Инспекционные поездки остаются востребованными

Игумения Викторина (Перминова)
<p>
<i>Сообщение настоятельницы Богородице-Рождественского ставропигиального женского монастыря игумении Викторины (Перминовой ) на очередном заседании Коллегии Синодального отдела по монастырям и монашеству, состоявшемся 21 марта 2016 года в Свято-Трооицкой Сергиевой Лавре</i>
</p>
<p>
     Позвольте рассказать о состоявшихся в 2015 году инспекционных поездках в епархиальные монастыри и поделиться своими размышлениями о новых целях и задачах.
</p>
<p>
     С января 2015 года по февраль 2016 года состоялась 31 поездка − на 10 больше, чем в прошлый отчетный период. Комиссии Отдела посетили епархии: Рязанскую, Калужскую, Ливенскую, Ханты-Мансийскую, Бишкекскую, Полоцкую, Александровскую, Челябинскую, Екатеринбургскую, Нижегородскую, Саратовскую, Московскую, Брянскую, Ярославскую, Шуйскую, Вологодскую, Мурманскую, Рижскую, Орскую, Самарскую, Липецкую. Целью поездок стало не только открытие новых обителей, но и посещение уже действующих монастырей. Это важно для правильного понимания того, чем живет монастырь: как проходят богослужения, какие отношения складываются между игуменом и насельниками, какие скорби и радости переживает обитель, какие возникают сложности, есть ли чему поучиться у этого братства или сестричества. Опыт других монастырей (как положительный, так и отрицательный) бывает очень полезен. Каждый раз убеждаемся, что не случайно Господь послал в то или иное место, показал, что можно перенять, или вскрыл какую-либо проблему. Во всем этом есть общая польза.
</p>
<p>
     Как показывает практика, чтобы правильно понять, что происходит в монастыре, нужна, прежде всего, чуткость и доброжелательное отношение членов комиссии. За время посещения желательно пожить жизнью монастыря – соблюдать распорядок, посещать богослужения, правила, трапезы, послушания. Благодарение Богу, в большинстве случаев мы встречаем понимание и теплое отношение.
</p>
<p>
     Также целями поездок остаются:
</p>
<p>
     − выяснение возможностей открытия нового монастыря;
</p>
<p>
     − помощь в трудных обстоятельствах, когда в монастыре возникают проблемы, которые уже невозможно решить только своими силами, или имеется претензия или жалоба в адрес обители;
</p>
<p>
     − изменение статуса обителей;
</p>
<p>
     − перенесение монастыря в более благоприятное место;
</p>
<p>
     − и – о чем всегда говорим с сожалением – упразднение монастыря, не имеющего возможностей для дальнейшей жизнедеятельности.
</p>
<p>
     В большинстве монастырей совершаются общее и келейное правила, есть общая трапеза, имеются храмы и помещения, пригодные для жилья, правильно оформлены документы.
</p>
<p>
     В случае поступления жалобы мы пытаемся определить, насколько и чем жалоба обоснована, и чем можно помочь в сложившейся ситуации. Собранная информация подытоживается и составляется рапорт для Синодального отдела по монастырям и монашеству. Далее результаты поездок рассматриваются на заседаниях Священного Синода.
</p>
<p>
     При посещении монастырей мы обратили внимание на следующее: по сравнению с 90-ми годами желающих поступить в монастырь стало меньше, но, тем не менее, приходят как молодые кандидаты, так и люди самого разного возраста. И те из них, кто остается в обители, серьезнее и с большим пониманием подходят к вступлению на монашеский путь, чем поступавшие в обители в 90-е годы.
</p>
<p>
     В основном, во всех обителях отводится достаточный период послушническому искусу, поскольку есть горький опыт пострижения в иночество и в мантию с недостаточной подготовкой. Здесь дело даже не столько в сроке (хотя минимальный срок должен быть выдержан), сколько в том, как именно проводится подготовка, насколько внимателен духовный наставник, доверительны ли отношения между послушником и руководителем и так далее.
