Мы приходим к Ней как к любящей Матери…

9/22 ноября Православная Церковь празднует память иконы Пресвятой Богородицы «Скоропослушница» – одного из самых древних чудотворных образов Богоматери, который пребывает на Святой Афонской горе в монастыре Дохиар. Святая Гора множеством незримых духовных нитей связана с нашим Отечеством: с Афона пришли на Русь первые киевские подвижники; Афон в XIV веке стал источником  распространения среди русского иночества идей исихастов; афонитами были многие выдающиеся деятели Русской Православной Церкви; Святая Гора дала импульс возрождению русского монашества в конце XVIII – в XIX веке; в начале ХХ столетия Афон также оказал огромное влияние на духовную жизнь России. Среди многочисленных  зримых знаков связи со Святой Горой одними из первых нужно назвать иконы, написанные на Афоне и находящиеся в храмах на всем обширном пространстве Православной Руси. Об иконе Божией Матери, почти полтора века назад принесенной с Афона в Северную столицу, – рассказ, предлагаемый вниманию читателей.

Одна из главных святынь Санкт-Петербурга, икона Божией Матери «Скоропослушница» была принесена на берега Невы в 1877 году иеромонахами Афонского Русского Пантелеимонова монастыря Афанасием и Варсонофием, прибывшими в Россию для сбора средств на восстановление древнего храма святителя Николая Чудотворца в Мирах Ликийских. Это был список с чудотворного афонского образа «Скоропослушницы», написанного, согласно преданию, «по сонному видению иноку Святой Горы». Божия Матерь изображена на нем оплечно, без младенца, с молитвенно простертой десницей.

В 1879 году икона была помещена в только что освященную Александровскую часовню, построенную в Петербурге в память чудесного спасения Государя императора Александра II во время покушения на него революционера-террориста. Через несколько лет в результате сильного пожара часовня сгорела дотла, однако образ Божией Матери обрели на пепелище немного опаленным, но целым, что было воспринято как Божие чудо и послужило прославлению святыни.

В 1888 году часовню восстановили и передали в ведение Императорского Православного Палестинского общества (ИППО). Августейший  председатель общества великий князь Сергей Александрович принял на себя звание почетного ктитора Александро-Николаевской часовни и оставался им до конца жизни. Средства же, собранные за это время, были направлены Палестинским обществом на строительство русского храма в итальянском городе Бари, где пребывают мощи святителя Николая.

После мученической гибели великого князя Сергея Александровича 4/17 февраля 1905 года от руки террориста Святейший Синод поддержал ходатайство ИППО о перестройке часовни в храм, посвященный молитвенной памяти великого князя. При этом великая княгиня Елисавета Феодоровна высказала пожелание, чтобы там молитвенно поминали и «всех верных слуг Царя и Отечества, крамолою убиенных». Храм во имя святителя Николая и св. благоверного князя Александра Невского был освящен уже 30 ноября 1905 года. И в нем перед чтимым образом «Скоропослушницы» неустанно поминался великий князь Сергей Александрович, служились молебны о защитниках страны, о русском воинстве.

В 1912 году было принято решение о постройке на этом месте нового, более обширного храма. Его закладка состоялась 8/21 сентября 1913 года, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы. В основание храма митрополит Владимир (Богоявленский), будущий священномученик, положил частицы мощей святителя Алексия, митрополита Московского, почитавшегося великим князем Сергеем Александровичем.

По предложению августейшей председательницы ИППО великой княгини Елисаветы Феодоровны, присутствовавшей на торжественной церемонии, храм возводился в стиле русского зодчества XVII века.  Создать его удалось всего за два года, несмотря на начавшуюся войну. Он стал своеобразным ковчегом, хранившим драгоценную святыню – образ Богоматери «Скоропослушница». А чтобы подчеркнуть важное общерусское значение этой иконы, для нее был исполнен резной киот по образцу киота главной святыни России – Владимирской иконы Божией Матери в Успенском соборе Кремля.

