Игумения Евпраксия (Россет). Под покровом Оптиной пустыни

Варвара Каширина

Игумения Евпраксия, в миру Надежда Александровна Россет, происходила из семьи, вошедшей в русскую культуру благодаря знаменитой представительнице их рода, ее родной тетушке – Александре Осиповне Смирновой-Россет (1809–1882), хозяйке литературного салона, о которой с неизменным уважением отзывались А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, В.А. Жуковский, князь П.А. Вяземский, Н.В. Гоголь и многие другие. 

А.С. Пушкин написал стихотворение «В альбом А.О. Россети», которое ярко рисует ее характер:

   В тревоге пестрой и бесплодной
   Большого света и двора
   Я сохранила взгляд холодный,
   Простое сердце, ум свободный
   И правды пламень благородный
   И как дитя была добра…

С юных лет Александра Осиповна вела дневник по совету преподавателя словесности Петра Александровича Плетнева, рано заметившего в своей ученице литературный талант. Гостиная Александры Осиповны, по словам И.С. Аксакова, была «долго притягательным центром для всех выдающихся писателей, художников, мыслящих деятелей». В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Н.В. Гоголя несколько писем обращено к ней: «Что такое губернаторша» и «О помощи бедным». По дороге в Оптину Пустынь в середине июня 1850 года Н.В. Гоголь и М.А. Максимович останавливались в Калуге у Александры Осиповны, муж которой был Калужским губернатором.

Rosset – фамилия французского происхождения. В средние века в старинных генеалогических книгах фамилия писалась Rousset, а с XVI в. – Rosset. В Версальском королевском дворце находится герб Россетов, относящийся еще ко временам Людовика IX, прозванного «святым», правившего Францией с 1226 по 1270 годы.

Александр, отец будущей игумении Евпраксии, был младшим братом знаменитой Александры Осиповны. По окончании Пажеского корпуса в 1833 году он служил прапорщиком лейб-гвардии Преображенского полка, в 1836 году – поручик, капитан, позднее полковник. После выхода в отставку Александр Осипович поселился недалеко от Козельска и занимал должность управляющего Калужской провиантской комиссией. Александр Осипович скончался в 1851 году и был похоронен в Оптиной пустыни вместе с братом Осипом Осиповичем с левой стороны от паперти собора Введения во храм Пресвятой Богородицы [1].

Дети Александра Осиповича рано потеряли отца. Несмотря на эту потерю, они все получили хорошее и благочестивое воспитание. Две его дочери, Надежда и Мария, в ранней молодости поступили в Белёвский Крестовоздвиженский монастырь.

Когда скончался отец, Надежде Александровне было всего два года. По благословению прп. Макария, знавшего эту семью, в возрасте девяти лет 1 сентября 1859 года она поступила в Белёвский монастырь под руководство мудрой и многоопытной игумении Павлины (Овсянниковой), ученицы оптинских старцев Льва и Макария. Вместе с ней в обитель поступила ее прабабушка Александра Николаевна Офросимова. Уже к Рождеству Надежду одели в послушнические одежды и поставили на клирос. Строго воспитывали в монастыре юную послушницу. Целый год она не видела свою мать, до 18 лет никуда не выезжала, кроме Оптиной Пустыни. В следующем, 1860 году, в монастырь поступила ее сестра Мария Александровна, которая была на год ее моложе.

Тихо и незаметно текло время в святой обители. С 1871 года Надежда Александровна исполняла послушание регента монастырского хора. В 1873 году Надежда Александровна, а в 1880 году и Мария Александровна были определены в число послушниц Белёвского Крестовоздвиженского монастыря. 17 мая 1887 года, несмотря на то, что Надежде Александровне еще не исполнилось требуемых регламентом сорока лет, она была пострижена в мантию с именем Евпраксия и определена на сверхштатную монашескую вакансию. Мария Александровна приняла постриг в мантию с именем Мелания через 10 лет – 2 августа 1897 года.

После кончины в 1904 году игумении Магдалины почти все сестры монастыря желали избрать в настоятельницы монахиню Евпраксию, однако игуменией была назначена монахиня Евгения, бывшая казначея обители, а монахиня Евпраксия 3 декабря 1904 года была назначена казначей.

17 октября 1907 года по указу Святейшего Синода за № 12852 монахиня Евпраксия была назначена игуменией Орловского Введенского монастыря[2]. Но, как верное многолетнее чадо оптинских старцев, она не решилась без их благословения принять это послушание, и поэтому срочно выехала в Оптину Пустынь.

