«Наследие святых Отцов в жизни семьи и общества. Духовные причины трагических событий ХХ века»

XXV Международные Рождественские образовательные чтения

Преподобный  Исаак Сирин писал: «Он [Бог] ничего не делает ради возмездия, но взирает на пользу, которая должна произойти от Его действий. Одним из таких – является геенна». Генной огненной для России стала трагедия 1917 года и последовавший за ней кровавый период расправ над русским народом. Почему так случилось? Поискам ответов на этот вопрос были посвящены  доклады, прозвучавшие на конференции «Наследие святых отцов в жизни семьи и общества. Духовные причины трагических событий ХХ века», работу которой уже много лет возглавляет митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий. 

Темы выступлений условно можно разделить на две части. Первая: глубинные причины будто выплеснувшегося, по словам приснопоминаемого игумена Никона (Воробьева), ада на нашу землю. И вторая часть: рассказы о святых, чье стояние в вере было несокрушимым и память об этом призвана помочь многомиллионному русскому народу в постижении сокровенных тайн бытия, уберечь его от повторения исторической катастрофы «октября 17-го». Иеромонах Иов (Чернышев), кандидат богословия, благочинный Архиерейского подворья Воскресенского собора г. Череповца в своем докладе «Иерархи Русской Православной Церкви о причинах русской революции» отметил, что  смело в то время высказывать свое мнение, анализировать положение дел в советской России могли лишь  иерархи нашей Церкви, которые покинули страну, глубоко переживая происходившие в ней события. Отец Иов назвал трех архипастырей, оставивших нам удивительное письменное наследие. Это митрополит Антоний (Храповицкий), митрополит Вениамин (Федченков) и митрополит Евлогий (Георгиевский). Потеря веры в российском обществе, духовная расслабленность, по их убеждению, подвела Россию к самому краю пропасти. Губительный процесс зарождения атеизма, начавшийся еще в XVIII-XIX веках, в двадцатом столетии разбил одну из крупнейших империй мира на осколки.

– Говорили они, что эта ужасная система церковно-государственных отношений, сложившаяся в Российской империи, привела к тому, что Церковь себя дискредитировала в сознании народа. Она уже не воспринималась как служительница благодатная и место спасения человека, а воспринималась как чиновничий аппарат, несущий в себе государственные функции. В результате Православие стало некой ширмой, за которой скрывалось традиционное, привычное для людей общество. Православие стало частью его интерьера, но никак не живой верой, – продолжил отец Иов.

С сердечной болью русские архипастыри, вынужденные скитаться в чужих краях, свидетельствовали об оскудении веры, приводя разительные примеры. Например, владыка Вениамин (Федченков), став первым епископом армии и флота, вспоминает, как он отправился с белогвардейцами на чужбину в надежде защищать идею великой России, России православной, но какие безрадостные «открытия» ждали его! Одно из них: на молебен собирались простые солдаты, а офицеры  в это время предавались пьянству и разврату в соседней палатке. Не менее ужасающе звучит свидетельство владыки Антония (Храповицкого), возглавившего в 1918 году Киевскую кафедру. Он стал очевидцем, как профессора Киевских духовных школ и учившиеся в них священнослужители ходили по пещерам Киево-Печерской лавры, однако никто из них не прикладывался к святым мощам. А владыка Евлогий (Георгиевский) в книге «Путь моей жизни» сообщает, что Благовещенская семинария за 10 лет не выпустила ни одного священнослужителя, религиозный энтузиазм в семинарии потух... Мозаика из подобных фактов могла бы составить огромных размеров панно, зримо показывающее, как низко пал народ, считавший себя богоизбранным.

Тему развращения интеллигенции, высшей знати, чиновников, духовенства (иными словами, представителей разных сословий) и предвидение святыми страшных последствий этого продолжил и развил заслуженный профессор Московской духовной академии и семинарии А.И. Осипов. Алексей Ильич процитировал святителя Игнатия (Брянчанинова), преподобного Серафима Саровского, святого праведного Иоанна Кронштадтского, святителя Серафима (Чичагова), оптинских старцев Макария и Варсонофия, которые с поразительной духовной зоркостью видели, что наш народ более «обрядоверующий», нежели понимающий христианство как таковое. Их глубоко печалило преобладание внешней приверженности к традиции над состоянием сердца.

– Когда ум не воспитан, когда в нем нет основания для принятия христианских истин, то долго на традиции не продержишься... Только в молитве происходит соединение души человеческой со Христом, – подытожил А.И. Осипов.