</p>
<p>
     Практика духовных бесед игумена с братией – как общих, так и личных – существует или вводится в обителях, и это радует. В некоторых монастырях начальствующие смущаются тем, что не искусны в слове. На этот вопрос, нередко задаваемый нам, отвечаем, что есть материалы чтений и конференций для прочтения на беседах. А можно просто вместе с игуменом читать творения святых отцов или выдержки из святоотеческих творений на актуальные для братии темы, а потом обсуждать прочитанное. И к этой рекомендации в обителях прислушиваются.
</p>
<p>
     Во многих обителях совершаются богослужения суточного круга, если не все, то большая часть. Ежедневно или часто служится Литургия, что зависит от возможностей и количества священнослужителей. Нужно отметить, что, в основном, архипастыри идут навстречу и посылают священнослужителей в монастыри. Особенно это касается женских монастырей, поскольку в мужских обителях есть возможность рукополагать братию. Насельники стараются участвовать в службах и выполнять общее и келейное правило. В каждой обители в этом отношении есть своя динамика, в основном положительная. В большинстве случаев, в обителях существует определенный распорядок, которого насельники придерживаются, − в нем отводится время и молитве, и несению послушаний, и отдыху. В малочисленных монастырях бывает так, что на плечи одного насельника ложится множество послушаний и забот. Но на эту проблему сами монахи смотрят по-разному. Если человек любит Христа и свою обитель, и если искренне желает спастись, то найдет время и для молитвы, и для усердного несения послушания, посоветуется с игуменом, как ему распределить свое время. Конечно же, мы рекомендуем, чтобы и молитвенное правило, и послушания были посильными, но ведь одинаковых «рецептов» нет, и обстоятельства складываются по-разному. Меньше проблем возникает там, где есть доверительные отношения между игуменом и братией, где настоятель – не только администратор, а отец.
</p>
<p>
     В большей части посещаемых обителей организованы занятия духовными предметами, либо насельники посещают занятия в духовных учебных заведениях, и даже где этого нет, − к этому стремятся и готовятся.
</p>
<p>
     Что касается социальной, духовно-просветительской и хозяйственной деятельности обителей, различных производств и мастерских, то у каждой есть своя специфика, а в общем присутствуют все виды деятельности, и ни одна обитель не остается в стороне от служения ближним. При этом каждый монастырь старается быть не просто благотворительной организацией, а полагает в основу жизни молитву и монашеское делание, и на этом основании созидает и свое служение ближним. Когда нас спрашивают, как сочетать уединенную молитвенную жизнь и социальное служение, мы рекомендуем следовать средним, «царским» путем, при котором насельники придерживались бы распорядка обители и всё совершали бы за послушание игумену.
</p>
<p>
     Проблемы хозяйственные и вопросы оформления документации в обителях, по милости Божией, решаются, но, как все уже давно понимают, это далеко не главные трудности. Главное – создать обитель как единый, живой организм, в котором правила монашеской жизни – это не формальность, а духовная поддержка. Здесь многое зависит от игумена, и, по милости Божией, руководители монастырей это понимают. Но воплощать этот идеал трудно (знаю по собственному горькому опыту), потому что и сам игумен научается всему, и воспитание братства совершается не в один день. Но в любых трудностях, как мы знаем, есть польза, так как они способствуют духовному возрастанию в терпении, смирении и любви, которым мы, в основном, учимся в испытаниях. И главной задачей комиссий является посильная помощь в данных трудностях и духовная поддержка обителей и монашеских общин.
</p>
<p>
     Поэтому нам хотелось бы, чтобы посещения монастырей не воспринимались обеими сторонами как посещение внушающих страх «ревизоров из центра», перед которыми нужно отчитаться о своих достижениях. В формальной проверке ни для кого смысла нет – формальные выводы можно сделать и из центра, никуда не выезжая. Смысл поездки в том, чтобы понять, как реально обстоят дела, установить живой контакт, братские отношения и попытаться действительно помочь, поделиться опытом или же почерпнуть опыт.
</p>
<p>
     Радует, что открываются новые обители, что действующие монастыри стремятся к правильным духовным ориентирам. Проблем, конечно же, не стало меньше, но, благодаря монашеским конференциям, чтениям, встречам с духовными наставниками, уже возникает понимание, как эти проблемы решать. Не всегда есть согласие с тем, что говорится или советуется, к тому же и двух одинаковых обителей нет, но есть те общие евангельские и святоотеческие принципы, которые всех нас объединяют. Есть общие проблемы, потому что наши духовные болезни одинаковы. Если какие-то из проблем «вскрылись» и решены – это также важный результат деятельности комиссий.
