«Он носил в сердце большую любовь»

Александро-Невский Ново-Тихвинский женский монастырь

В Екатеринбурге в эти дни завершается традиционная программа мероприятий, осуществляемая в память годовщины убиения святой Царской семьи. Александро-Невский Ново-Тихвинский женский монастырь летом 1918 года своим живым милосердным участием старался хотя бы немного облегчить страдания узников Ипатьевского дома. Нынче незадолго до Царских дней в обители произошло интересное событие, о котором рассказала статья на монастырском сайте.

Год назад мы впервые с большой радостью молились новому святому – страстотерпцу Евгению Боткину, врачу. А в это же время с такой же радостью его прославление праздновали… во Франции. Там живет третье и четвертое поколение потомков доктора Боткина – его правнуки и правнучки, а также их дети. Одна из правнучек, Анна Константиновна, вместе с сыном Георгием посетила недавно Екатеринбург и побывала в нашем монастыре.

Святой Евгений в Екатеринбурге

Святой Евгений Боткин очень дорог для нашей обители. Так сложилось, что именно сестры монастыря были последними, кто оказал на земле милость Царской семье и ее верным слугам. С июня 1918 года послушницы монастыря, по благословению игумении Магдалины (Досмановой), каждый день приносили в Ипатьевский дом свежие продукты: выпечку, овощи, молоко, яйца. Евгений Сергеевич Боткин, как врач и верный друг семьи, в заключении думал только о том, как облегчить положение узников, и особенно беспокоился о здоровье Цесаревича. Он лучше всех понимал, как важно для выздоровления мальчика хорошее питание, и был очень благодарен сестрам за помощь.

Когда содержание узников ужесточилось и сестрам велели приносить только молоко, доктор Боткин пришел к коменданту Ипатьевского дома Юровскому с просьбой, чтобы все же было разрешено по-прежнему приносить разные продукты. Он сказал:

– При вашем назначении в течение двух дней мы получали полностью все приносимое из монастыря, и вдруг мы всего этого лишились, дети так нуждаются в питании, а питание так скупо.

Юровский ответил на это:

– Нужно привыкать жить не по-царски, а как приходится жить: по-арестантски.

Он остался при своем прежнем решении: узникам можно доставлять только молоко. Сестры продолжали каждый день приходить в Ипатьевский дом. В последний раз они принесли молоко 17 июля, когда Царской семьи и слуг уже не было в живых. Согласно устному преданию, послушницы, носившие продукты, тоже были потом расстреляны.

Прошло много лет. Царственные страстотерпцы были прославлены в лике святых. А в 2014 году, по благословению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла, сестры нашей обители начали сбор документов для канонизации верных слуг Царской семьи. И в 2016 году Евгений Сергеевич Боткин был прославлен в лике святых. Вскоре сестрами была написана его икона.

И вот теперь мы с большой радостью приняли в нашей обители правнучку святого страстотерпца Евгения – Анну Константиновну Плюэтт с сыном Георгием.

– Я давно мечтала поклониться местам, связанным с именем моего прадеда, – сказала нам Анна Константиновна, – и очень рада, что познакомилась с русскими храмами и монастырями. Я вижу, что здесь царит только радость и слава Божия.

Вместе с Георгием они побывали в Храме-на-крови, на Ганиной Яме и в Алапаевске.

– Невозможно описать словами чувства, которые испытываешь в этих святых местах: глубокое благоговение и радость, – поделился с нами Георгий.

А в последний день своего визита Анна Константиновна и Георгий встретились с прихожанами нашей обители.

«Претерпевший до конца, тот спасется»

В начале встречи мы вместе вспомнили, каким был святой страстотерпец Евгений Боткин, лейб-медик Императора Николая ΙΙ. Он родился в семье известного русского врача Сергея Петровича Боткина, глубоко благочестивого и верующего человека. В сердце Евгения Боткина с детских лет были заложены многие добродетели: великодушие, скромность и необычайная доброта. Его брат Петр вспоминал: «Он был бесконечно добрым. Он пришел в мир ради людей и для того, чтобы пожертвовать собой… Профессией своей он избрал медицину. Это соответствовало его призванию: помогать, поддерживать в тяжелую минуту, облегчать боль». Служение медика Евгений Сергеевич считал истинно христианским деланием, исполнением заповеди о любви.

В 1908 году Евгения Боткина пригласили на должность личного врача Царской семьи. Он служил семье самоотверженно, с любовью. После революции 1917 года Евгений Сергеевич добровольно остался вместе с Царской семьей до конца: сначала в заключении в Царском селе, затем в Тобольске. Его письма из Тобольска поражают подлинно христианским настроением: ни слова ропота или осуждения, но благодушие и даже радость. Источником этого благодушия была крепкая вера. «Поддерживает только молитва и горячее безграничное упование на милость Божию, неизменно нашим Небесным Отцом на нас изливаемую», – писал доктор.


В апреле 1918 года доктор Боткин вызвался сопровождать Царскую чету в Екатеринбург, оставив в Тобольске своих детей, Татьяну и Глеба, которых горячо и нежно любил. В письме к брату, начатом за неделю до расстрела, он писал: «Ты видишь, дорогой мой, что я духом бодр, несмотря на испытанные страдания, и бодр настолько, что приготовился выносить их в течение целых долгих лет. Меня поддерживает убеждение, что “претерпевший до конца, тот спасется”».

В ночь на 4/17 июля 1918 года Евгений Сергеевич Боткин был убит вместе с Царской семьей в подвале Ипатьевского дома.

Жизнь восторжествовала

Дочь доктора Боткина, Татьяна, в одной из своих книг написала: «Жизнь восторжествовала над смертью». Как ни старались безбожники XX века уничтожить память о Царской семье, вновь в России и по всему миру с любовью повторяют имена Государя, Государыни, их детей и всех, кто был им предан. Дочь доктора Боткина Татьяна стала одной из тех, кто сохранил для потомков память о Царской семье и ее верных слугах. Татьяне Евгеньевне в 1920 году удалось с большим трудом вместе с мужем и ребенком выехать из России, охваченной огнем гражданской войны. Большую часть своей жизни она провела во Франции, где вырастила троих детей и десятерых внуков.


Анна Константиновна рассказала нам о том, как жила Татьяна во Франции, что она говорила своим детям и внукам о Евгении Сергеевиче.

– Моя бабушка Татьяна знала несколько языков и благодаря этому могла преподавать. Этим она зарабатывала на хлеб своей семье. Она имела благородное воспитание и обладала очень утонченными манерами. Она жила верой. Много лет, пока Татьяна Евгеньевна могла ходить, она посещала православный храм на улице Дарю в Париже. И потом, в старости, когда она уже не могла дойти до храма, к ней раз в неделю приходил священник, чтобы исповедать и причастить. Для нас, своих внуков, бабушка каждый год устраивала у себя дома Рождественские спектакли.

Я часто ездила к бабушке в гости, и она всегда мне рассказывала о России, ее истории, о Царской семье. Помню, она рисовала карту России. И конечно, она всегда говорила о своем отце – Евгении Сергеевиче. Я не помню, когда я узнала о том, что мой прадед был лейб-медиком Императора. Мне кажется, я знала об этом всегда, потому что об этом постоянно говорили. Бабушка рассказывала, как ее отец любил Россию и Царскую семью. И эту величайшую любовь она постаралась передать и нам.


Вообще, самое главное, что я вынесла из рассказов бабушки, – это то, что Евгений Сергеевич носил в своем сердце большую любовь. В его семье царила любовь. Его дети очень любили общаться с отцом, друг с другом, вместе проводить время... Даже в самое тяжелое время, в ссылке любовь друг ко другу затмевала для них все тяготы. Бабушка рассказывала, что в Тобольске они провели очень много приятных дней – потому что там они были вместе с отцом.

Я очень благодарна бабушке за то, что она нам передала память о прадеде, о России. Девиз нашей семьи: «Верой, верностью, трудом». Эти слова выбрал Евгений Сергеевич для дворянского герба Боткиных. И большая заслуга бабушки в том, что мы знаем эти слова и что она всех нас старалась воспитать в этих принципах. Я помню, как она подарила мне свой крестильный крестик, который ей купил отец. Я была очень удивлена: «Как, почему мне?» Я очень берегу этот крестик.

Когда доктора Боткина канонизировали, очень многие друзья нашей семьи стали чтить его память. В русской диаспоре во Франции все знают о нем, и для всех он – образец благородства, любви и веры.

Жизнь восторжествовала. Святой страстотерпец Евгений, еще живя на земле, оставил добрый след в судьбах многих людей – многим принес утешение и поддержку, многих научил вере и любви. И сейчас, когда он уже предстоит пред Богом, на земле продолжает приносить благой плод его святая жизнь. Помнят о нем его потомки и вдохновляются примером его благородства. Помнят о нем и многие тысячи православных людей и стараются жить так, как жил он. И будем верить, что его молитвы помогут всем нам на пути спасения. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь
Свято-Троицкая Филиппо-Ирапская пустынь
Иоанновский ставропигиальный женский монастырь в Санкт-Петербурге
Игумения Ангелина (Нестерова)