А молитва слабела, забывались евангельские слова: «Ищите прежде всего Царствия Божия и правды Его» (Мф.6:33). Как сказал игумен Николай (Шишкин), проректор по научной работе Ярославской духовной семинарии, г. Углич, выступивший с докладом «Феномен появления новомучеников и исповедников в России ХХ века: социальный, политический, богословско-философский и агиологический аспект», молитвенный дух  вытеснялся рассуждениями о великом и светлом гуманизме, о всеобщем благе, навеянными нам Западом. Усиливались мистические движения, брало верх сектантство.  Профессор МДАиС  А.И. Осипов сравнил случившуюся национальную катастрофу с серьезной медицинской операцией:

– Врачебные действия могут быть разного характера. Бывают подчас такие, которые находятся на грани: или – или... Вот операция на сердце: шансы пятьдесят на пятьдесят... Но мы все равно идем к врачу – не потому что он палач и будет резать, а потому, что он врач. Так и Господь совершает в истории Своим Промыслом те события, которые происходят и на наших глазах, и делает это не ради возмездия, как многие думают: «Вот – нагрешили! Вот нам за это!». Нет. Господь –  любвеобильный врач, а не палач. И сама эта ужаснейшая революция и дьявольщина, обрушившаяся на нашу землю,  не была случайностью. Это, видимо, было ни чем иным, как той операцией, благодаря которой спаслось множество людей. Потому что каждый, кто пострадал за Христа – кто пошел в изгнание, кто был умерщвлен, расстрелян за веру – они получили спасение.

Не одному поколению наших современников выпала участь жить после той «операции». Во многих докладах рефреном звучала мысль: мученически ушедшие в небесные обители с именем Спасителя на устах спасают и нас, сегодняшних. Они вошли в вечность и стали за нас предстателями и молитвенниками. Аспирант Московского православного института святого Иоанна Богослова, специалист Синодального отдела религиозного образования и катехизации Е.Г. Балашова вспомнила, как известный швейцарский богослов и патролог, схиархимандрит Гавриил (Бунге) во время посещения Высоко-Петровского монастыря произнес в стенах московской обители: «Вы не представляете, каким богатством вы обладаете! Это сохранившаяся живая нить преемства!» Этому преемству и посвящается ставшая уже традиционной в рамках Международных Рождественских образовательных чтений конференция «Наследие святых отцов в жизни семьи и общества».


Два доклада и один комментарий со всей полнотой осветили многотрудный путь духовного возрастания – путь взлетов и падений – русского святого, прославленного в лике местночтимых святых Казанской и Псковской епархий. Это преподобный Гавриил (Зырянов). Нужно сказать, что его имя звучало и на Международных Рождественских чтениях и в 2016 году, а в конце сентября минувшего года в рамках регионального этапа XXV Международных Рождественских образовательных чтений «1917–2017: уроки столетия» в Высоко-Петровском монастыре прошла конференция «Преподобный Гавриил Седмиезерный и его ученики, новомученики и исповедники Церкви Русской». Отнюдь не случайно она проводилась в этой древней столичной обители. Ведь будущий святой был пострижен там в монашество, рукоположен в иеродиаконский сан и в течение пяти лет исполнял послушание эконома... А вот почему 26 января 2017 года в Сергиевском зале Кафедрального Храма Христа Спасителя, кроме архимандрита Германа (Кузьмина),  настоятеля Седмиезерной Богородицкой пустыни Казанской епархии, в которой его предшественник схиархимандрит Гавриил (Зырянов) более 100 лет назад поднял на высокий уровень духовную и хозяйственную жизнь обители, выступила с докладом об этом святом и доктор медицинских наук, психиатр, член Церковно-Общественного совета по биомедицинской этике Л.Е. Пищикова? Объяснение такое: как священномученник Антипа с давних времен считается небесным покровителем стоматологов и людей, страдающих от зубной боли, так и российские психиатры сочли, что им и их пациентам за молитвенной помощью следует обращаться к преподобному Гавриилу Седмиезерному, который прошел через сильнейшие искушения. Впоследствии очищенный страданиями во время тяжелой болезни, приковавшей его к постели на целых пять лет, он стал для сотен, а потом и тысяч людей неиссякаемым источником любви и утешения. Но это тема отдельного разговора. Сейчас же хочется переместить акцент на другое: старец духовно воспитал целую плеяду выдающихся деятелей Русской Православной Церкви. У него окормлялась преподобномученица Елисавета Феодоровна, которая в 1915 году вместе с некоторыми сестрами Марфо-Мариинской обители милосердия провожала своего духовного наставника в последний путь. Среди учеников старца было немало архиереев. Некоторые из них стали новомучениками и исповедниками Российскими. Участники конференции услышали их имена, увидели на экране их фотографии, сделанные в застенках.