6 ноября 1907 года в Белёвском монастыре был отслужен прощальный молебен, на котором сестры трогательно простились с монахиней Евпраксией. «У многих были видны на глазах слезы, и почти у всех на лицах был отпечаток глубокой печали. Вот и сама матушка, краса монастыря и певческого хора с обычной ей степенной ровной поступью медленно в последний раз переступила порог дорогого ей храма. Чуден, трогателен  и вместе с тем неуловим был ее взор. Глаза всех устремились на нее, а многих оросились обильной слезой. Сдержанное волнение слышалось в храме, но разговора не было слышно. Матушка остановилась на правой стороне игуменского места против чтимой Троеручной иконы Богоматери и отсюда возносила свои молитвы к Царю веков которому одному было известно, что просила она и о чем молилась» [3].

Протоиерей Феломофитский после молебна напутствовал ее на новую должность, сказав, что «трудно ей будет сначала, пока не узнает, не изучит характеры, наклонности и способности сестер новой обители. Затем высказал все, что было замечено им со стороны, как скорбят белёвские сестры. Провожая ее, и утешаются лишь мыслию, что Господь Сам Своими судьбами призывает ее на высокое служение, к которому готовил ее, искушая и испытывая, как злато в горниле; высказал и то, что Белёвская обитель в лице всех своих насельниц, еще радуется и тому, что воспитала такую мудрую, хорошую начальницу, как матушка и дарит ее Орловкой обители» [4].

8 ноября 1907 года, Преосвященный Серафим (Чичагов), бывший в то время епископом Орловским и Севским, на Литургии в Орловском Введенском монастыре возвел монахиню Евпраксию в сан игумении. По словам владыки Серафима на место престарелой заслуженной игумении он искал молодую и энергичную, так как обитель находится в самом центре города, «где много учебных заведений и других учреждений, и потому обитель эта в особенности должна быть светилом и образцом истинно-христианской жизни»[5]. По словам владыки, выбор игумении указал ему Сам Господь, «на игумению же Евпраксию указал, как на исполненную духовного опыта, как на такую настоятельницу, которая добрым словом и сердцем в трудную минуту может заменить настоящую мать»[6].

Однако недолго судил Господь игумении Евпраксии возглавлять Орловский монастырь. Всего один год и пять месяцев – до самой своей кончины, последовавшей 30 марта 1909 года, на второй день Пасхи.

При погребении игумении кафедральный протоиерей М. Смирнов произнес проповедь, в которой вспомнил о том, что игумения Евпраксия над настоятельскими покоями построила бревенчатую светлицу: «Многие недоумевали и соблазнялись при виде этого дела начальницы монастыря… Но теперь, мы думаем, это дело ясно стало. С первых дней поселения здесь, матушку Евпраксию невидимая духовная сила повлекла туда, к небу, из стен и оков этого душного мира… И почившая повиновалась этой силе и готовилась к выходу от зде. Вот что значит эта горница!» [7]

От лица всех сестер монахиня Наталия выразила общую скорбь о потере настоятельницы: «Твоя высокая иноческая нравственность, истинно нелицемерная твоя любовь к нам о Господе, твое задушевное ласковое обращение, – да послужат нам редким образцом монашеского духа. Прощай еще раз, наша родная и добрая матушка, прости и не помяни нашей грубости когда-либо к тебе по нашей неблагорассудительности. Предстательствуй о нас пред Богом в твоих святых загробных молитвах о нас, твоих осиротелых и безутешных чадах»[8].


[1] На памятниках было написано:

Александр Осипович Россет.
Родился 26 октября 1813 года.
Скончался в чине полковника 26 ноября 1851 года.
«Упокой, Господи, душу его с миром».

***

Полковник Осип Осипович Россет.
Родился в 1812 году февраля 15 дня.
Скончался 1854 года марта 20 дня.
«Господи, не вниди в суд с рабом Твоим,
яко не оправдится пред Тобою всяк живый.

Иисусе, надеждо в смерти моей,
Иисусе, животе по смерти моей,
Иисусе, утешение на Суде Твоем,
Иисусе, желание мое, не посрами мене тогда,
Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя.
Грядущего ко Мне не изжену вон.
Человек, яко трава, дние его,
Яко цвет сельный, тако отцветет».

[2] РГИА. Ф. 797. Оп. 77. II отд. 3 ст. Ед. 277.

[3] Тяжелая разлука. Белев, 1907. С. 4–5.

[4] Там же. С. 5.

[5]Павел Афанасьев, свящ. Прощание Преосвященнейшего Серафима в Введенском женском монастыре // Орловские епархиальные ведомости. № 42. 19 октября 1908. С. 1016.

[6] Там же. С. 1017.

[7]М. Смирнов, каф. протоиерей. Поучение при погребении настоятельницы Орловского Введенского девичьего монастыря игумении Евпраксии // Орловские епархиальные ведомости. 5 апреля 1909. № 14. С. 313–317.

[8] Речь, сказанная монахинею Наталиею пред прощанием с почившею игумениею Евпраксиею // Орловские епархиальные ведомости. 5 апреля 1909. № 14. С. 321.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Губкинская епархия Белгородской митрополии
Александро-Невский женский монастырь
Троице-Одигитриевский женский монастырь Зосимова пустынь
Епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря