Добродетель послушания должна быть неотъемлемой составляющей иноческой жизни

Митрополит Почаевский Владимир

Доклад митрополита Почаевского Владимира, наместника Свято-Успенской Почаевской лавры на круглом столе «Добродетель послушания в современных монастырях: практические аспекты» (Воскресенский Новодевичий женский монастырь Санкт-Петербурга, 2-3 июля 2018 года)

Ваши Высокопреосвященства, Преосвященства, ваши Высокопреподобия, досточтимые отцы игумены и матушки игумении, дорогие отцы, братья и сестры!

В этом году мы торжественно отметили 30-летие возрождения монашеской жизни, после закрытия богоборческой властью, в одной из древнейших обителей Святой Руси – Свято-Успенской Киево-Печерской лавре. Именно эта святая обитель и явилась рассадником монашества на Русской земле. Промыслом Божиим иноки этого древнего монастыря, согласно преданию, являются и основателями как нашей Почаевской обители, так и многих других монастырей в пределах нашей земли.

Так как сегодняшняя конференция посвящена добродетели послушания, которая является одной из основополагающих в монашеской жизни, предлагаю вашему вниманию краткий доклад об этой спасительной добродетели и о том, в каком виде она сегодня реализуется в современной монашеской жизни.

Начиная говорить об иноческом житии, нужно обратить внимание на слова святителя Игнатия (Брянчанинова), который сказал, что «монашество есть установление Божественное, при посредстве которого христианство достигает своего высшего развития» [1]. Именно благодаря послушанию и другим добродетелям, человек вступивший на монашескую стезю, при содействии благодати Божией, достигает высокого духовного развития.

Почему именно добродетель послушания так возвышает в духовном плане человека? Если обратиться к первым страницам Библии, а именно к книге Бытия, то увидим, к чему привело непослушание наших прародителей Адама и Евы. Имея доступ ко всем благам райской жизни, они вследствие грехопадения, которое произошло из-за непослушания, лишились всего и были обречены на многотрудную и скорбную жизнь за пределами Рая.

Примером истинного и непрекословного послушания является патриарх Авраам: по повелению Господню он оставляет свое отечество и идет в землю, которой не ведает; готов принести в жертву сына своего Исаака. И Господь за такое послушание вознаграждает его, делая отцом великого народа и отцом всех верующих.

Следует также обратить внимание на нравственные качества Пресвятой Богородицы, среди которых особенно важное место занимают смирение и послушание. Когда приближались дни спасительного воплощения Господа нашего Иисуса Христа, Архангел Гавриил благовествовал Деве Марии нежданную весть, что Она должна быть Той, через Кого, как через лествицу, виденную Иаковом (Быт. 28:12–16), должен сойти Христос. Пресвятая Дева не воспрекословила, но, услышав о важной миссии в Божием Домостроительстве, со смирением отвечала Архангелу: Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1:38).

Так же примером истинного послушания является небесный покровитель нашей обители преподобный Иов Почаевский: покорившись воле Божией, по благословению игумена он перешел из одного монастыря в другой.

Главным же, как для новоначального инока, так и для многоопытного старца, должно являться подражание Христу, Который, согласно словам святого апостола Павла, был послушлив даже до смерти, смерти крестной (см. Флп. 2:8). Именно поэтому святые отцы уделяют так много внимания добродетели послушания, которая должна быть неотъемлемой составляющей иноческой жизни.

Но что есть истинное послушание? Какой смысл вкладывают в него святые отцы? Следует сказать, что послушание – это не только дисциплина или трудовые занятия, но, прежде всего, это «свободное искание воли Божией, возводящее человека в подвиг отречения от своего “я” и являющееся главной причиной преображения его души и достижения святости» [2]. Свт. Феофан Затворник говорит об этой добродетели следующее: «Послушание – есть самая крепкая основа монастырских порядков и даже самого спасения душ в иночестве. Поэтому и начальник общежительного монашества преподобный Пахомий Великий ничего так строго не требовал от своих учеников, как сей добродетели, и не пропускал ни одного случая без наказания, когда кто-либо оказывался нарушителем ее» [3].

Мы должны учитывать то, что мы живем в XXI веке, который по своим стандартам и принципам очень отличается от устоев даже XX века (не говоря уже о традициях дореволюционного времени), и сегодня принцип эгоцентричности укореняется и набирает обороты в своем развитии еще с колыбели. Наверняка нелегко будет так воспитанному человеку, придя в монастырь, отказаться от приобретенных в миру навыков и подчинить себя, свою волю игумену и братии, или сестрам, монастыря.

Следует отметить, что, оставляя мир и решаясь на иноческую жизнь, такой человек приносит в монастырь эти свои навыки и нередко греховные страсти и вредные привычки. И если он не научится смиряться и быть послушным воле Божией, и в первую очередь, игумену и братии, то со временем, он, во-первых, не даст никаких духовных плодов, и к тому же привнесет в монашескую среду некую разрушительную динамику, разрушение монастырских устоев. Монастырь может превратиться в простое общежитие, не имеющее в себе монашеского и вообще христианского духа.

Важно также понимать, что отсечение своей воли – дело нелегкое. Добродетель послушания – это один из высочайших подвигов для того, кто считает, что комфорт и вседозволенность – неотъемлемые атрибуты жизни современного человечества.

Послушание, по словам схиархимандрита Софрония (Сахарова), – наука из наук, высочайшая культура, которая как великая драгоценность хранится в сокровищнице святоотеческого предания и монашеской традиции. Как выражается этот же подвижник: тот, кто не имеет этой добродетели, – послушник – не послушник и монах – не монах.

Невзирая на оскудение духовности не только в монастырях, но и в обществе в целом, мы, всечестные архипастыри, досточтимые игумены и матушки игумении, на кого возложено Церковью послушание по управлению вверенных нам обителей, – должны всецело приложить усилия для того, чтобы пришедшие к нам послушники и послушницы, в особенности молодые, видели в нас самих образ смирения и послушания. Мы должны в первую очередь уяснить для себя, что послушание – это не инструмент управления, а великая добродетель, через которую совершается возрождение человека Духом Святым и покорение воли Божией.

 

Благодарю за внимание.

--------------

[1] Святитель Игнатий (Брянчанинов). Собрание творений в 7 томах. Том VII. Избранные письма. – М.: Благовест, 2013. Письмо № 524 «О вступлении в монастырь».

[2] «Послушание как главная добродетель в монашеской жизни». Доклад игумении Домники (Коробейниковой), настоятельницы Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря города Екатеринбурга, на собрании игуменов и игумений монастырей Русской Православной Церкви (Свято-Троицкая Сергиева лавра, 8–9 октября 2014 года). //Преподобный Сергий Радонежский – возродитель общежительного монашества на Руси. Материалы Собрания игуменов и игумений Русской Православной Церкви. – М.: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви, 2015. С. 74.

[3] Древние иноческие уставы прп. Пахомия Великого, свт. Василия Великого, прп. Иоанна Кассиана и прп. Венедикта, собранные еп. Феофаном. – М.: Изд. Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 1892. С. 33.