный Совет, в котором владыка спрашивает, «за что старица игумения арестована» и что предпринято для ее освобождения. Видимо, именно по ходатайству архиепископа игумению освободили, но здоровье ее было подорвано. Вернувшись в монастырь, матушка опасно заболела тифом. В последнем своем годовом отчете за 1920 год игумения пишет архиепископу Евдокиму: «Чувствуя слабость сил и желание остаток дней своих посвятить молитве, я, с разрешения Вашего Высокопреосвященства, приняла схиму и просила Ваше Высокопреосвященство ходатайствовать пред Высшею Церковною Властью об освобождении меня от должности настоятельницы. Просьба моя была уважена. На должность настоятельницы монастыря сестрами обители избрана была в Вашем присутствии послушница монастыря Анна Сотова. Священным Синодом она была утверждена в означенной должности, и Вашим Высокопреосвященством была пострижена в монашество 12 декабря с наречением имени Алексии, а 13 декабря за Литургией возведена была в сан игумении». Матушка Поликсения ушла на покой, приняв схиму с именем Пульхерия.

Рясофорная послушница Анна Сотова несла в монастыре клиросное послушание. Она отказывалась от настоятельства, считая себя не готовой к нему, однако, видя непростое положение насельниц, оставшихся в то смутное время без руководства, молодая послушница смирилась с выбором сестер. Схиигумения Пульхерия обещала помогать ей молитвою и советом.

О матушке Алексии (Сотовой) известно совсем немного. Родилась она в Петербурге 1 октября 1882 года. Отец ее Андрей Сотов был безземельным крестьянином Тверской губернии, каждый год он ездил в Петербург на отхожий промысел. Спустя какое-то время Сотов переехал в Петербург на постоянное жительство и работу, мать Анны тоже устроилась на ткацкую фабрику. В материальном отношении семья не знала нужды. Анна была единственным ребенком, любимицей родителей, их отрадой и утешением. Они очень баловали ее, однако это не испортило девочку, которая была доброй и ласковой.

К двенадцати годам Анна приняла твердое решение уйти в монастырь. Отец ее к тому времени уже умер. Мать, несмотря на всю родительскую любовь к дочери, не стала ей препятствовать. Она даже подсказала Анне сходить к святому праведному Иоанну Кронштадтскому за благословением и советом. Отец Иоанн при встрече прозорливо предрек Анне, что она будет игуменией, и благословил ее крестом, какой обычно дают при постриге. Получив благословение святого старца, Анна вместе со своей двоюродной сестрой Евдокией Карасевой уехала в Нижегородскую губернию, во Всех-Скорбященский Мало-Пицкий монастырь. Через три года после поступления Анны в монастырь умерла ее мать. Двадцать один год прожила Анна послушницей в Мало-Пицкой обители и в тридцать три года стала ее настоятельницей.


В 1920 году из девяти монастырских корпусов два были изъяты уездным отделом социального обеспечения, один под богадельню, а другой – под школу. Бывшая монастырская церковно-приходская школа также отошла в отдел народного образования. Были национализированы монастырская водяная мельница в Васильсурском уезде и два жилых дома на монастырском подворье в Нижнем Новгороде. Количество земель в обители сократилось с двухсот восьмидесяти трех десятин до семидесяти девяти. Власти требовали закрытия и самого монастыря.

Перед новопоставленной игуменией Алексией встал вопрос о сохранении обители, имевшей на тот момент сто семьдесят семь сестер: двадцать семь монахинь и сто пятьдесят послушниц. В сложившихся условиях матушка составила и зарегистрировала из числа насельниц сельскохозяйственную артель, избавив этим монастырь от разорения поборами и налогами. Жизнь сестер была налажена по монашескому уставу. Игумения являлась одновременно и председателем артели.

Советское начальство считало Мало-Пицкую артель самой передовой в области. Монахини пользовались всеми агротехническими достижениями и собирали большие урожаи, не истощая земли. Представители властей любили приезжать к ним с проверками и удивлялись умелому ведению хозяйства. Им оно казалось плодом коллективного труда. Одно им здесь было чуждо – христианская вера и все монашеское. Очень не нравилось власть имущим, что женщины живут без мужчин, ходят в церковь, носят монашеские «костюмы». «Закройте церковь, снимите костюмы», – предлагали они. «Если мы это сделаем, то нам тут делать нечего, мы разойдемся по домам», – отвечали им на это сестры.

С 1922 по 1924 годы на Нижегородском подворье обители жил и молился епископ Балахнинский Филипп (Гумилевский), фактически управлявший всей Нижегородской епархией в период обновленческой смуты. Владыка окормлял и духовно укреплял насельниц Мало-Пицкого монастыря.

1 мая 1926 года, после тяжелой болезни, на шестьдесят пятом году жизни тихо скончалась схиигумения Пульхерия. Перед наступлением 1927 года с монастырского собора неожиданно упал крест. Летом в жару вспыхнул пожар на конном дворе; потушить его не смогли, и конный двор сгорел дотла вместе с лошадьми. Сестрами эти беды были поняты как знак скорого закрытия монастыря.

В начале 1928 года благожелательно настроенный к обители представитель власти, видевший труд монахинь и их образцовое хозяйство, предупредил игумению Алексию о уже принятом решении ликвидировать монастырь к 1 мая 1928 года, что и было сделано. Сестры, вынужденные покинуть свою обитель, разъехались: некоторые вернулись в родные места, часть перебралась в Нижний Новгород на подворье, пока не уничтожили и его.

