Один из великих старцев современности

Региональный этап XXV-х Рождественских образовательных чтений в этом году проходил во многих епархиях Русской Православной Церкви.  В Губкинской епархии Белгородской митрополии тему «1917 – 2017: уроки столетия» попытались осмыслить священнослужители, ученые, преподаватели, представители государственных и общественных организаций. «Подвиг новомучеников и исповедников Церкви Русской как ответ Святой Руси на революционный переворот» – так звучала тема доклада председателя епархиальной комиссии по канонизации святых, благочинного Ракитянского округа протоиерея Николая Германского. Часть выступления пастыря была посвящена светлому образу архимандрита Серафима (Тяпочкина), служившего последние 20 с лишним лет своей жизни в Свято-Никольском храме в поселке Ракитное. В то атеистическое время  Ракитное на Белгородской земле стало для многих Новым Иерусалимом, куда приезжали со всех концов Советского Союза жаждущие правды и любви. И сегодня на могилку батюшки в ограде Свято-Никольского храма, настоятелем которого ныне  является отец Николай Германский, едут и едут люди.

Его любви хватило бы на весь мир

Во время нашей недавней командировки на Белгородчину мы тоже заехали в Ракитное, помолились у могилки отца Серафима, «усеянной» множеством записочек, постояли у памятника старцу, затем вошли в храм. Протоиерей Николай Германский рассказал, что расписывал церковь иконописец архимандрит Зинон (тогда, он, правда, был Владимиром и учился в Одесском художественном училище). По словам настоятеля, в строгом смысле это не иконы, а живопись. Встретившись не так давно с известным теперь всему миру иконописцем Зиноном (Теодором), отец Николай услышал от него, что если бы пришлось реставрировать храм в Ракитном, то иконописец бы все написал по-новому. Но, тем не менее, впечатление от росписей храма и его внутреннего убранства сильное. Оно усиливается еще больше, когда читаешь воспоминания приснопамятного архимандрита Виктора (Мамонтова), как отец Серафим впервые увидел это святое место, где кричали совы, грачи, падали камни, а стены были исписаны мерзкими словами. Зазвучала молитва, начались ежедневные службы. Началось возрождение храма и душ человеческих. И то, и другое шло очень трудно. Уж слишком повреждена человеческая природа, если даже люди, молившиеся Богу, взывавшие к Нему, восстали против нового священника из-за его внешнего вида. Батюшка, 15 лет отбывавший ссылку в сталинских лагерях, прошедший этот «земной ад», был  худенький, бедно одетый, с согбенной спиной. Иными словами, без всякого внешнего величия. «Ты сухого привезла, шкелета!», – высказали свое возмущение члены церковного совета той, которая усердно хлопотала в епархии о новом священнике для их прихода. Но поразительное батюшкино смирение, его кротость и  глубокая нелицемерная любовь к людям сделали вскоре Ракитное известным на всю страну духовным оазисом. Приезжали сюда, люди готовы были ночевать в церковном подвале, строить себе для ночлега шалаши из бревен (благо, поленницы для печного отопления стояли в церковном дворе). В этом уголке Русской земли, молясь на богослужениях, слушая проповеди старца, горько оплакивая вместе с ним свои грехи, они особенно остро чувствовали близость Бога...

