Основательница Боголюбивой обители

Основательницей первой женской общежительной обители на Калужской земле  Белокопытовского Казанского Боголюбивого монастыря была Александра Евгеньевна Белокопытова. Память о глубоко верующей смиренной подвижнице сохранилась и по сегодняшний день.

Александра Евгеньевна Белокопытова (урожденная Якушкина) родилась в 1820 году в Смоленской губернии, в скромной дворянской семье. Девочка рано лишилась родителей и в семь лет была принята на воспитание в семью своего дяди Богдана Михайловича Лыкошкина, где и жила до замужества. Девочка росла глубоко верующей и духовно окормлялась у старца Авраамия – пустынника, жившего недалеко от села Троицкое, на даче П.Н. Суходольского; это место известно сейчас как «Монахов колодец».

Сестра дяди, родная тетя Александры – монахиня Досифея, в миру – Дарья Михайловна Лыкошина, более тридцати лет подвизалась в Свято-Троицком женском монастыре Севска. Монахиня Досифея духовно общалась со старцем Василием (Кишкиным), с преподобными Львом и Макарием Оптинскими.

Девочкой Александра приезжала к ней в монастырь вместе с дядей на праздники, а после замужества, и особенно после смерти мужа, часто посещала Севскую обитель. Здесь она познакомилась со старцем Макарием Оптинским, который в дальнейшем стал ее духовником.

В 1836 году шестнадцатилетняя Александра вышла замуж за шестидесятилетнего отставного подполковника Ивана Григорьевича Белокопытова, помещика Мосальского уезда Калужской губернии. Иван Григорьевич был вдовцом и проживал в своем имении Петропавловское. Замужество оказалось недолгим. Через пять лет, в 1841 году Иван Григорьевич скончался, завещав супруге все свое движимое и недвижимое имущество.

Александра Евгеньевна, которой на момент смерти мужа едва исполнился двадцать один год, несмотря на юный возраст, не захотела вторично выходить замуж. Духовный отец посоветовал ей устроить в своем имении женскую монашескую общину. Посетив однажды дом духовной дочери, старец указал место, где будут устроены иконостас и клиросы. Кроме того, предсказал, что она не станет настоятельницей образованной ей общины, и назвал ученицу Александры будущей первой настоятельницей монастыря, что в дальнейшем, уже после смерти старца Авраамия, и совершилось.

Советы и наставления по созданию Казанской Боголюбивой общины давал и старец Макарий Оптинский. Александра Евгеньевна вела с ним духовную переписку и сама часто посещала Оптину пустынь. После кончины старца Макария ее духовником стал иеромонах Гавриил (Спасский), помогавший старцу в ведении его обширной переписки.

В 1865 году Александра Евгеньевна обратилась к архиепископу Калужскому и Боровскому Григорию (Миткевичу), ходатайствуя перед ним о разрешении открыть в сельце Петропавловском женскую общину и для богослужения определить священника. В качестве средств, обеспечивающих жизнедеятельность своей общины, молодая женщина передала все свое имение, состоящее из пахотной и сенокосной земли, составляющей в целом 495 десятин, водяной мельницы, большого деревянного дома с хозяйственными постройками и инвентарем.

Указ Священного Синода об открытии общины последовал в 1868 году. К тому времени в обители подвизались около тридцати сестер. Из Оптиной Пустыни для духовного окормления общины был направлен иеромонах Гавриил (Спасский).

Внутреннее устроение обители было очень близко Оптиной пустыни. В одном из писем старца Амвросия Оптинского содержится рассказ об установленном там внутреннем распорядке: «…в два года так устроил там церковный порядок и церковное пение с канонархом, что, по свидетельству благочинного монастырей Калужской епархии отца игумена Моисея, в новой Белокопытской общине лучше поют и читают, чем в старом Калужском монастыре, несмотря на то, что там собралось только еще тридцать два человека».

О внутренней жизни Александры Евгеньевны почти ничего не известно. Ее подвиги были сокрыты от всех, кроме духовных наставников, советам и руководству которых строго следовала подвижница. После открытия общины Александре Евгеньевне было предложено занять должность настоятельницы обители, но по глубокому своему смирению она отказалась ее принять. На должность настоятельницы, как и предсказал ранее старец Авраамий, была избрана рясофорная послушница Феодосия (Синельникова). А Александра Евгеньевна старалась по мере сил своих помогать ей в деле благоустроения обители.

В большой зале барского дома была устроена церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. Казанский образ особо почитался в семье Якушкиных. Сохранившееся предание рассказывает о том, что когда родители Александры Евгеньевны были живы, икону Казанской Божией Матери принес крепостной крестьянин и отдал матери девочки, сказав что нашел эту икону в кухне и не знает, откуда она там взялась. Этот образ был последним родительским благословением Александры Евгеньевны и почитался как чудотворный. После устроения Казанского храма, икону поместили в нем, и перед ней молилась основательница обители.

В 1880 году по ходатайству настоятельницы монастыря монахини Феодосии и его основательницы Александры Евгеньевны было разрешено строительство нового каменного трехпрестольного Казанского храма с приделами в честь Животворящего Креста Господня и в честь Архангела Гавриила.

К 1890 году монастырь был обнесен оградой, возведены 54 каменных строения. Его стали посещать многочисленные паломники, чтобы помолиться у чудотворного Казанского образа Божией Матери, но Александра Евгеньевна уже не увидела всего этого. 7 февраля 1883 года основательница обители мирно отошла ко Господу и была погребена на территории монастыря.

Сейчас над ее могилой установлена часовня в честь Архангела Михаила.

Монастырь просуществовал до 1923 года, после чего был закрыт. В первый год Великой Отечественной войны его строения были разрушены во время массированного артобстрела немецкими войсками. С 2015 года по благословению архиепископа Песоченского и Юхновского Максимилиана началось возрождение обители.


Материал подготовила Анна Фейгина


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