</p>
<p>
     Не нужно ждать, что проблема решится сразу: сказали, посоветовали – и тут же всё наладилось – так не бывает. Нужно время, работа над собой, терпение и труд. Например, есть сложности в отношениях между игуменом и братством. Не сразу эти отношения налаживаются. Не бывает однозначных ответов и готовых рецептов на все случаи жизни. И ни одной стороне, в том числе и нам, не нужно надеяться на то, что мы такой «рецепт» знаем, но действовать с молитвой и чуткостью. Понятия людей не меняются в одночасье – это долгий процесс воспитания. И, на самом деле, решение каждой проблемы зависит от нашего внутреннего состояния, потому что именно такая проблема ниспослана нам, а не кому-то другому. И важно довериться Богу и тем, кто обладает большим опытом, и иметь желание решить любой спорный вопрос в духе христианской любви.
</p>
<p>
     По результатам поездок 2015 года можно сказать, что количество монастырей увеличивается, хотя все знают, что важнее не количество, а качество. Но и в отношении качества есть положительные изменения. Углубляются понятия насельников обителей, становится более серьезной подготовка верующих людей, создающих монастыри. Появляются базовые понятия – о соблюдении евангельских заповедей и монастырского устава, послушании, посещении богослужений, участии в Таинствах, молитвенном правиле, о братском отношении друг ко другу. Иногда происходит так, что, при материальных возможностях, и даже следовании некоторым монашеским правилам, людей в общине ничто не объединяет, они не готовы отказываться от своей воли. Здесь нужно отметить большое значение стажировки будущих настоятелей в благоустроенных монастырях. Когда по каким-либо причинам члены комиссии пришли к выводу, что монастырь еще не состоялся, вопрос через какое-то время может быть рассмотрен повторно.
</p>
<p>
     В завершение сообщения можно сделать вывод, что поездки остаются востребованными. Во-первых, всегда лучше увидеть происходящее на месте и пообщаться со всеми участниками, чем составлять мнение издалека, только по письменному отчету и различным документам. Во многих случаях на месте можно увидеть и прочувствовать ситуацию совершенно по-другому. Во-вторых, укрепляются внутрицерковные связи, крепнут братские отношения между обителями. В-третьих, монастыри знают, куда и к кому им обратиться со своими проблемами, трудностями. В процессе общения проблема лучше видна и комиссии, и самому монастырю, обе стороны могут высказаться, обменяться опытом. Когда человек высказывается, он сам начинает видеть свои ошибки, понимает, в чем он неправ. Живое общение всегда полезнее: оно обогащает и нас, и собеседников, открывая друг другу людей с неизвестной стороны.
</p>
<p>
     Наблюдая за возникновением и жизнью монастырей, мы анализируем их опыт и обогащаем собственный. На мой взгляд, всегда актуально слово Спасителя «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними». И во время поездок и встреч каждой стороне важно это помнить.
</p>
<p>
     Также многие наши ошибки проистекают от одностороннего видения проблем, от того, что мы порой не можем поставить себя на место другого человека, либо наш опыт кажется нам достаточным или единственно возможным, а это не так. Если жизнь обители проходит в святоотеческом духе и соблюдаются общие принципы монашеской жизни, то почему же обители должны быть похожи одна на другую, и почему у монастыря не может быть своего лица и каких-либо особенностей, не отступающих, а развивающих и умножающих этот дух? И все, кто желает, с Божией помощью могут найти спасение на монашеском пути и обитель, где они могли бы подвизаться. Важно иметь правильную цель – Царствие Божие и стремиться к монашеским идеалам.
</p>
<p>
     Самым главным результатом мне видится желание подражать добрым примерам. Господь дарует нам, особенно в настоящее время, воспользоваться возможностью и реализовать свое стремление к духовной жизни и к монашеству, чтобы приблизиться к Богу в единении с нашими ближними.
</p>