«Царице Небесной на прославление»

Дальне-Давыдовский женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»

5 мая отметил вторую годовщину своего возобновления Дальне-Давыдовский женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» Выксунской епархии (Нижегородская митрополия). Предлагаем нашим читателям познакомиться с историей обители и с рассказом настоятельницы игумении Руфины (Тарасенко) о сегодняшней жизни сестер.

Женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» в селе Дальнее Давыдово Нижегородской области был основан в феврале 1858 года. Основание этой святой обители было предречено преподобным Серафимом Саровским. В журнале «Нижегородские епархиальные ведомости» за 1903 год был опубликован рассказ об этом пророчестве в изложении протоиерея Николая Фиалковского:

«К концу второй половины XVIII века, когда муромские леса на западной окраине Нижегородской губернии сливались с саровскими, одна только большая дорога с Урала через Муром в Москву прорезала эти дремучие дебри, населенные дикими зверями и лихими людьми.

Вот по этой-то лесной дороге в один из летних жарких дней (1785 года – ред.) по пути к Сарову из Мурома шли два инока. Оба они были еще молодыми, но в подвигах духовной жизни достигшими большого совершенства. Оба были известны народу как люди святой жизни. Это были Саровский инок Серафим и Муромский Антоний.

Дошли они до местечка, называемого Кряжёва Сечь (или Мокрое), остановились и сели отдохнуть на дубовых пнях. Отец Серафим сказал отцу Антонию:

– На этом самом месте, отче, будет женский монастырь, его оснует девица. Она будет людям на посмеяние, а Царице Небесной на прославление. Здесь будет храм во имя Матери Божией "Утоли моя печали"!


 Сказав это, отец Серафим встал и топориком, который он имел обыкновение всегда носить при себе, срубил два дубка. Заострил один из них, и, обращаясь к спутнику, сказал:

– А ты, отче, этот крест утверди!

Отец Антоний утвердил поперечную часть креста. Ямку для водружения креста тем же топориком вырыл отец Серафим. Потом, пропев тропарь Кресту: "Спаси, Господи, люди Твоя…", водрузил крест между кустарниками и снова запел тот же тропарь, поклоняясь кресту. И оба благочестивых спутника вместе снова, в третий раз, запели тот же тропарь, продолжая молиться.

Объятый духовным восторгом, отец Серафим сказал:

– Вот на этом самом месте будет соборный храм!» [1]

Свидетелем пророчества стал крестьянский мальчик, ходивший в это время по лесу и искавший подходящее дерево, чтобы починить сломавшуюся в пути оглоблю. Он дожил до освящения в 1858 году первого храма и поведал обо всем виденном начальнице общины матери Антонии (в миру Вере Ивановне Соколовой). За два года до своей кончины преподобный Серафим рассказал страннице Марфе Артемьевне, которая впоследствии поселилась в Дальне-Давыдовом монастыре, о явлении ему на месте будущего храма иконы Пресвятой Богородицы «Утоли моя печали».


 Первые насельницы появились на месте будущего монастыря в 1845 году во главе со старицей Неониллой – крестьянкой соседнего села Давыдово. Официальное открытие общины состоялось 17 февраля 1858 года. 20 августа 1886 года по ходатайству Преосвященного Модеста, епископа Нижегородского и Арзамасского, Священный Синод Русской Православной Церкви преобразовал Дальне-Давыдовскую женскую общину в общежительный монастырь – с таким числом монашествующих, которое монастырь по своим средствам в состоянии содержать. В соответствии с этим решением Синода возглавлявшая Дальне-Давыдовскую женскую общину с 1875 года монахиня Филарета была в 1887 году возведена Преосвященным Модестом в сан игумении и награждена наперсным крестом. К тому времени в обители проживали сто семьдесят пять монахинь.

Согласно описанию от 1907 года, на территории монастыря, кроме собора в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», находилась еще одна каменная двухэтажная церковь с престолами Всех Святых и Покрова Пресвятой Богородицы. Вероятно, эта вторая церковь заменила первый домовый храм Всех Святых, освященный 2 октября 1858 года.


В 1927–1928 годах монастырь был закрыт. К этому моменту в нем насчитывалось более ста пятидесяти насельниц. Соборный храм во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали» в советское время служил колхозным складом зерна. Придельный храм был разрушен в 1920–1930-х годах. В  Покровско-Всехсвятском храме размещалась восьмилетняя средняя школа. В зданиях обители находились советские учреждения: сельсовет, лесхоз с пилорамой и другие. Многие монастырские постройки, в том числе колокольню, разрушили. Постепенно к концу века всё пришло в запустение, пока жители села не проявили инициативу в восстановлении храма.

Часть сестер и духовенства Дальне-Давыдовского монастыря были репрессированы, сельский священник Апполоний Соколов – расстрелян. После окончательного закрытия обители ее насельницы разошлись по родственникам и окрестным селениям. Точных сведений о них пока нет. Несколько сестер остались жить в Давыдове. Они похоронены на сельском кладбище. Неизвестна судьба последней игумении Рафаилы, которая управляла монастырем с 1918 по 1929 год.