Одно из имен особенно привлекло мое внимание, потому что осенью 2015 года,  готовя статью для сайта СОММ о том, как отмечают праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня в Крестовоздвиженских монастырях России («...Преклонимся пред крестом в умилении сердец и в сокрушении духа...»), я узнала о крестном пути священномученика Анатолия (Грисюка), митрополита Одесского и Херсонского. Из далекого северного женского монастыря в селе Кылтово (Сургутская и Воркутинская епархия) тогда сообщили, что у них пройдет 15-километровый крестный ход, состоится архиерейская служба, а также на день престольного праздника в обители запланировано еще одно важное церковное мероприятие. Будет освящен Поклонный крест на месте кончины священномученика Анатолия (Грисюка). Оказывается, в годы репрессий в стенах монастырского комплекса были устроены тюрьма и лагерная больница – и вот в той больнице, где заключенные умирали от каторжного труда, недоедания и болезней, 23 января 1938 года отошел ко Господу митрополит Одесский и Херсонский Анатолий, которому не исполнилось еще 60 лет. Кто-то из духовных чад преподобного Гавриила Седмиезерного был расстрелян по постановлению тройки НКВД в разных уголках Советского Союза, кто-то умер в тюрьме или в тюремном лазарете, как священномученник Анатолий (Грисюк). Но все умирали с верой во Христа, не отказавшись от своих убеждений перед лицом смерти. Так у владыки Анатолия, неподвижно лежавшего на нарах, надзиратели решили отобрать самое дорогое, что у него осталось, – Святое Евангелие и нательный крест. Евангелие палачи вырвали. Чтобы они не смогли сорвать крест, священномученник из последних сил перевернулся на живот и предал Богу дух. (Вот и протянулась живая нить преемства от прославившегося высоким подвижничеством святителя к сестрам возрождающегося в республике Коми Крестовоздвиженского женского монастыря).

        

Во всех докладах конференции содержался серьезный анализ событий, но вместе с тем, священнослужители, ученые и преподаватели, рассказывая о том, что им очень дорого, многое описывали очень эмоционально. Так монах Аристоклий (Челноков), историк Свято-Смоленской Зосимовой пустыни (тема доклада – «Преподобные старцы Зосимовские Алексий и Герман») убежденно произнес:

– Другого такого монастыря на Руси нет. Вся история монашества Зосимовой пустыни насчитывает 70 лет. Ну что такое 70 лет для истории человечества? Ничто! За это «ничто» Зосимова пустынь дала семерых святых. Вот такая концентрация святости в обители!

А доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки России К.М. Долгов, который в 90-х годах прошлого века заново открыл для современной интеллигенции философско-богословское наследие выдающегося русского мыслителя, писателя, дипломата Константина Леонтьева, в своем докладе «Константин Леонтьев (монах Климент) и его духовники об отношениях России и Запада в контексте трагических событий XX века» подчеркнул:

– Кто читал его ранние произведения – живые, интересные, увлекательные, не мог не увидеть, что они – языческие. Но будучи дипломатом и по долгу службы курируя Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, Константин Николаевич стал  меняться. И в последние 20 лет своей жизни, когда его наставником был старец Амвросий Оптинский, он написал гениальные сочинения. В них он предвидел, как будут развиваться события в России, в Европе, в мире в XX и даже в  XXI столетии. Он покорил свой свободолюбивый ум, прислушиваясь к старцам, потому что те непосредственно доносили глас Божий.

Председатель конференции, митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий в своем докладе, посвященном стоянию в вере тамбовских крестьян в 1918 – 1930 годах, тоже привел много волнующих фактов. Например, в феврале 1918 года волостной исполком с. Пертово Шацкого уезда постановил, чтобы в начальных школах Закон Божий преподавался, как прежде. Кругом бесчинствовали безбожники, но местная власть проявила поразительную смелость! Далее: с 1922 по 1924 годы в Тамбовской губернии, где советская власть устанавливалась очень медленно, крестьяне отстаивали храмы, обновилось до тысячи икон! А из Свято-Успенского Вышенского монастыря, находившегося тогда в ведении Тамбовской епархии, несмотря на запрет властей, каждый год организовывали крестный ход с чудотворной иконой Божией Матери, называемой «Казанской Вышенской». И только в 1923 году после ареста монаха Иоанна (Моденова), сопровождавшего икону, и изъятия святыни крестные ходы прекратились... 

В ходе конференции  также обсуждались темы: «Священномученик Владимир (Богоявленский): религиозное воспитание как условие нравственного развития личности», «Святой врач и академик Лука: исповедник в условиях богоборчества ХХ века», «Жизнь и судьба Патриарха Тихона (по роману В. Бахревского “ Святейший Патриарх Тихон”)», «Взгляд на современные репродуктивные и иные биомедицинские технологии в книге начала XIX века “Посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого Афонского”» и другие. Глубокие исследования выступавших на конференции докладчиков можно считать значительным  вкладом как в работу юбилейных Рождественских чтений, так и в развитие темы Новомучеников и Исповедников Церкви Русской для Отечественной истории.


Автор: Нина Ставицкая