Отец Николай Германский подарил нам книгу «Праведник наших дней», составителем которой был он сам. Это уже третье издание – исправленное и дополненное. Предваряют его вступительное слово митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна и епископа Губкинского и Грайворонского Софрония. Краткое жизнеописание батюшки, воспоминания духовных чад, его письма из заключения и проповеди, материалы к канонизации, приходская жизнь Свято-Никольского храма  сегодня – на 300 с лишним страницах представлен богатейший материал, в котором явно прослеживается, как возрастал этот духовный светильник. Пламя веры будущего старца зажглось и ярко разгорелось от другого светоча, осветившего Русскую землю около двух веков назад, – преподобного Серафима Саровского. В раннем детстве мальчик Дима Тяпочкин увидел икону преподобного Серафима в храме и сказал отцу: «Хочу быть таким, как этот батюшка». Впоследствии  весь свой крестный путь со скорбями и огромными по земным меркам потерями (смерть маленьких сыновей от голода, кончина горячо любимой матушки Антонины от туберкулеза, скитания с тремя дочерьми по чужим углам, многолетняя ссылка) священник Димитрий Тяпочкин пройдет спокойно, без ропота, а его любовь к людям только окрепнет. Духовник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Кирилл (Павлов) в документальном фильме о старце скажет: «Когда я познакомился с отцом Серафимом, я понял, что это человек не от мира сего... Во время нашей беседы, я заметил, не вышло ни одного слова осуждения, какой-то раздражительности или гнева. Но действительно, любовь, такая ласковая любовь, которая, знаете, как-то человека располагает тоже к любви и доброте». Думается, именно этим – ответной любовью и расположением к доброте – можно объяснить тот примечательный факт, что две пожилые прихожанки, постоянно трудившиеся в сельской церкви Екатеринославского уезда на Украине, где пастырь  служил, отправились за ним в Сибирь. Они поселились недалеко от лагеря и старались помогать своему многострадальному батюшке, чем могли. «Лишь вера в Бога, письма детей и любовь этих двух старушек поддерживали отца Димитрия», – написано в кратком жизнеописании архимандрита Серафима (Тяпочкина).  А еще, добавим, посылочки из Днепропетровска...

Благой вестью назвал сообщение о том, что готовятся документы по канонизации архимандрита Серафима (Тяпочкина) один из старейших архиереев Русской Православной Церкви как по возрасту, так и по хиротонии митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим (в 2011 году он отошел ко Господу). Владыка Никодим, в то время председатель Синодальной комиссии по канонизации УПЦ,  в своем письме, датированном 2002 годом, написал о трех неугасимых лампадах советского периода, «которые вопреки безбожническому лукавству ярко горели, светили и зажигали в сердцах людских, соприкасающихся с ними, огонь веры, стойкости и мужества». Это схиигумен Кукша (Величко), в 1994 году причисленный к лику святых в чине преподобных Украинской Православной Церковью Московского Патриархата (а в феврале прошлого года его имя было включено в месяцеслов Русской Православной Церкви для общецерковного почитания). Это митрополит Зиновий (Мажуга) – в схиме Серафим (в 2009 году он был канонизирован Священным Синодом Украинской Православной Церкви в лике местночтимых святых). И третий светильник – архимандрит Серафим (Тяпочкин). Митрополит Никодим (Руснак) не раз бывал у батюшки, исповедовался у него, беседовал с ним. И вот что он пишет: «Впечатление от общения с отцом Серафимом передать человеческим языком трудно, а, может быть, и невозможно. Это был пример для всех нас верного слуги Божьего, молитвенника и стойкого исповедника православной веры, полного благодати и истины, берущего на себя немощи своих духовных чад». К этим словам присоединим слова одного из духовных чад старца, говорившего, что его любви хватило бы на весь мир...


«Надо только молиться, и всё устроится»

Всенародное почитание белгородского подвижника благочестия поистине велико. Протоиерей Николай Германский служит в Свято-Никольском храме поселка Ракитное больше четверти века, и кого он только за эти годы здесь не видел! Какие только названия городов и сел, откуда приезжают люди, не слышал! Да и губернатор Белгородской области Е.С. Савченко, бывая в Ракитном, практически всегда посещает могилку отца Серафима, заходит в храм, интересуется подготовкой материалов для канонизации батюшки. В книге «Праведник наших дней» есть глава «Свидетельства духовной помощи». Отец Николай поясняет, что из обилия чудес, произошедших по молитвам к старцу, были выбраны лишь проверенные, подтвержденные случаи исцеления или какой-либо другой помощи, о которой просил горячим сердцем тот или иной человек. Много таких чудес совершается в наши дни. Но мне хочется привести пример из того времени, когда батюшка был жив.  Протоиерей Леонид Константинов, настоятель Николо-Иоасафовского собора в Белгороде, сообщив, что батюшка вытащил из секты баптистов одну супружескую пару, жившую в Белгороде, продолжает: у той пары была восьмилетняя дочь, страдавшая от тяжкого недуга, – у нее постоянно дергалась щека (следствие шока, перенесенного в детстве). Врачи ничем помочь не могли. Отчаявшись, эти люди поехали к отцу Серафиму, и когда он, уже с трудом передвигавшийся, поддерживаемый под руки духовными чадами, шел в храм на богослужение, из толпы народа выскочила девочка со словами: «Исцели меня, отец Серафим!» Батюшка погладил ее по дергающейся щеке и произнес: «Деточка, я не исцеляю, я молюсь». Вот оно, объяснение сути чудес! На обращения к нему людей старец часто отвечал: «Помолился»... Помолился пламенный молитвенник отец Серафим, и та девочка уже на обратном пути домой к великой радости родителей забыла о своем недуге – свидетельствует протоиерей Леонид Константинов. «Сам ритм его жизни – это молитвенное стояние», – пишет другой пастырь, который служит в Крыму. Настоятель храма святого Архангела Михаила в Алупке протоиерей Валерий Бояринцев хорошо знал батюшку и приезжал к нему со своим семейством решать важные  жизненные вопросы. По его воспоминаниям, у многих людей после общения с батюшкой происходили очень серьезные перемены в жизни. Например, у молодого человека, что спросил старца с тенью вызова, почему теперь никто не идет в священники (это было приблизительно в 1975 году). Батюшка с улыбкой ответил кандидату физико-математических наук: «Вот Вы и идите». Вопрошавшим был не кто иной, как нынешний ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев. Такой же совет получили еще два гостя, сидевших тогда у батюшки за столом, – сотрудник Рублевского музея искусствоведения Александр Салтыков и выпускник физмата МГУ Николай Лихоманов. Протоиерей Александр Салтыков ныне – настоятель московского храма Воскресения Христова в Кадашах, декан факультета церковных художеств ПСТГУ, старший научный сотрудник Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. А Николай... Это епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин (Лихоманов), священноархимандрит Успенского Адрианова мужского монастыря с. Адрианова слобода Ярославской области.

Почему же откладывается положительное решение вопроса о канонизации старца, которого народ Божий давно почитает как святого? Серьезным препятствием стало отсутствие уголовного дела, заведенного на протоиерея Димитрия Тяпочкина в июле 1941 года, когда в Днепропетровской области, где он служил, полным ходом шла «зачистка» территории. С приближением немцев чекисты спешно подбирали всех из списка «неблагонадежных». Следствие «по делу Тяпочкина» велось под бомбардировку областного центра. Затем областной суд перебрался в город Павлоград, где в августе 41-го и был вынесен приговор «врагу народа». По существу – за то, что батюшка молился Богу. Что произошло с архивами, неизвестно. Отец Николай и его помощники разослали официальные просьбы во все учреждения, где могло бы находиться столь необходимое для канонизации следственное дело, – отовсюду пришел отрицательный ответ. Но если представить себе картину: немцы на подходе к Днепропетровску, (а Павлоград в 70 километрах от него), до архивов ли было в такой ситуации? То есть с ними могло случиться что угодно... «Люди видели в нем Святого и донесли в своих искренних воспоминаниях эту его Святость до наших современников, никогда не видевших и не знавших о. Серафима. Но эти “не видавшие, но уверовавшие“ и узнавшие о. Серафима, пребывающего духом в Небесных чертогах, а телом покоящегося у стены Свято-Никольского храма, обращаются к нему, как к живому», – читаем мы в письме протоиерея Николая Германского, написанном им в комиссию по канонизации.  Нам же отец Николай сказал:

– Надо только молиться, и все устроится. Не мы устраиваем. Мы только желаем, чтобы было так, а Господь смотрит и в свое время это нам дает.


Пример отца Серафима в полной мере подтверждает сказанное. Во время тяжелейших лагерных испытаний батюшка продолжал свое пастырское служение – часто исповедовал, крестил, отпевал умерших заключенных. Поэтому и написал он в прошении епископу Курскому и Белгородскому Леониду (спустя годы, ставшему митрополитом Рижским и Латвийским) о том, что скоро исполняется 40-летие его священнического служения. Далее следуют слова: «Иночество стало для меня заветной мечтой, как в годы юности – пастырство. Новые жизненные испытания все более укрепляли меня в осуществлении желания – иночества. И ныне не только желаю, но жажду хотя бы во единодесятый час выйти на делание в иноческом винограднике Церкви Христовой и подражать подвигам тех, кто имеет милость Божию трудиться в винограднике от первого часа (Мф. 20: 1–16). Вместе со святым псалмопевцем Давидом взываю: “Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое” (Пс. 56: 8)». Отец Димитрий, уже служивший в Ракитном, смиреннейше просил Владыку (если не будет нарушения послушания с его стороны, писал он) при постриге дать ему святое имя преподобного Серафима Саровского, которого с детства почитает своим покровителем. А с епископом Леонидом (Поляковым) будущий старец встретился в приемной Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I. Больной, голодный изгнанник пришел к Его Святейшеству просить место: в Днепропетровске уполномоченный по делам религии приказал ему в два дня покинуть город, запретив служить в Днепропетровской епархии. И какой величайшей радостью обернулась, казалось бы, случайная встреча с архиереем, взявшим его к себе в епархию, прочно связанную с именем батюшки Серафима Саровского! И монашеский постриг батюшки был совершен в храме, построенном родителями Преподобного. Хочу повторить вслед за отцом Николаем: «Господь смотрит и в свое время это нам дает».   


Ракитное, Свято-Никольский храм сегодня

Как когда-то Дима Тяпочкин увидел икону батюшки Серафима Саровского и почувствовал, будто отец Серафим заглянул ему в душу и навсегда в ней остался, так и будущий протоиерей Николай Германский, услышав про архимандрита Серафима (Тяпочкина) от одной из духовных дочерей старца, сразу же и безоглядно полюбил, как напишет он в предисловии к вышеназванной книге, «живого носителя той пламенной веры, которой горели святые Апостолы, мученики, преподобные». Николай закончил пединститут, работал в интернате, но Господь поставил его на священническую стезю. Промыслом Божиим он, уроженец Воронежской области, стал служить в том самом Ракитном на Белгородчине, где после сталинских лагерей нашел свое последнее земное пристанище дорогой сердцу батюшка. С ним отец Николай никогда не встречался, но его незримое присутствие на богослужениях, его молитвенную помощь и поддержку во многих делах, в том числе и в воспитании детей он ощущает постоянно. Что касается детей, то их в семье настоятеля семеро. Крепнет, растет и духовная семья Свято-Никольского храма. Многим верующим хорошо известен созданный при нем Духовно-Просветительский центр имени архимандрита Серафима (Тяпочкина). На Международные Серафимовские чтения, что ежегодно проводятся по благословению правящего архиерея, приезжают в большинстве своем те, кто хорошо осознает: лишь Россия может оказывать влияние на процессы, происходящие в мире, потому что именно в нашей стране еще теплится огонек живой веры. В Чтениях принимают участие известные русские и зарубежные ученые (историки, филологи, политологи), священнослужители, писатели, журналисты. Приезжают на форум студенты Белгородских ВУЗов. Одна из главных целей проведения столь масштабного мероприятия в поселке Святого Белогорья – это возвращение исторической и духовной памяти, которая живет в сердце каждого русского человека. Такова цель и духовно-просветительского альманаха «Возвращение», детища отца Николая. Среди авторов альманаха (вышел пока его первый номер) – имена ученых, богословов, известные верующим людям, стремящимся жить не теплохладно: Василий Ирзабеков (статья «Русский язык как Евангелие»), Владимир Аннушкин («Служение Слову и русскому языку в жизни церкви и общества»), Виктор Тростников («Просветить – значит вооружить») и другие.


Что особенно важно: продолжается та серьезная кропотливая работа по сбору материала для канонизации благодатного старца Серафима, что была начата в Свято-Никольском храме много лет назад.

Автор: Нина Ставицкая

Фотограф: Владимир Ходаков

Также представлены архивные снимки Свято-Никольского храма.