После долгих лет разорения монастырь начал восстанавливаться как скит Выксунского Иверского женского монастыря.

5 мая 2015 года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла он обрел статус самостоятельного монастыря: постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви был образован Дальне-Давыдовский женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» Выксунской епархии. На должность игумении назначена монахиня Руфина (Тарасенко).


Матушка Руфина  рассказывает  о сегодняшней жизни возрожденной обители Царицы Небесной:

 – Дальне-Давыдовский женский монастырь подчиняется епископу Выксунскому и Павловскому Варнаве (Нижегородская митрополия).

 Обитель стала самостоятельным монастырем менее двух лет назад, сейчас у нас менее десяти сестер, очереди на поступление пока нет. У каждой сестры – свой путь в монастырь, но всех приводит Господь. Для того чтобы стать насельницей нашего монастыря, нужно принятие всего монастырского уклада и всех нас, уже здесь живущих.

 Подъем в обители летом в 4.00, от Покрова до Пасхи – в 4.30. Совершается полунощница и монашеское правило. В 6.00 утреня, по окончании – заупокойная лития (в субботу панихида), часы и Божественная литургия. Литургия в монастыре совершается ежедневно, и сестры, не занятые на кухонном послушании, обязательно участвуют в ней. В 11 часов трапеза, послушания, отдых и снова послушания, в 16 часов трапеза, в 17 – вечерня, малое повечерие, монашеское правило, чин прощения.

Монастырь изначально сугубо молился о усопших – это завещание получила основательница нашей обители от святителя Николая в тонком сне. У нас сохранился синодик монахини Досифеи – одной из последних сестер обители. Мы ежедневно совершаем заупокойные литии, в субботу служим панихиду. Такая у нас связь с нашими предшественницами.


Мы все живем в одном доме, вместе молимся в храме, у нас общая трапеза (келейно не вкушаем), поэтому у сестер всегда есть возможность решить свои вопросы и недоумения с матушкой. Откровение помыслов не может быть принудительным, но если какая-то сестра испытывает необходимость открыться и просит об этом, то я уделяю ей время, мы беседуем. Сестры имеют возможность по потребности души исповедоваться у служащих священников и причащаться, обычно это воскресные дни и праздники.    

За трапезой мы читаем, я комментирую или делаю какие-то замечания в соответствии с ситуациями, происходящими в нашей жизни. В кельях сестры живут по одной, кроме новоначальных. Келейным правилом является чтение псалтири и святоотеческой литературы. Пока еще маловата библиотека, надеюсь, постепенно расширится.

 Послушания у нас простые: кухонное, церковное, клиросное, летом – огороды. Мечтаем создать мастерские: мозаику, керамическую, иконописную, швейную (вышивку). Пока «не имам человеков», чтобы это исполнить. На кухне готовит еду в основном три дня одна сестра, затем другая, таких сестер четыре. Две сестры на трапезе (накрывают, моют посуду) – одна неделю, затем другая. Также церковничают попеременно две-три сестры. На клиросе читают все по очереди, поют обученные три-четыре сестры, составляем расписание череды на все послушания.

У нас несколько помощников, зимой – в качестве истопников и дворников, летом они помогают на огороде и других общих послушаниях, выполняют те работы, какие не можем или не успеваем мы. Эти работы не связаны с нашей внутренней жизнью. Монастырь находится в удалении от поселений, и со светскими людьми сестры почти не общаются. Только по послушанию за свечным ящиком. Исключение – когда приезжают паломники и строители, двум сестрам поручается заниматься с ними, проводить экскурсии.

В 2016 году мы принимали в монастыре несколько групп инвалидов и семей с молодыми инвалидами в рамках программы социокультурной реабилитации по проекту «Греческий сад». Сестры совместно с  нашими гостями благоустраивали территорию монастыря. Ежегодно монастырь организовывает и проводит пятидневный крестный ход «Золотая речка» в Кутузовский скит, где покоится основательница наших обителей монахиня Надежда (Неонилла Борисовна Захарова).

У нас есть где жить и молиться – это главное. С Божией помощью будем восстанавливать монастырь, надеемся, Господь пошлет нам единомышленных сестер, благочестивых помощников, жертвователей и благодетелей.


Главное в жизни сестер – это на деле, жизнью, усвоить, что монастырь – это место покаяния. Что это духовная лечебница, в которой живущий внимательно имеет возможность через послушание, совместные труды, молитву, общее житие увидеть в себе греховные болезни и с Божией помощью от них исцелиться. Имеет возможность научиться отсечению своей воли, жертвенности и самоотвержению ради ближних и так приобрести способность стяжать благодать Святаго Духа – что, по слову преподобного Серафима Саровского, и является целью земной жизни человека.

Подробную информацию о Дальне-Давыдовском женском монастыре можно найти на сайте обители: http://d-dmonastyr.blogspot.ru/p/blog-page_27.html.

 -------------

[1] Нижегородские епархиальные ведомости, 1903 г., №9.  С. 335–341.