Перед образом Божией Матери «Скоропослушницы» Невской (так она стала впоследствии именоваться) молилась императрица Александра Феодоровна. Вот отрывки из ее писем в период Первой мировой войны императору Николаю II, находившемуся в то время в Ставке Главнокомандующего. В них Государыня упоминает о своих посещениях недавно освященного храма: «Мы ездили в новую церковь во имя Скоропослушницы и видели там дивную икону – такой чудный, кроткий лик, и во время молитвы перед ней охватывает такое хорошее чувство…» (1 апреля 1916 г.). «Мы отправились к Скоропослушнице и поставили свечки – ты носи тот образок, который я тебе когда-то привезла оттуда» (29 октября 1916 г.)

Будучи в заточении в Тобольске Александра Феодоровна писала бывшей фрейлине: «Помолись за нас и за тех, кого мы любим, и за дорогую Родину, когда бываешь у «Скоропослушницы»: ужасно люблю ее чудный Лик». Любимая святыня сопровождала Царственных мучеников до самой их кончины. Среди икон в доме Ипатьева было обнаружено три образа Пресвятой Богородицы «Скоропослушницы».

Под ее же покровом провела последние месяцы жизни перед мученической кончиной и великая княгиня Елисавета Феодоровна. Недалеко от места ее заточения в Алапаевске, в Бобровском женском монастыре, находился чтимый список образа Божией Матери «Скоропослушница», также написанный на Афоне в русском Пантелеимоновом монастыре.

После октябрьского переворота и в годы гражданской войны значение иконы Божией Матери  «Скоропослушница» в Петрограде еще более возросло. Ее возили по домам многих верующих, прикладываться к ней в храме дозволялось в любое время. Многочисленные исцеления продолжали пополнять список тех чудес, что прославили образ прежде. Когда почитаемую икону провозили в карете, люди выходили на улицы и вставали на колени. Образ должен был быть направлен в музейный фонд. Но священнику Владимиру Шамонину, служившему долгие годы у «Скоропослушницы», удалось отстоять икону, она оставалась в храме до его уничтожения. По этому поводу отец Владимир даже написал не лишенное юмора четверостишие: 

Как Чацкий, я кричал: «Карету!»
И есть на свете уголок,
Где «рясофорному поэту»...
Калинин, коммунист, помог.

Все дни блокады «Скоропослушница» пребывала в пределах не сдававшегося города.   В самое трудное время Божия Матерь явила через нее Свою милость – 22 ноября 1942 года, в день ее празднования, была открыта знаменитая «Дорога жизни». Вот выдержка из блокадного дневника Веры Владимировны Быстровой, хранящегося ныне в фондах Валдайского филиала новгородского государственного музея-заповедника. «14.03.42. Ничего нового, холодно. Скудно с продуктами... Схожу в церковь, помолюсь Серафиму Саровскому и “Скоропослушнице”, как они мне укажут и помогут…»

С 1938 по 1958 год икона Божией Матери «Скоропослушница» Невская находилась в Князь-Владимирском соборе. Затем она была принесена в возвращенный Церкви Троицкий собор Александро-Невской Лавры, где пребывает и ныне. 

Образ Божией Матери «Невская Скоропослушница» помещен в отдельном киоте слева от алтаря.   Икона прекрасно украшена, в киоте – многочисленные благодарственные  приношения от тех, кому Божия Матерь явила свою милость.

И ныне «Скоропослушница» оказывает помощь Русской земле, утешает и укрепляет всех, с верою притекающих к ней. Много богомольцев едет со всех концов России в Северную столицу, чтобы помолиться у чудотворного образа.

Рассказывает насельник Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры иеромонах Прокопий ( Павлов):

– За 17 лет, что я в Лавре, я видел большое число случаев помощи Божией Матери. Люди попадали в разные ситуации –  кто-то тяжело заболевал, кто-то оказывался  перед жизненной проблемой, которую невозможно было решить без помощи свыше. Знаю  приходивших со своими родителями детей, которые получали особое откровение у этой иконы – это касалось и здоровья, и учебы… «Скоропослушница» – значит, скоро спешит на помощь, скоро слышит наши просьбы, наши стенания, молитвы, которые мы возносим  Пресвятой Богородице. Матерь Божия не оставляет никого, кто с верою притекает к этой великой чудотворной святыне.

   – Можете ли Вы рассказать какой-то конкретный случай?