В тридцатые годы несколько монахинь Мало-Пицкого монастыря проживали в Нижнем Новгороде при Покровском храме на так называемом Новом кладбище, на улице Пушкина. Здесь они исполняли различные церковные послушания: алтарниц, уборщиц, дворников и сторожей.

Игумения Алексия поселилась с несколькими сестрами в небольшом частном домике по ул. Володарского. Она практически не выходила из дома. Сестры зарабатывали на жизнь рукоделием, стегали одеяла. Матушка много молилась. Всегда нетребовательная и чуждая роскоши, она до минимума ограничивала себя в вещах и еде, пользуясь лишь самым необходимым.

30 апреля 1939 года сотрудники НКВД арестовали игумению Алексию. Престарелую игумению обвиняли в том, что она являлась участницей антисоветской церковно-фашистской организации «Тайного монашества», возглавляла один из ее филиалов и проводила активную антисоветскую деятельность. Вещи для тюрьмы были собраны заранее – долгие годы жила матушка в ожидании ареста. Во время обыска у нее был изъят ее игуменский серебряный наперсный крест.

Задачей следствия являлось продолжение громкого процесса по обвинению нижегородского духовенства в антисоветской деятельности, который был сфабрикован еще в 1937 году по делу митрополита Горьковского Феофана (Тулякова). Но матушка свою вину отрицала, ни о ком другом показаний не дала.

Год отсидела игумения Алексия в спецкорпусе нижегородской тюрьмы. 31 марта 1940 года решением Особого совещания при НКВД СССР она была приговорена к ссылке в лагерь сроком на пять лет. В мае 1940 года ее отправили в Красноярский край.

Матушка была тяжело больна раком. К тяготам ссылки добавились физические муки, которые, по милости Божией, были недолгими. Все испытания игумения Алексия переносила с кротостью и смирением. За полмесяца до своей кончины матушка перестала принимать пищу. На девятнадцатый день, когда все отболело, она почувствовала себя лучше, съела маленькую булочку, выпила глоток молока. В этот же день 14 августа 1940 года в десять часов вечера игумения-исповедница отошла ко Господу.


После закрытия святой обители многие монастырские здания, в том числе храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», были взорваны. На месте храма построена школа. В 1942 году Мало-Пицкая земля приняла двести детей, вывезенных из блокадного Ленинграда, которые разместились в уцелевших монастырских постройках. В 2005 году из-за сокращения количества учеников школа в селе Малая Пица была закрыта.

Молитвенным предстательством Пресвятой Богородицы, преподобного Серафима Саровского, собора новомучеников и исповедников Церкви Русской и всех святых началась новая страница в жизни Мало-Пицкого монастыря − его возрождение. В 2013 году разрушенную школу вместе с территорией передали Нижегородской митрополии. 22 августа 2014 года инокиня Филарета (Андрейко) на настоятельство была назначена настоятельницей Всехскорбященского монастыря. Первый монастырский храм в честь Собора Архистратига Михаила освятили 13 июня 2015 года. Началась молитвенная жизнь первых насельниц.


День в возрожденной обители «Всех скорбящих Радости» начинается в 6:15 с утреннего правила и акафиста Пресвятой Богородице. С 7:30 совершается утреня и Божественная литургия. На утреннем богослужении молятся все сестры, кроме несущих череду на кухне и на трапезе.

После Божественной литургии насельницы идут на общую трапезу, а затем вместе обходят монастырь с иконой Божией Матери, читая сто пятьдесят раз молитву «Богородице Дево, радуйся». После часового отдыха сестры расходятся по послушаниям.

Вечернее правило совершается в храме в 19:30, после него сестры келейно занимаются Иисусовой молитвой.


Кельи насельниц в основном двухместные, но есть и одноместные. Сестры живут на одном этаже с матушкой настоятельницей и, если нужно, всегда могут с ней побеседовать, спросить совета. По благословению матушки сестры имеют возможность ездить не менее одного раза в месяц к настоятелю мужского монастыря отцу Феодосию для разрешения духовных вопросов монашеской жизни.

За каждой сестрой закреплено свое послушание, и меняется оно только по благословению настоятельницы в случае необходимости. Сестры читают Псалтырь, трудятся в храме, на клиросе, на кухне, на трапезе, в церковной лавке, на цветниках, на огороде. Чтобы насельницы обители не переутомлялись и имели возможность больше бывать в храме, им помогают миряне-сотрудники. На данный момент в монастыре один работник (помогает на огороде, чистит снег и др.) и три сотрудницы (помогают в храме, на кухне, в уборке помещений). Со светскими людьми сестры соприкасаются только по послушанию (церковная лавка, храм). Планируется при монастыре открыть воскресную школу.

Желающие поступить в обитель вначале беседуют с матушкой настоятельницей и живут на искусе не менее недели. После этого, если настоятельница благословит, сестра остается в качестве трудницы. Главное качество, по которому оставляют потрудиться в монастыре, − желание учиться духовной жизни и осознавать свою немощь.

Самое важное в монастыре – послушание, молитва, мир и смирение, и матушка настоятельница стремится устроить все так, чтобы в жизни сестер это действительно было главным.