– У женщины была 4-я стадия рака. В течение сорока дней она неустанно молилась перед образом «Скоропослушницы» Невской, и когда пришла на назначенную операцию, то опухоли не обнаружили. Врачи оказались верующие, православные, они сказали, что это чудо. Некоторые из них сюда приходили, молились у иконы. Каждый день, я это точно знаю, происходит чудо.  Иногда это бывает  тайно. Люди иной раз не хотят рассказывать о том, что им Господь  помогает. Но мы всегда в проповеди говорим: надо радоваться  тому, что Бог действует через те или иные ситуации, которые испытывают человека.  Мы постоянно видим образ Пресвятой Богородицы «Невской Скоропослушницы» – и монашествующие, и те, кто здесь трудится, – и испытываем великую радость, оттого что Матерь Божия является нашей защитницей, покровительницей. Мы приходим к Ней, как к любящей Матери, которая покроет нас от всех наших грехов, и спасет, и сохранит, чтобы нам дальше нести свое послушание в этой святой обители.

…Спаситель и  Пресвятая Богородица заповедовали нам любовь к ближнему. Пусть это будет не на словах, как часто происходит в нашей жизни. И  заповеди  блаженства мы должны  не просто знать, а научиться исполнять – надо жить по любви к ближнему своему.  Многие люди приходят и перед образом Божией Матери дают обеты. Кто-то прекращает курить, кто-то пить. Алкоголики, наркоманы – к этой иконе приходят все. И у Царицы Небесной любви хватает на всех.

Бывает такое, что Божия Матерь вразумляет. Одна женщина даже сказала: «Я ослушалась Пресвятую Богородицу, и Она меня вразумила». Я понял, что у нее было какое-то особое откровение. Думаю, что она покаялась, и потом исправила свой поступок. И просьба, с которой она обращалась к Матери Божией, была услышана и исполнена.

– Вы уже 17 лет подвизаетесь в Лавре. Несете непростые послушания. Что самое радостное в вашей монашеской жизни?

– Отсечение своей воли.

– Это радостно?

– Радостно, поверьте. Дело в том, что когда ты находишься в действительном послушании,  именно в том послушании, о котором ты даешь при постриге обет, и если ты живешь в монастыре по воле Божией, по уставу, по благословению священноначалия, в мире с духовником, в мире со своей душой, – это радостно.  Бывают разные ситуации, но в моем случае, если я четко исполняю благословение  наместника, значит, я счастлив, я имею радость души. Значит, действительно, может получиться то добро, которое нужно этому миру. Я не могу, конечно, сказать, что здесь я всё совершаю как-то особо добродетельно. В послушании бывают разные случаи. Мне приходится принимать на работу, прощаться с людьми,  кому-то в чем-то содействовать, кому-то отказывать...  И уныние бывает. Когда, например,  человек уходит, не получив то, что просил. Но я чувствую, как священник, как монах, что ему это было бы не полезно. Иногда я об этом скорблю. А потом, когда помолюсь и Господь меня утешит через молитву, то, слава Богу, всё становится на место и возвращается радость несения послушания. А  обиды или беспокойства возникают, когда я начинаю проявлять своеволие…

Монастырские стены помогают человеку жить, Господь укрепляет, Господь взывает к совести, Господь взывает к молитве. Как только ты оставил монастырь, начинаются искушения разного рода, особенно у молодых монашествующих, у молодых послушников, которые стремятся  и в монастырь и одновременно из него: подчас не зная, что им надо. Это человеческие колебания. Кто что ищет, то и находит. Если человек желает иноческого жития, он его здесь находит, а если не может забыть радостей мирских, то долго в обители  не задерживается. Я плачу душой, если люди уходят. Слава Богу, у нас пока братия прибывает.

Великое утешение быть с Богом, великая радость молиться, научиться правильно любить и делать в своей жизни добрые дела. А больше ничего не нужно, поверьте. Это то, к чему нас Господь призывает. Это главное.

Юлия Стихарева

Фото с сайта http://lavra.spb.ru

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Экскурсия по Сретенской семинарии
Свято-Никольский Черноостровский женский монастырь в Малоярославце
Гродненский Свято-Рождество-Богородицкий женский монастырь
Тульский Богородице-Рождественский женский монастырь